Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Как мужчины стали новобранцами

Фото: AKG/North Wind Picture Archives/East News

Александровская военная реформа дала государству современную армию, а солдату  — шанс вернуться домой человеком

«Мысли невоенного о наших военных силах»

Осенью 1870 года член Государственного совета Российской Империи, бывший министр внутренних дел Петр Валуев вернулся домой из-за границы, где он стал свидетелем быстрого разгрома прусской армией французов. Валуева поразила быстрота, с какой прошла мобилизация в Пруссии: она началась 16 июля, и меньше чем за три недели полумиллионная армия была переброшена к границам с Францией. Уже 6 августа пруссаки нанесли серьезное поражение французским войскам, а 1 сентября они одержали решающую победу при Седане и пленили французского императора Наполеона III. Разгром Франции в этой войне был во многом предопределен именно быстротой мобилизации прусской армии.

Своими впечатлениями Валуев поделился с военным министром Дмитрием Милютиным и по его просьбе составил записку «Мысли невоенного о наших военных силах», которую Милютин передал Александру II. В этой записке Валуев указал на главную причину столь успешной мобилизации — систему комплектования на основе всеобщей воинской повинности. Благодаря этой системе, писал Валуев, «значительная часть населения страны проходит через школу военной службы», которая в свою очередь «становится одною из форм элементарного народного образования». «Безопасность России, — заключал Валуев, — требует, чтобы ее военное устройство не отставало от уровня военных сил ее соседей», но это было достижимо «только при такой системе, которая допускала бы наивозможно меньшее наличие войск в мирное время, при наивозможно большем наличии во время войны». На этой записке император начертал резолюцию, обращенную к Милютину: «Совершенно совпадает и с твоими, и с моими собственными мыслями, которые, надеюсь, и будут проводиться в исполнение». Таким образом был дан ход реформе, идею которой давно вынашивал военный министр.

Даже о смерти Николая I русские воины в Крыму узнали от своих противников: телеграф работал быстрее, чем фельдЪегерская почта

Реформа комплектования армии на основе всесословной воинской повинности стала по сути заключительным актом в цепи преобразований в русской армии, проводимых в 1860–1870-х годах. Необходимость реформ была вызвана поражением России в Крымской войне. Она обнаружила отсталость русской армии в нескольких аспектах, прежде всего в вооружении. В то время как противники России — Англия и Франция — имели на вооружении нарезные винтовки, обладавшие и большей дальностью, и большей точностью стрельбы, русская армия на 95% была вооружена гладкоствольными ружьями.

Устаревшими были способы комплектования на основе рекрутской системы: для мирного времени численность армии была огромной, но в военное время не было возможности увеличить ее за счет обученного запаса.

Не отвечали современным требованиям и коммуникации: состояние дорог было таково, что русская армия, которая вела боевые действия на своей территории, снабжалась медленнее и хуже, чем ее противники, для которых театр военных действий был удален на тысячи километров. Уже непосредственно в Крыму они выстроили железную дорогу, по которой подвозили необходимые припасы от порта к осадным позициям. Даже о смерти Николая I русские воины в Крыму узнали от своих противников: печальное известие пришло к англичанам и французам по телеграфу быстрее, чем фельдъегерской почтой в осажденный Севастополь.

Вступив в должность военного министра, Дмитрий Милютин уже через два месяца представил программу реформФото: Wikimedia Commons

Офицер, историк, реформатор

Необходимость модернизации армии была очевидной. Но приступили к ней только тогда, когда в 1861 году военным министром был назначен Дмитрий Милютин, брат известного деятеля освобождения крестьян Николая Милютина. К моменту назначения 45-летний Дмитрий Милютин зарекомендовал себя как высокообразованный, опытный офицер. Выпускник, а затем и профессор Императорской военной академии, автор исторического труда, посвященного Итальянскому походу Александра Суворова, участник боевых действий на Кавказе, он дослужился до должности начальника штаба Кавказской армии.

Кроме того, вместе со своим братом Николаем он входил в сложившийся к середине 1850-х круг государственных и общественных деятелей — сторонников либеральных преобразований. Вместе они состояли в Русском географическом обществе — центре притяжении просвещенных чиновников под покровительством либерального великого князя Константина Николаевича, вместе хаживали в салон великой княгини Елены Павловны, где встречались с профессорами и публицистами, критически относившимися к сложившейся политической и социальной системе.

Всего через два месяца после вступления в должность министра Дмитрий Милютин представил императору программу преобразований. Она включала в себя реформы в области комплектования армии, организации военной промышленности, боевой подготовки войск, военного образовании, системы управления всем военным ведомством.

 Военно-окружная система, введенная в российской империи, оказалась так хороша, что пережила ссср

Как высокообразованный штабист, кабинетный ученый и опытный администратор, Милютин начал преобразования именно с административной реформы, предполагая, что создание эффективных институтов управления обеспечит решение и других вопросов, связанных с развитием армии. Основой его административной системы стала военно-окружная реформа, в ходе которой страна была разделена на 15 военных округов, и каждый из них стал самостоятельной административно-хозяйственной единицей. Во главе округов стояли командующие, которым подчинялись все воинские части и все военные учреждения округа. Благодаря этой реформе военное министерство было освобождено от многих мелочных обязанностей, и военное управление было в значительной степени децентрализовано, что повысило его оперативность. Военно-окружная система управления доказала свою эффективность временем. Она пережила не только Российскую империю, но и СССР и была реформирована в конце 2000-х.

Еще до того, как Милютин стал министром, первоочередной задачей Военного министерства сразу по окончании Крымской войны было сокращение армии, поскольку содержание миллионного войска в мирное время ложилось непомерным бременем на истощенные войной финансы. Часть солдат отправлялась в бессрочный отпуск, чтобы в случае необходимости их можно было призвать на службу и тем самым обеспечить армию уже обученными воинами. К 1867 году численность войск сократилась до 740 тысяч человек, и, по утверждению Милютина, до этой цифры «русская армия не доходила еще никогда в течение последних 25 лет». В случае же войны армия должна была увеличиться до 1150 тысяч человек, то есть на 55%. В то же время Пруссия и Австрия могли увеличить свои войска при развертывании более, чем в три раза. Поэтому Милютин настаивал на коренном пересмотре системы комплектования армии.

Шесть лет в армии, семь лет во флоте

Впечатления Петра Валуева от мобилизации прусской армии во время Франко-прусской войны окончательно убедили Александра II в правоте военного министра. За три года был разработан и обсужден в прессе и в государственных учреждениях проект новой системы комплектования армии, и 1 января 1874 года был опубликован манифест о введении в России всесословной воинской повинности.

Отныне к службе в армии в качестве нижних чинов привлекались не только податные сословия (крестьяне, мещане), но и представители сословий привилегированных, в том числе дворянства. Срок службы новобранцев в армии определялся в шесть лет в сухопутных войсках и семь лет во флоте, после чего отслужившие в армии зачислялись в запас на девять лет, а во флоте — на три года. Освобождение от повинности давалось только по состоянию здоровья или по семейному положению (например, единственному сыну при нетрудоспособных родителях). Поскольку контингент годных к службе значительно превосходил потребности армии, то призывники тянули жребий, и одни шли на действительную службу, а «счастливчики» сразу зачислялись в запас.

Воспитанникам разных учебных заведений предоставлялись отсрочки до окончания учебы, а их выпускникам — существенные льготы. Так, окончившим начальные училища срок действительной службы сокращался до четырех лет, после окончания гимназии служить было нужно только полтора года, а выпускники университетов служили всего полгода. Если же получившие образование призывники не тянули жребий, а поступали на действительную службу вольноопределяющимися, то этот срок сокращался вдвое.

Поскольку контингент годных к службе значительно превосходил потребности армии, призывники тянули жребий

Милютин был последовательным сторонником льгот по образованию, а парадоксальным образом последовательным противником широких льгот выступал консервативно настроенный министр народного просвещения Дмитрий Толстой. Он считал, что льготы по образованию можно давать только вольноопределяющимся, а тот, «кто поступил в армию не по доброй воле, а по принуждению, по жеребью… какого бы он ни был образования, должен… продолжительною службою доказать на деле свою благонадежность». Сам Милютин иронично оценивал эту парадоксальную ситуацию, когда два министра обменялись ролями: «министр народного просвещения как будто только и заботился о лучшем составе армии… жертвуя с самоотвержением всеми выгодами просвещения… военный же министр  — защищал народное просвещение и высшее образование».

Призывная система была опробована в ходе Русско-турецкой войны 1877-1878 годов. На картине: император Александр II (в центре), король Румынии Кароль I (слева) и великий князь Николай Николаевич (справа) на театре военных действийФото: AKG/East News

Всесословная воинская повинность позволила решить важнейшую задачу в вопросе комплектования армии — возможность развертывания армии в военное время за счет призыва обученного запаса. Всего через три года после этой реформы началась Русско-турецкая война. В ходе нескольких мобилизаций призывались запасные, набирались новобранцы — всего в войска поступило свыше миллиона человек, и по окончании войны армия насчитывала 1,8 миллиона солдат и офицеров.

Но у новой системы комплектования была еще и другая сторона — социокультурная. Во-первых, эта система была гораздо более справедливой по сравнение с рекрутской, перекладывавшей бремя воинской службы исключительно на низшие сословия. Во-вторых, она упраздняла ту трагедию, которой была рекрутчина для самого рекрута и для его семьи. Теперь с призывником не прощались, как с покойником, навсегда — теперь он мог вернуться в семью после относительно непродолжительного срока службы. Наконец, армия становилась своего рода школой жизни для молодых людей: они получали элементарное образование, знакомились с жизнью в других регионах, с армейской дисциплиной, с правилами гигиены, при этом все эти приобретения не ограничивалось лишь личным опытом, а становились достоянием домашнего круга, соседей, односельчан.

Милютинские гимназии пользовались большой популярностью  — многие предпочитали их классическим

Вообще реформы в военном ведомстве, как и другие Великие реформы, были проникнуты духом гуманности. В эти годы увеличивалось денежное содержание нижних чинов, изменялся к лучшему быт солдат. Войска переводились с постоя в домах обывателей в казармы, где они обеспечивались постельным бельем и находились в лучших бытовых условиях. В 1863 году были отменены телесные наказания — ушли в прошлое розги и шпицрутены. Все более редким явлением становился мордобой со стороны офицеров. Одним из результатов этих преобразований стало снижение в несколько раз заболеваемости и смертности в рядах армии в мирное время.

Важное место в военных преобразованиях занимала реформа военного образования. В соответствии с педагогическими идеями того времени, отдававшими приоритет общему образованию перед специальным на начальной и средней ступенях обучения, были упразднены кадетские корпуса. Вместо них были созданы общеобразовательные военные гимназии, а также военные и юнкерские училища, куда принимали юношей всех сословий с законченным или неполным гимназическим образованием. Милютинские гимназии пользовались большой популярностью, и многие родители предпочитали их классическим гимназиям, когда решали вопрос о будущности детей, тем более что окончание военной гимназии не требовало обязательного поступления на военную службу.

Технологический переворот в оружии

Не забывало Военное министерство в годы реформ и о своей важнейшей задаче в деле обороноспособности — о перевооружении войск. Сразу после Крымской войны на вооружение русской армии наряду с гладкоствольными ружьями стали поступать шестилинейные (12,24 миллиметра) нарезные винтовки, заряжающиеся с дула. За шесть лет было изготовлено 280 тысяч гладкоствольных ружей и 260 тысяч винтовок.

Но с начала 1860-х годов в производстве стрелкового вооружения начинается новый технологический переворот: переход к винтовкам, заряжающимся с казенной части, которые стреляют точнее, а перезаряжаются быстрее. Опыт Гражданской войны в США, войн Пруссии с Данией и Австрией доказал преимущество этих винтовок, и с середины 1860-х годов Военное министерство, едва закончив перевооружение армии нарезным оружием, вынуждено было начать эту работу заново.

Первоначально была принята на вооружение система гамбургского изобретателя Иоганнеса Карле, которая позволяла использовать для переделки уже имеющиеся шестилинейные винтовки. Но вскоре предпочтение было отдано винтовке чешского оружейника Сильвестра Крнка, в которой применялись металлические, а не бумажные патроны, а также малокалиберной (10,7 миллиметра) винтовке американского изобретателя Хайрема Бердана. К началу Русско-турецкой войны 1877–1878 годов русская армия была полностью оснащена нарезным стрелковым оружием. На вооружении состояло 150 тысяч винтовок Карле, 410 тысяч винтовок Крнка, 270 тысяч — системы Бердана и 140 тысяч револьверов и винтовок других систем.  Производство подавляющей части стрелкового вооружения осуществлялось на старых российских оружейных заводах  — Тульском, Ижевском, Сестрорецком, переоснащенных под новые технологии.

Срочная служба в армии стала школой жизни для молодых людей. Илья Репин. Проводы новобранца. 1879 годФото: Wikimedia Commons

Сложнее обстояло дело с артиллерией. Переход к нарезным орудиям требовал применения нового материала — стали. Изобретение горным инженером Павлом Обуховым способа изготовления орудий из литой стали позволило России наряду с заказом таких орудий прусскому пушечному королю Альфреду Круппу организовать производство собственных стальных пушек. Для строительства завода по производству стальных орудий Военное министерство обратилось к частному капиталу  — товариществу, образованному Обуховым, инженером, чиновником и предпринимателем Николаем Путиловым и купцом Сергеем Кудрявцевым. С 1864 года завод, названный впоследствии Обуховским, начал отливку орудий для армии и флота. По своему качеству русская артиллерия не уступала крупповской, но мощности русских заводов не позволяли полностью обойтись без импорта.

Военные реформы, названные по имени их организатора милютинскими, подвергались критике как некоторыми современниками, так и историками. Отмечалось снижение боевых качеств солдата, профессионализм которого уступал воину николаевской и более ранних эпох, служившему практически всю жизнь. Критиковали упадок кастовости офицерского корпуса, который пополнялся выходцами из разных сословий. Упрекали Милютина и за то, что он строил военную администрацию под себя, сосредоточив в своих руках все нити управления. Но при всех недостатках милютинские реформы выполнили свою главную задачу: они модернизировали вооруженные силы и позволили преодолеть ту отсталость от ведущих европейских армий, которая обнаружилась во время Крымской войны.

Автор — историк, доцент МГУ им. М.В. Ломоносова

Другие статьи рубрики «Такая Россия» 

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Помогаем

Помощь детям, проходящим лучевую терапию Собрано 2 379 961 r Нужно 2 622 000 r
Консультационная служба для бездомных Собрано 1 160 615 r Нужно 1 300 660 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 3 726 475 r Нужно 7 970 975 r
Хоспис для молодых взрослых Собрано 4 105 997 r Нужно 10 004 686 r
Кислородное оборудование для недоношенных детей Собрано 121 312 r Нужно 1 956 000 r
Всего собрано
1 013 459 880 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Фото: AKG/North Wind Picture Archives/East News
0 из 0

Вступив в должность военного министра, Дмитрий Милютин уже через два месяца представил программу реформ

Фото: Wikimedia Commons
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: