Почему одни школы богатые, а другие бедные

Фото: Интерпресс / PhotoXPress.ru

Медведев рекомендует учителям идти за деньгами в бизнес, Путин удивляется, что родители скидываются на парты. А сколько на самом деле получают учителя?

Тему школы и денег мы рассмотрим на примере Самарской области. Она хорошо для этого подходит. Отсюда стартовала прошлая реформа — переход на нормативно-подушевое финансирование, когда деньги стали следовать за учеником, — теперь так по всей стране. Отсюда же стартует и нынешняя — самарские школы подчиняются региональным, а не местным властям (исключение — крупные города Самара и Тольятти), и министр образования Ольга Васильева хочет распространить эту практику на всю Россию. При этом Самарская область — один из наиболее благополучных регионов России, так что картина должна получиться по крайней мере не хуже, чем по стране в целом.

Для оценки финансового состояния школы у российского общества есть инструмент — сайт отчетности муниципальных и государственных учреждений bus.gov.ru. Интерфейс устроен непросто, но в отчетах школ можно найти данные о бюджетном и внебюджетном доходе (от платных услуг), о средней зарплате, численности учителей и учащихся. Для карты школ Самарской области zeus.volgamonitor.com мы выгрузили и обработали данные всех государственных школ Самарской области — их более 650.

Эти данные показали, что от реформы выиграли в основном крупные школы — численностью более тысячи человек, особенно сельские, с повышенным нормативом финансирования. Менее крупные, но более престижные лицеи и гимназии спасаются внебюджетным доходом — в самых лучших из них он, бывает, превышает бюджетное финансирование. Самая обычная районная городская школа, средняя и по числу учащихся, и по доходу и амбициям родителей, по-прежнему выживает с трудом. Ну а маленькая окраинная городская школа оказалась на дне по всем статьям.

27 тысяч в год на душу ученика

В Самарской области базовый норматив в 2016 году составил 27 тысяч рублей — такая сумма выделяется в год на ученика обычного, непрофильного пятого — девятого класса.

По данным Института развития образования ВШЭ, разбег этого норматива по регионам России значительный — от 9 тысяч рублей в Новгородской области до 111 тысяч в Ямало-Ненецком АО (в Москве — 63 тысячи рублей). Общая логика расчета норматива — определить, сколько педагогов требуется для выполнения программы в расчете на одного учащегося, и умножить это число на среднюю зарплату по региону, прибавив расходы на обеспечение деятельности учреждения.

На самом деле норматив определяет далеко не все. Потому что, во-первых, он не один — их много (по числу программ — основная, углубленная, адаптированная, индивидуального обучения и так далее). Во-вторых, есть еще коэффициенты, например, в Самарской области — плюс 25% для сельских и малокомплектных школ. В-третьих, таким школам положено возмещать «затраты на осуществление образовательной деятельности, не зависящие от количества учащихся» (то есть вообще без норматива). А еще есть целевые субсидии и прочее.

В итоге финансирование школ крайне неравномерное. В Самарской области одни получают «базу» (и даже меньше 27 тысяч, потому что есть нормативы и пониже — для начального образования, для семейного и так далее), а другие — в 5-6 раз больше: от 22—25 тысяч рублей в нескольких городских школах в Самаре до 180—190 тысяч в селах со школами, где учеников едва больше, чем учителей. Подавляющее большинство школ, как видно на рисунке, получают 25—100 тысяч на ученика.

Источник: расчеты автора

Реальное финансирование в большинстве случаев гораздо выше норматива, и это объяснимо. В среднем в самарской школе — под сотню сотрудников. По нашим наблюдениям, такая высокая цифра получается прежде всего за счет сельских школ: если в городах штат предпочитают резать, чтобы платить людям побольше, то на селе — раздувать, чтобы всем хватило работы (опять же надбавки, подъемные учителям и прочее). При этом больше трети школ имеют менее 300 учеников. Сократить штат ниже определенного минимума тоже нельзя — школа обязана исполнять стандарты и иметь учителей по всем предметам даже для одного ученика. Лишь в 12% школ работают меньше 30 человек. То есть в каком-то смысле это подушевое финансирование — только в расчете на душу учителя, а не ученика.

Источник: расчеты автора

В итоге в половине школ на одного сотрудника приходится менее пяти учеников. В 90% случаев доход на учащегося в них начинается от 80 тысяч рублей в год. Учреждения с соотношением 5 к 1 уже обходятся в 50—70 тысяч рублей в год на ученика. Идеальный вариант — когда на одного сотрудника приходится от восьми учеников. Но таких школ в Самарской области всего 20%.

Почему идеальный? По отчетам школ получается, что лишь с таким соотношением можно гарантированно обеспечить всех сотрудников зарплатой выше 20 тысяч рублей — школ с меньшей средней зарплатой в этой группе просто нет.

Источник: расчеты автора

Неравенство в бедности

Закон об образовании и так называемые майские указы президента требуют, чтобы средняя зарплата педагогических работников была не ниже средней зарплаты по региону. По официальным данным, средняя зарплата в Самарской области в 2016 году составила 25 тысяч рублей, средняя зарплата работников в сфере общего образования — 26 тысяч рублей, а педагогических работников в общем образовании (в школе) — 27 тысяч рублей.

Школы отчитываются о зарплате по коллективам в целом, но доля вспомогательного персонала в составе школы обычно не превышает 10%, так что средние зарплаты сопоставимы. В нашей выборке средняя зарплата получилась 22,3 тысячи рублей. Пусть средняя зарплата учителя (с поправкой на 10%) — 25 тысяч. Это не дотягивает до официальных данных.

В двух школах из трех средняя зарплата находится в диапазоне 18—26 тысяч рублей. При этом примерно в каждой шестой школе она меньше и примерно в каждой шестой — больше.

Источник: расчеты автора

«Богатые» — крупные школы, от тысячи учеников. По большей части городские, но есть и сельские — доплата в 25% сохраняется, даже если формируются большие классы, как в городе. Но больших школ в селах мало.

В хвосте распределения школ по средним зарплатам большинство —  сельские, с числом учеников до 300. Несмотря на надбавки, все равно заработки здесь меньше городских.

Впрочем, для небольшого села зарплата 15—20 тысяч рублей не так уж плоха, к тому же сельские учителя получают дополнительные льготы вроде оплаты ЖКХ. В городе нет льгот, а жить на эти деньги невозможно.

«Бедные», которые в наихудшем положении, — маленькие городские школы, где учится 150—300 человек. Обычно это школы в окраинных рабочих поселках. Средняя зарплата сотрудников в школе № 134 в поселке Запанской в Самаре  —  10 066 рублей. Здесь 205 учеников, 47 учителей. В школе № 59 в Толевом средняя зарплата едва дотягивает до 13 тысяч рублей.

Педагоги могут быть совместителями и зарабатывать больше, но что и с чем будет совмещать учитель начальных классов? Кто поедет жить и работать в рабочий поселок?

Когда внедряли подушевое финансирование, предполагалось, что школы будут бороться за детей, конкурировать между собой. На селе такого выбора вообще нет, но и в городе он есть не везде. Никто не конкурирует за детей из старого рабочего поселка.

Родители готовы доплачивать

В 85% школ Самарской области есть внебюджетный доход. Его можно получать от платных услуг, сдачи помещений в аренду, в виде добровольных пожертвований. Внебюджетный доход школам приносят входящие в их состав детские сады и школы искусств с платными кружками, бассейны. В 7% школ области — в основном городских — внебюджетный доход составляет более 10% общего дохода школы, в 2,6% школ — свыше 30%.

В лучших по результатам ЕГЭ школах Самарской области внебюджетный доход есть всегда, а в некоторых случаях он исключительно высок — например, до 60 тысяч рублей в год в расчете на одного учащегося в Самарском медико-техническом лицее в 2016 году. Это больше, чем бюджетное финансирование лицея, — 48 тысяч рублей.

В таких школах родители вполне официально оплачивают дополнительные занятия языками, программированием, биологией и химией с вузовскими профессорами. Крупный заработок для такой школы — «Школа дошкольника» стоимостью 40—50 тысяч рублей в год. Это дорого, но родители надеются, что посещение занятий поможет им попасть в школу, хотя формально поступление регулируется только электронной очередью, и 75—100 мест в первых классах таких школ расходится за несколько секунд.

К внебюджетному доходу таких школ стоит добавить фонды добровольных пожертвований. Дохода от фондов нет в отчетности школ, его никогда не упоминают чиновники. А он может быть очень большим. В Самарском лицее информационных технологий (входит в «500 лучших школ России») в 2015 году родители сдали в фонд 33 тысячи рублей в среднем на ученика, заплатили за платные услуги 28 тысяч рублей, а из бюджета школа получила 44 тысячи рублей на ученика. Таким образом, бюджетный доход школы составил лишь две трети внебюджетного.

Есть результат деньги будут

Можно ли сопоставить доход школ с их результатом? Бюджетный доход — нет: тут все по-разному. А вот если поставить рядом внебюджетный доход школ и их образовательные результаты, то картинка другая. Размер дохода коррелирует с оценками на ЕГЭ.

Сотня школ Самарской области, в которых внебюджетный доход в 2015—2016 годах составлял меньше тысячи рублей в год на человека, выпускает в основном троечников. А 28 школ с внебюджетным доходом выше 10 тысяч рублей — главным образом отличников и хорошистов.

На карте школ zeus.volgamonitor.com мы представили рейтинг для школ, в котором учитываются результаты по всем предметам, сданным на ЕГЭ в 2014—2015 годах. Группа А — это школы, в которых по всем или по большинству предметов баллы были выше 70 (для математики и физики — 60). Таких школ оказалось 21 из 475 оцененных. Средний внебюджетный доход в этой группе составляет 12 тысяч рублей в год на ученика.

Высокие результаты изредка попадаются и в школах с низким внебюджетом, обычно — в маленьких сельских школах, где учителя, по словам одного из директоров, «сидят с учениками столько, сколько надо». Но явление это не системное, и результаты не повторяются из года в год, как у передовых лицеев и гимназий.

Получается, что часть родителей готова регулярно платить школе за дополнительные услуги, которые дают высокий образовательный результат. Судя по тысячам заявлений в первые классы лицеев и гимназий, спрос на такие услуги значительно превышает предложение. Он оставляет за бортом маленькие городские школы с нулевым внебюджетом. Спасти их, вероятно, может только решительное объединение и реструктуризация, после которой в поселках останутся филиалы — начальные школы. Но на это у чиновников пока не хватает смелости.

Автор — журналист, создатель рейтинга самарских школ zeus.volgamonitor.com 

Другие статьи рубрики «Такая Россия» 

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких Дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Материалы по теме

Помогаем

Центр «Сёстры» Собрано 7 826 443 r Нужно 8 999 294 r
Гостевой дом Собрано 2 316 635 r Нужно 2 988 672 r
Всего собрано
363 348 257 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: