Казаки, дружинники и другие охранители общественного порядка часто оказываются в центре скандалов. Зачем они вообще нужны, когда есть полиция?

В большинстве российских регионов прав у дружинника ненамного больше, чем у обычного гражданина. Он может применить оружие или силу, если ему или окружающим угрожает опасность, но это в принципе может любой. Может доставить человека в полицию, но тогда придется доказывать, что тот совершил уголовное преступление. Не административное правонарушение — выругался в общественном месте, а именно преступление. Может сделать человеку замечание, и тот должен подчиниться, но только если замечание законное.

Все это записано в законе «Об участии граждан в охране общественного порядка», который вступил в силу три года назад. Закон един, но трактуют его в разных местах по-разному.  В одних регионах дружинников используют «вместо мебели» при охране разрешенных массовых мероприятий. А в других они активные: то оппозицию побьют, то выставку закроют.

Кого берут в дружинники

Принять участие в охране общественного порядка может любой россиянин, если у него самого нет проблем с законом (судимость, уголовное преследование), он не наркоман, не алкоголик и не имеет двойного гражданства.

Желающий должен вступить в соответствующую организацию — добровольную народную дружину или объединение правоохранителей — в казачье общество, например. Такую организацию может зарегистрировать кто угодно, но она должна быть внесена в специальный реестр МВД.

В москве рядовым дружинникам дают только бесплатный проездной, а в Краснодарском крае казакам платят приличные деньги

В основном дружины создаются региональными и местными властями в союзе с МВД. Организаторы пытаются воспроизводить советскую модель — договариваться с руководством вузов и крупных компаний. Это работает в больших промышленных городах, где продолжают действовать предприятия, разделяющие с местной властью ответственность за социальную сферу, скажем, в Череповце (Вологодская область), Набережных Челнах, Нижнекамске (Татарстан), Нижнем Тагиле (Свердловская область). Предприятие мотивирует рабочих участвовать в охране общественного порядка либо деньгами, либо отгулами.

Однако такая роскошь в виде крупной компании, готовой помогать властям, есть не везде. В большинстве регионов приходится привлекать бюджетников — сотрудников городской администрации, работников ЖКХ.

Полицейские невысоко ценят помощь дружинниковФото: PhotoXPress.ru

Полиция мобилизует в дружину сотрудников частных охранных предприятий. Например, в Петербурге в нескольких районах действуют автопатрули фирмы «Титан». А в Самарской области и в Татарстане практикуют «офицерские патрули», когда в качестве дружинников на улицы выходят сотрудники МВД.

На юге России (в Ростовской области, Краснодарском и Ставропольском краях) добровольными помощниками полиции чаще всего становятся казаки. Так, в Краснодарском крае еще в 2002 году был принят закон «О привлечении к государственной и иной службе членов казачьих обществ Кубанского казачьего войска». А окончательно движение оформилось в 2008 году, когда новый войсковой атаман Николай Долуда подписал соглашения о сотрудничестве с администрацией региона и с региональными представителями МВД, ФСБ, МЧС и другими.

Краевая администрация обязала муниципалитеты выделить казачьим обществам помещения, было сформировано 44 казачьи дружины. Уже тогда количество казаков, на постоянной и платной основе участвовавших в охране правопорядка, составляло около 1,5 тысячи человек. В 2008 году войско получило от властей 35 миллионов рублей, в 2013 году эта сумма выросла до 650 миллионов. Казаки стали получать за патрулирование приличные деньги — 21 тысячу рублей в месяц (всего на четверть меньше, чем полицейский).

Иногда дружины возникают не сверху, а снизу. Обычно так бывает в городах, где полиции мало, а проблем с охраной общественного порядка много. После какого-нибудь ЧП волонтеры организовывают, например, родительские патрули возле школ. Но чтобы такие дружины стали постоянными, нужна поддержка властей и наличие подходящих кадров — бывших военных, тех же казаков и тому подобное.

В таких дружинах участвуют и различные группы активистов: старшие по подъездам, по дому, по улице, представители ветеранской общественности, пенсионеры МВД, бывшие военнослужащие, просто неравнодушные граждане («бабушки», «пенсионеры»).

Кому нужны дружинники

Полицейское руководство, разумеется, отзывается о дружинах хорошо.  Да и не может быть иначе — ведь именно оно отвечает за организацию дружин. В условиях кадрового дефицита дружинники позволяют достичь массовости нарядов и оцеплений.

Обычные же полицейские — участковые, патрульные — от дружинников не в восторге, а ведь именно они с дружинниками работают. Помощь дружинников (особенно женщин) часто воспринимается как неэффективная.

Во-первых, многие говорят, что в патруле приходится думать не о деле, а о безопасности дружинников. Для патрульного или участкового наличие в рейде гражданских лиц, часто слабо подготовленных физически, — лишняя нагрузка. Широко распространено мнение о том, что дружинник «может рук из карманов не вынимать» и нужен в патрулировании только для массовости.

Во-вторых, работа с дружинниками оборачивается для полицейского дополнительной бумажной отчетностью, которую с него требует начальство: нужно написать рапорт, подробно указав в нем маршрут патрулирования или выполнение рейдовых мероприятий, подсчитать и отразить в бумагах количество составленных протоколов. Если совместно с дружинниками было раскрыто уголовное дело, то надо оформить справку у начальника отделения полиции.

полицейские говорят, что дружинники помогают им мало, а проблем создают много

В каждом отделе полиции ведутся журналы выходов, графики и прочее. Часто на эту бумажную работу приходится отвлекать одного из участковых. И не делать этого нельзя: проверяющие из регионального главка в первую очередь спрашивают именно эти документы.

В-третьих, дружинники (особенно из числа местных активистов) нередко проявляют инициативу, которая оборачивается для полицейского дополнительной и не учитываемой начальством («пустой») нагрузкой, — например, вызывают участкового, чтобы он решил, что делать с бомжом на улице.

В-четвертых, начальство участкового и патрульного рассматривает дружинников как один из каналов общественного контроля. Предполагается, что при гражданских лицах сотрудники полиции не позволят себе ничего лишнего с задержанными или допрашиваемыми. Полицейским это не может нравиться. Правда, соприкоснувшись с реальной жизнью полиции, дружинники в смысле репрессивности тоже быстро становятся профессионалами.

Казачья дружина в Москве — лишь одна из многихФото: Антон Новодережкин/ТАСС

Однако есть полиции от дружинников и польза. Гражданского помощника можно оформить свидетелем в протоколе об административном правонарушении, а это повышает шансы, что протокол пройдет «прокурорский» фильтр. Нередко дружинники привлекаются в качестве понятых. И, наконец, иногда активистов используют в рейде как провокаторов правонарушений — например, при покупке алкоголя во внеурочное время. Хотя собственно к охране общественного порядка, для которого создана дружина, все это не имеет отношения.

Во что обходятся дружинники

В материалах правительственной комиссии по профилактике правонарушений указано, что в 2016 году региональные и местные бюджеты выделили на дружины 830 миллионов рублей. Очевидно, что эта цифра не учитывает даже все официальные траты.

Возьмем для примера самую массовую — Московскую городскую народную дружину, в которой числится около 20 тысяч человек. Эта дружина выстроена как полиция — по линейно-территориальному принципу: головному штабу подчиняются штабы округов Москвы, которым, в свою очередь, подчиняются порядка 130 территориальных представителей. При каждом отделе внутренних дел сидит на зарплате гражданский сотрудник, основная задача которого — организовать около 100 добровольцев.

Кроме того, есть в Москве и специализированные дружины. Самая старая из них — дружина, содействующая регулированию дорожного движения. Есть социальная дружина, нацеленная на работу с бездомными и состоящая де-факто из работников социальных служб, участвующих в патрулировании в свое рабочее время. В 2012 году создана дружина по контролю за миграцией. Годом ранее была организована специализированная казачья дружина.

полиция  использует дружинников в качестве свидетелей, понятых и провокаторов

В 2016 году головной штаб получил 100 миллионов рублей, которые пошли на зарплату сотрудникам и на содержание помещений. Рядовым членам дружины денег не платят, однако им положен бесплатный проезд в городском транспорте за три выхода по четыре часа в месяц. Большинство дружинников приходят именно за проездным. Сколько московский бюджет тратит на бесплатный проезд 20 тысяч дружинников? Единый на месяц стоит 2550 рублей — мы получаем плюс к официальным 100 миллионам финансирования организации еще больше 600 миллионов рублей.

Читайте также Казак из северной станицы Андрей Поляков проделал путь от пивного короля до казачьего атамана. Об удивительных виражах в жизни и взглядах новоявленного патриота рассказывает Максим Мартемьянов

И так устроено не только в Москве. По выражению Вячеслава Харламова, одного из руководителей штаба народной дружины столицы, «взаимоотношения дружинника с властью — это всегда гласный или негласный социальный контракт».

Предприятия, на которых работают дружинники, иногда рассчитываются с ними деньгами, но чаще — отгулами (которые стоят компании денег). Региональные и местные власти — разными льготами вроде бесплатного проезда (в Москве) или скидки на оплату коммунальных услуг (например, в Костроме). Кроме того, бюджет оплачивает выпуск удостоверений, формы, повязок, жетонов и прочее. Во многих регионах есть страхование жизни дружинника. Плюс зарплаты оргработников. И бонусом — бумажная работа полиции по документированию работы дружин.

Автор — социолог, проводила исследования полиции в Институте проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Другие статьи рубрики «Такая Россия» 

Сохранить


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!