Для 63% заключенных тюрьма стала домом

Фото: Интерпресс / PhotoXPress.ru

Типичный российский заключенный — мужчина за 30, на воле был безработным, а сел — за наркотики. Сидит он не впервые, трое из пяти — рецидивисты

Тюремное население

Россия — это все-таки Европа. Такое утешительное предположение можно сделать, посмотрев на тюремную статистику. В то время как в большей части мира тюремное население за 15 лет (2000-2015)  выросло, в Европе оно сократилось на 21%. А в России с 2000 года сократилось практически вдвое: на 1 июня 2017 года в учреждениях Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) содержалось 618 тысяч человек.

Плохо то, что Россия все равно находится по этому показателю на одном из первых мест в мире — ее опережают только США (с более чем трехкратным отрывом), Китай и Бразилия.

Еще хуже, что Россия входит в двадцатку мировых лидеров и по доле тюремного населения — на 1 июня 2017 года этот показатель составил 428 заключенных на 100 тысяч человек. Конечно, до США с их 666 далеко, но в Европе, где средний показатель составляет 134,2, Россия хуже всех и однозначно выглядит как «полицейское государство».

Источник: World Prison Brief, Institute for Criminal Policy Research 

Наказание до суда

Аналогичная ситуация с заключенными, чья вина (или невиновность) еще не установлена судом. В России 108 тысяч человек в ожидании суда сидят в следственных изоляторах (СИЗО) или подразделениях, функционирующих в режиме следственных изоляторов (ПФРСИ).

Этот показатель тоже снижается, но мы все равно входим в первую десятку в мире (возглавляют ее США — 467 тысяч). А по доле населения в предварительном заключении — 75 человек на 100 тысяч — в Европе мы уступаем только Албании.

Источник: World Prison Brief, Institute for Criminal Policy Research

Содержание под стражей — самая строгая мера пресечения, которую можно применить к обвиняемому. Более мягкие — домашний арест, подписка о невыезде, залог и другие. Но когда следователь просит посадить обвиняемого под замок, российский суд не может ему отказать — он вообще почти всегда и почти во всем согласен со следствием.

Для следователя арест — удобная вещь. Следователь получает эксклюзивный доступ к арестованному, может влиять на условия его содержания и т. д.

Защитникам, наоборот, попасть в СИЗО нелегко. Например, адвокат Илья Новиков, известный по делу бывшей военнослужащей Украины Надежды Савченко, рассказывал о лотерее, которая проводится в СИЗО «Лефортово» по пятницам. Адвокаты разыгрывают свидания со своими клиентами. Не выиграл в эту пятницу — жди следующей.

В предварительном заключении человек в России может просидеть несколько лет, а в среднем в начале 2000-х проводил пять месяцев. СИЗО — это учреждение с камерным типом содержания, по сути — тюрьма, один из самых суровых режимов наказания (не говоря о перенаселенности российских СИЗО). И этот режим получают все арестованные, вне зависимости от статьи Уголовного кодекса.

Поэтому большинство арестованных признают свою вину и соглашаются на рассмотрение дела в особом порядке (фактически без судебного разбирательства). В целом в России особым порядком идут 67% уголовных дел, а свою вину признают более 90% обвиняемых. Это ускоряет процесс и позволяет человеку побыстрее отправиться из тюрьмы в колонию, где режим помягче.

Кроме того, установлено, что судьи чаще приговаривают к лишению свободы тех, кто был арестован до суда. Психологически это объяснимо: раз один судья человека уже посадил, как другому его выпустить?

Меньше преступников — меньше заключенных

Как бы то ни было, тюремное население в России быстро сокращается. Почему?

Главное объяснение состоит в том, что в России падает преступность. При всей недостоверности криминальной статистики, которая показывает легкие для расследования преступления и прячет трудные, тренд она указывает верный. Число преступлений сокращается, а за ним следует и число заключенных.

При этом доля подсудимых, которых приговаривают к реальному лишению свободы, лишь незначительно снизилась с 35% в 2010 году до 30% в 2016 году.

Источники: Генеральная прокуратура РФ, МВД РФ, World Prison Brief, Institute for Criminal Policy Research

Число заключенных снижают также амнистии и условно-досрочное освобождение. Но оба механизма используются все реже.

Так, по крупнейшей в истории новой России амнистии 2000 года к 55-летию Победы на свободу вышли 206,2 тысяч человек, в 2001 году были амнистированы 32 тысячи женщин и несовершеннолетних заключенных, а 70-летие Победы дало повод освободить 34,5 тысячи человек. Но большинство амнистий касались куда меньшего числа заключенных.

Условно-досрочное освобождение тоже применяется все реже: если в 2006 году из колоний для взрослых вышла 121 тысяча человек, то в 2016 году — всего 54 тысячи (включая замену лишения свободы более мягким наказанием). Одна из причин этого — изменение законодательства: суды стали требовать для условно-досрочного освобождения полного возмещения вреда, нанесенного потерпевшему.

Портрет заключенного

Последняя «тюремная» перепись проводилась в 2009 году. Ниже я использую эти данные без специальной ссылки и постараюсь дополнить их более свежими.

Прежде всего российский заключенный — на 92% мужчина. Доля женщин составляет около 8% (это немало, для сравнения: в среднем по Европе — 5,3%, в США — 9,7%). Как и во всем мире, в России женщин сажают реже — есть смягчение и отсрочка наказания для беременных и для женщин, воспитывающих детей до 14 лет.

Примерно треть заключенных — люди 30-39 лет. Это по-европейски: медианный возраст заключенного в Европе — 36 лет.

Источник: ФСИН РФ

Треть заключенных не имеет среднего образования, больше трети имеют только среднее образование.

Источник: специальная перепись 2009 года.

50% осужденных к лишению свободы официально не работали, но и не числились как безработные. 32% на воле были рабочими.

Подытожим: заключенные в основном — плохо образованные, безработные люди. Благополучные россияне в полицию, в суд, а тем более в тюрьму попадают редко, да и сама система их избегает.

За что сидят

Наиболее распространенные преступления среди осужденных в нашей стране — это преступления, связанные с наркотиками — 27%, убийства — 26% и  кражи — 15%.

Большая часть заключенных сидит не впервые — это рецидивисты. 63% заключенных, содержащихся в исправительных колониях для взрослых, попали сюда во второй, третий и так далее раз. Жизнь таких людей превращается в замкнутый круг: отсидел — вышел (ни работы, ни профессии нет) — сел снова. Тюрьма становится для них домом.

Вероятность повторного совершения преступления зависит и от длительности пребывания человека в заключении. Считается, что пять лет — это некий порог невозврата к «вольной» жизни, так как человек уже социализировался в тюремном мире, научился жить по другим правилам и забыл, как жить нормально.

Между тем у 53% заключенных российских исправительных колоний срок превышает пять лет, в том числе у 18% — 10 лет. А сроки меньше года имеют примерно 3%.

В Европе распределение по срокам другое: больше пяти лет получают около 40%, больше 10 лет — 11, 4 % (при том, что в этих цифрах учтена и Россия).

Автор — социолог, магистрант ЕУСПб

Другие статьи рубрики «Такая Россия» 

 

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких Дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Материалы по теме

Помогаем

Дом слепоглухих Собрано 1 294 958 r Нужно 1 351 750 r
Последняя помощь Собрано 27 558 352 r Нужно 30 020 000 r
Центр «Сёстры» Собрано 7 367 301 r Нужно 8 999 294 r
Гостевой дом Собрано 2 105 736 r Нужно 2 988 672 r
МойМио Собрано 7 504 849 r Нужно 11 055 000 r
Защити себя сам Собрано 157 550 r Нужно 259 800 r
Живой Собрано 6 036 587 r Нужно 10 026 109 r
Такие дела Собрано 42 095 428 r Нужно 83 714 000 r
Право матери Собрано 1 081 356 r Нужно 3 277 371 r
Всего собрано
343 217 317 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: