В 2012 году протесты были не только на Болотной

Иллюстрация: Монумент африканского возрождения в Дакаре, Сенегал. Sbreitinger/commons.wikimedia.org

Президент объявил, что ограничение в два срока на него не распространяется. Он снова выдвинул свою кандидатуру — и проиграл. Так закончился 2012 год в Сенегале

Сенегалу повезло с диктаторами. Это были довольно незлобивые люди. Они избегали репрессий, не слишком ограничивали гражданские свободы и даже взяли на себя инициативу в политической либерализации. Демократия досталась жителям Сенегала почти без борьбы. Но бесплатной демократии не бывает. Если она достается без боя, то потом приходится побороться за то, чтобы ее сохранить.

Страна баобабов и коррупции

Сенегал  —  сравнительно небольшая страна (с населением около 15 миллионов), на территории которой находится самая западная точка африканского материка. Больше Сенегал ничем особенно не примечателен. Советскому человеку из популярной шуточной песни было известно, что в Сенегале есть баобабы (бабы, бабы…) и жена французского посла. Баобабы там действительно есть, бабы тоже, и французские послы обычно женаты, но по этим параметрам Сенегал не отличается от других африканских стран. А современному россиянину о Сенегале не известно вообще ничего, потому что, будучи популярным в Европе туристическим направлением, вниманием наших соотечественников он не пользуется: не по карману.

Поэтому для начала надо сказать несколько слов о том, как вообще устроены африканские страны. Когда в Африку пришли европейские (в случае Сенегала — французские) колонизаторы, то нашли там довольно отсталые общества, многие из которых жили за счет натурального хозяйства. Какая-то часть африканцев и сейчас так живет. Стремясь к собственной выгоде, колонизаторы развили в Африке ориентированное на экспорт производство, обычно аграрное. В Сенегале главной сельскохозяйственной культурой стал арахис. Суть экономической системы в том, что крестьяне производят эти питательные орешки, за что получают гроши, а затем арахис — уже по совсем неплохим ценам — поступает на международный рынок.

Помимо транснациональных корпораций, основным выгодополучателем этой системы выступает государство, которое живет за счет доходов от экспорта. Чиновники и политики в Африке — это не только правящая группа, но и экономически господствующий класс. В отличие от крестьян, которые составляют большинство населения Сенегала, производят его национальное богатство и живут в унизительной бедности, чиновники ведут вполне европейский образ жизни. Если на это не хватает денег, то недостающее выпрашивают у европейских спонсоров. Спонсоры кривятся: ведь помощь, выделяемая на повышение жизни населения, слишком часто материализуется в виде чиновничьих вилл и автомобилей представительского класса. Но дают, потому что в целом эта система очень выгодна для бывших колонизаторов.

Африка — не очень благоприятное поле для демократии. Задавленным нищетой крестьянам не до политики. При  этом государство выступает для них в роли подателя всех благ, от возможности реализовать продукцию до той элементарной инфраструктуры, которая создается в сельской местности. Крестьяне поддерживают любую власть до тех пор, пока совсем не припрет. Но, на беду африканских правителей, в городах они не могут обойтись без бизнеса и образованного среднего класса, довольно многочисленного и активного. Особенно активна молодежь, выступления которой часто способствуют демократизации. Так что демократия в Африке возможна. Более того, она полезна как средство против коррупции, которую естественным образом порождает всевластие чиновничества.

Социализм с человеческим концом

Борьба за независимость Сенегала была мирной. Важным подспорьем послужило то, что лидер сторонников независимости — Леопольд Сенгор — пользовался уважением колонизаторов. Сенгор был во многих отношения выдающейся личностью, и не только в Сенегале, но и во Франции, где провел значительную часть жизни. Там он сделал карьеру как ученый (в течение полутора десятков лет возглавлял факультет лингвистики в одном из вузов), как политик (был членом французского парламента и даже правительства), а также как поэт и деятель культуры, в каковом качестве был в 1983 году избран членом престижной Французской академии.

Но о далекой родине Сенгор не забывал и уже в 1940-х годах стал признанным лидером в борьбе за ее автономию, которую вел вместе с другом и соратником, Мамаду Диа. В 1960 году, когда Сенегал получил независимость, их партия без труда выиграла парламентские выборы. Сам Сенгор стал президентом, а Диа — премьером. Пару лет спустя Диа попытался захватить всю власть путем переворота, но Сенгор его переиграл. Бывший премьер получил тюремный срок. Власть Сенгора стала безраздельной. Вскоре после этого были запрещены оппозиционные политические партии. В Сенегале установилась диктатура.

Президент Леопольд Сенгор, 1963 годФото: AP/TASS

Некоторые африканские диктаторы тех времен были крайне неприятными людьми — практиковали массовые убийства, рабский труд и даже людоедство. Но Сенгор был добрым диктатором. Ни в каких особенных безобразиях замечен не был. Реформаторским пылом и стремлением к экономическому развитию он тоже не отличался. Идеология Сенгора, известная как «африканский социализм», сводилась к тому, что африканцы до такой степени добродушны и духовны (то есть склонны пренебрегать материальными благами), что социализм в Африке и строить не надо: он там существует от природы. Конечно, эта обломовская идеология использовалась для того, чтобы оправдывать плачевные условия, в которых существовало подавляющее большинство сенегальцев. Но если учесть, что в других странах под флагом социализма тогда творились жуткие преступления, то обломовщина была не худшим вариантом.

Будучи президентом, Сенгор продолжал заниматься поэтическим творчеством. Он вообще был подобен пушкинскому персонажу, который царствовал, лежа на боку. Золотой петушок в виде глобального экономического кризиса середины 1970-х не заставил себя ждать. Цены на энергоносители, которых в Сенегале нет, возросли, а спрос на имеющийся в изобилии арахис снизился. Жизненный уровень населения, и без того низкий, начал стремительно падать, а вместе с ним — популярность Сенгора. Другой бы на его месте ответил репрессиями, но Сенгор сохранил верность себе и вместо этого решился на то, чтобы имитировать демократизацию.

Учрежденная Сенгором система мало отличалась от «управляемых демократий» в других странах. Вместо одной партии были разрешены три: социал-демократическая, марксистско-ленинская и либеральная. Первая роль была отведена социал-демократической партии Сенгора. В Сенегале была подпольная компартия, которой Сенгор опасался, поэтому вторую позицию заняла специально созданная либеральная партия; по согласованию с Сенгором ее возглавил профессор Абдулай Вад. Известно, что ему хотелось стать социал-демократом, но раз уж эта позиция была занята, то он с готовностью согласился на либерализм.

Когда в 1978 году были проведены первые трехпартийные выборы, то сюрпризов они не принесли: Сенгор и его партия выиграли с гигантским перевесом. Но ситуация в стране продолжала ухудшаться. Не дожидаясь политического обострения, Сенгор добровольно передал президентский пост своему верному премьеру, Абду Диуфу, который и до этого фактически занимался повседневным управлением, освобождая своему боссу время для поэтических и философских упражнений. После этого Сенгор уехал во Францию, где и провел остаток дней. Сенегальцы на него не в обиде. К нему по сей день относятся с большой любовью.

«Я проиграл, я ухожу»

В отличие от своего предшественника, Диуф был энергичным и работящим политиком. Под его руководством в Сенегале были проведены довольно серьезные реформы, которые повысили эффективность неповоротливой, полностью бюрократизированной экономики, оставшейся в наследство от «африканского социализма». Краткосрочные последствия реформ были болезненными, и это, естественно, влияло на популярность президента. Но от курса на политическую либерализацию Диуф не отступил. Наоборот, он пошел дальше Сенгора. Уже в начале 1980-х годов искусственная трехпартийность была отменена. Количество оппозиционных партий, допущенных к выборам, резко возросло.

Абду Диуф, 2013 годФото: Claude Truong-Ngoc/Wikimedia Commons

Политический режим Сенегала оставался авторитарным, но теперь диктатура поддерживалась в основном за счет манипуляций, а не искусственных ограничений. В подавляющем большинстве новые партии были спойлерами, специально созданными для того, чтобы распылить голоса оппозиции. А поскольку правящие социалисты всегда могли рассчитывать на голоса аполитичных крестьян, эта тактика работала вполне успешно. С 1983 года Диуф избирался на три семилетних срока, в общей сложности просидев в президентском кресле даже дольше Сенгора.

В течение всего этого времени главным соперником Диуфа на выборах оставался Вад. Изначально будучи по большому счету подставной фигурой, он за долгие годы набрался разнообразного опыта: довелось и поучаствовать в правительстве под руководством Диуфа, и посидеть под арестом, и даже эмигрировать на какое-то время. Но он дождался удачи.

Как и во многих других странах, решающую роль в недавней политической истории Сенегала сыграли глобальные экономические сложности второй половины 1990-х. К моменту выборов 2000 года популярность Диуфа стремилась к нулю. Оппозиция, предчувствуя успех, объединилась вокруг самого известного и опытного из своих лидеров — Вада. Даже в этих условиях Диуфу удалось выиграть в первом туре, но во втором он проиграл. Немного поколебавшись, он признал поражение, по поводу чего счастливый соперник заметил, что за это Диуф заслуживает Нобелевской премии. Такой чести Диуф не удостоился, но дальнейшая его карьера — в основном на дипломатическом поприще — сложилась вполне удачно.

Кто, если не Вад?

Оказавшись наконец-то у цели, Вад начал с того, что ликвидировал конституционные основы авторитаризма. Президентский срок был сокращен с семи до пяти лет. Кроме того, новая конституция вводила ограничение на количество президентских сроков: не более двух. Конституционная реформа прошла легко, потому что в новом составе парламента у коалиции Вада было такое же колоссальное большинство, какое раньше было у партии Диуфа.

Абдулай Вад, 2012 годФото: Joe Penney/Reuters/Pixstream

Опираясь на это большинство, Вад — которого его сторонники уважительно называли «стариком» — осуществил в Сенегале широкомасштабную и в целом успешную программу модернизации. Он уделял большое внимание инфраструктурным проектам: строились школы, больницы и дороги. Положение крестьянства несколько улучшилось. Так что второй срок ему был практически гарантирован. Власть все больше сосредоточивалась в руках Вада. Он избавился от многих союзников по коалиции, которая привела его к власти.  Одни лишились благосклонности президента за некомпетентность, другие за нелояльность. Понятно, что любви к Ваду у сенегальских политиков от этого не прибавилось. Но шансов на выборах у оппозиции было настолько мало, что она предпочитала бойкотировать выборы.

Так что не приходится удивляться, что в 2007 году Вад был триумфально избран на второй срок. Он пообещал, что этот срок — последний, как и положено по конституции. Но чем ближе к следующим выборам, тем яснее становилось, что Вад готовился обойти закон, используя обычную в таких случаях уловку: ссылку на то, что на первый срок он был избран до того, как ввели ограничение. И действительно, в январе 2012 года конституционный суд страны разрешил Ваду баллотироваться вновь. Было широко известно, что останавливаться на этом Вад не собирался. «Старику» уже стукнуло 85 лет, но он активно готовил своего сына к тому, чтобы тот стал преемником. У большинства сенегальских политиков такая перспектива не вызывала оптимизма. Активность оппозиции резко возросла.

Источник: Всемирный банк

В последние годы правления Вад давал своим оппонентам немало поводов для критики. Его реформаторский настрой угас. Место инфраструктурных проектов заняло строительство мемориальных сооружений, главным из которых стал построенный с помощью специалистов из Северной Кореи «Монумент африканского возрождения», по высоте на три метра обогнавший статую Свободы в Нью-Йорке. Процветала коррупция.

Тем не менее, у Вада были хорошие шансы на победу. Наиболее перспективных кандидатов от оппозиции сняли с выборов. И, конечно же, Вад по-прежнему надеялся на голоса крестьян, которые ничего не знали о столичных разборках. Оппозиция нуждалась в том, чтобы ее голос был услышан всей страной. И он был услышан с помощью гражданского общества.

Антиправительственные протесты, 2012 годФото: Joe Penney /Reuters/Pixstream

В феврале 2012 года сенегальскую столицу Дакар охватили массовые протесты молодежи. Полиция пускала слезоточивый газ и стреляла резиновыми пулями. Не обошлось без баррикад и человеческих жертв. Вад проиграл во втором туре и уступил власть победителю, Маки Саллу, который когда-то был соратником Вада, но разошелся с президентом после его избрания на второй срок. Так что сенегальская демократия висела на волоске, но все-таки выжила.

Автор — доктор политических наук, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге

Другие статьи рубрики «Такая Россия» 

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких Дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Материалы по теме

Помогаем

Центр «Сёстры» Собрано 7 826 443 r Нужно 8 999 294 r
Гостевой дом Собрано 2 316 635 r Нужно 2 988 672 r
Всего собрано
363 348 257 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: