Ева и ее дети

Собрано
489 168 r
Нужно
496 540 r
Фото: Елена Игнатьева для ТД

Аня сравнивает себя с садовником, который выхаживает страшные, больные и больше никому не нужные цветы. Но сейчас пришло время сажать красивые

Аня держит стопку белых листов в руках. На каждом из них — чертежи дома, сделанные от руки, простым карандашом. Свой дом — это ее прекрасная мечта, растущая как цветок. Самый красивый на клумбе, куда раньше были посажены только страшные цветы.

«Знаете, что самое поразительное в моей истории? Я принимала наркотики — и ничем не заболела. ВИЧ догнал меня уже потом, в трезвости», — Аня говорит это и смотрит в окно, за которым виднеется забор школы, где учатся двое ее сыновей — Паша и Коля.

Младшему, Коле, девять лет. Ровно столько он и его мама живут с ВИЧ. Аню заразил муж. А она кормила Колю грудью, не зная, что больна, — и вирус передался сыну.

Зависимость первая

Жизнь девочки Ани до совершеннолетия и первой любви ничем не отличалась от жизни миллионов таких же девочек, как она. Росла, не доставляя хлопот родителям, которые работали с раннего утра до позднего вечера. Училась в школе, мечтала стать поваром. Но мама решила, что кулинария — это не для Ани. Устроила дочь в университет, на факультет международных отношений. Разрешила жить отдельно…

«Мой молодой человек употреблял наркотики, — рассказывает Аня. — И в какой-то момент я тоже решила попробовать: в квартире, где мы с ним вместе жили, наркотики водились постоянно. Он не уговаривал меня — но и не отговаривал. Если вы живете с наркоманом и вы не его мать, то в 95 случаях из ста вы попробуете то, что он принимает. Это как с сахаром — вы можете не добавлять его в чай, но если сахар в сахарнице у вас есть, нет-нет, да и возьмете ложечку».

Из вуза Аня ушла. Кололась, пока не узнали родители. Как любые родители в такой ситуации, они поначалу пытались не выпускать дочь из дома. Осознав тщетность этих мер, лишили денег.

«Это стало решающим фактором. Помню, сижу в притоне и понимаю, что единственное средство для меня добыть денег — пойти на панель. Но я не могла на это пойти — убежала из притона и попросила родителей о помощи».

Аню положили в центр реабилитации по 12-шаговой программе. И в центре она без памяти влюбилась в Глеба.

Зависимость вторая

У Глеба стаж употребления был больше, чем у Ани. Но и в трезвости он жил четыре года. Чем он ее взял?

«Глеб был красивый, — помолчав, отвечает Анна. — Мы могли говорить обо всем и подолгу. И даже когда молчали, не было никакого дискомфорта. Я очень его любила, буквально молилась на него. Заменила одну зависимость другой, поэтому и употреблять совершенно не хотелось — хотелось быть только с Глебом».

Когда Глеб и Аня вышли из центра, то стали жить вместе, поженились. То, что у любимого мужчины ВИЧ, Аню нисколько не напугало.

Анна в своей комнате

«Я не то чтобы не боялась заразиться — вообще не думала об этом. Сейчас я называю это безответственностью, но тогда была настолько зависима от него, настолько влюблена, что мне было совершенно все равно. Когда он мне сказал дрожащим голосом: «Я ВИЧ-инфицированный», я ему ответила: «Пффф, напугал!»»

В ВИЧ, действительно, нет ничего страшного — если только все предупреждены и знают, как правильно себя вести, чтобы не навредить партнеру. Но Глеб в какой-то момент перестал принимать антиретровирусную терапию, хотя несколько лет до этого принимал. Объяснил так: «Она мне уже не нужна. Мне и так хорошо, разве я похож на больного?» Такое бывает — люди бросают АРВТ, как только начинают чувствовать себя лучше, несмотря на то, что врачи не устают повторять — препараты нужны пожизненно. Но мнимая уверенность в собственных силах, в том, что «организм теперь сам справляется», могут вызвать отказ от терапии. И тогда человек становится бомбой замедленного действия для тех, кто живет рядом. Только тот, кто принимает АРВТ, безопасен для партнера, а без терапии вирусная нагрузка вырастает, и опасность заражения — тоже.

«Я доверяла, не проверяя. Глеб и правда выглядел отлично», — объясняет Аня.

Невозможно отказать тому, кого любишь

Анна и Глеб предохранялись, но дважды сделали исключение — сначала для того, чтобы у них появился Павел. Сейчас Паше 11 лет, он здоров. Через два года — для Коли.

«Коля тоже родился здоровым, я несколько раз сдавала анализы на ВИЧ во время беременности и после его рождения. У сына тоже брали кровь — и все было в порядке».

Но после рождения Коли муж снова вернулся к наркотикам. Аня ничего не могла сделать — только любить его еще сильнее.

«Кольке было четыре месяца, когда Глеб внезапно заявил, что ему не нравится секс с презервативом. Я не могла отказать любимому человеку. Видимо, тогда у него от употребления упал иммунитет, вирус активизировался — и он меня заразил. А я не знала».

Зависимость от другого человека, к которому испытываешь невероятную привязанность, которого боишься потерять — штука серьезная. От нее невозможно избавиться самостоятельно и в одно мгновение по велению разума — инстинкт самосохранения заглушается страстью даже в ситуациях, связанных с серьезной опасностью. Если бы была помощь психолога, групповая терапия, поддержка близких, Аня смогла бы вырваться из этих опасных отношений. Но она была одна, с двумя детьми — и мужем, которого любила больше жизни. Больше своей жизни. Такое может случиться с кем угодно.

Такое случилось и с Аней. В конце концов она заболела. Температура и сыпь. Врач сказал: «Похоже на ветрянку», но температура и сыпь — два из симптомов ВИЧ (которые, кстати, могут быть похожи на признаки любой другой болезни). Аня сдала анализы, узнала диагноз и сразу же перестала кормить Колю грудью, потому что знала: вирус иммунодефицита передается ребенку через молоко матери. Но было уже поздно.

В России, где около миллиона человек живут с ВИЧ, стараются предотвращать передачу вируса от матери к ребенку во время беременности и родов — ее называют вертикальной (сюда же входит и грудное вскармливание). Минздрав опубликовал статистику, говорящую, что за 10 последних лет в нашей стране вертикальная передача ВИЧ снижается — сейчас таким путем выявляются только 1,7 % случаев заражения из общего числа заболевших. Но, увы, Аня и Коля выпали из более-менее налаженного круга профилактики вертикальной передачи.  

Время открытий

Сейчас Аня живет одна вместе с двумя детьми. Она и Коля принимают терапию, занимаются спортом, меряются единицами иммунитета. Когда Коле был год и два месяца, Глеб умер в тюрьме, куда попал за вооруженный разбой. Умер от туберкулеза, который часто поражает ВИЧ-инфицированных пациентов, не принимающих антиретровирусную терапию. Еще до того, как мужа посадили, Аня узнала, что у Глеба была любовница и еще один ребенок.

Фото: Елена Игнатьева для ТД
Один из мальчиков делает уроки

«Только тогда я избавилась от зависимости от мужа. И сейчас стараюсь искать себе другие зависимости, хорошие. Те, что не разрушают».

Анализируя отношения в своей жизни, Аня сравнивает себя с садовником, который выхаживает страшные, больные и больше никому не нужные цветы.

«Такая уж у меня особенность — мне нравится наблюдать за преображением: когда плохое и некрасивое превращается в хорошее и красивое, — говорит Аня. — Сейчас, вот, хочу имя поменять. Чувствую себя Евой. Говорят, переводится как «жизнь»».

Появление Евы

Имя Ева появилось в жизни Ани в тот момент, когда она узнала, что больна и заразила сына, когда чувствовала себя виноватой и одинокой. Она обратилась в ассоциацию «Е.В.А.», где помогают ВИЧ-инфицированным женщинам. Когда-то муж рассказывал ей об одной из сотрудниц этой организации, с которой был знаком лично, — о координаторе проектов по равным консультантам Марии Годлевской. Аня написала ей в соцсетях, и  Мария тут же откликнулась. Тогда Аня еще не знала, что эта особенность работы равных консультантов — всегда быть на связи, всегда быть готовым помочь — изменит ее жизнь и отношение к себе.

«Я звонила Маше, советовалась по каждому вопросу: в какой больнице лучше встать на учет, как требовать лечения, не дожидаясь ухудшения состояния. В общем, спрашивала обо всем, во что не хотела углубляться раньше».

Недавно Мария посоветовала Анне обратиться к юристам ассоциации «Е.В.А.», когда Коле отказали в операции в платной клинике на основании того, что он ВИЧ-положительный. Аня последовала совету — и через неделю мальчика прооперировали в той же клинике и даже выдали скидочную карту на прощание.

Фото: Елена Игнатьева для ТД
Анна

У Ани — татуировка на руке, кириллицей: «Только сегодня». Этот девиз анонимных наркоманов помогает ей сейчас действовать, не откладывая ничего на потом. Но Аня знает, что и сегодня, и завтра, и всегда — ей помогут в «Е.В.А.».

Защитная цепь из равных консультантов останавливает многих из тех, кто живет с ВИЧ, от шага в пропасть. Равные консультанты противостоят эпидемии ВИЧ, раз за разом разъясняя нюансы противовирусной терапии и рассеивая страхи, помогают ВИЧ-инфицированным  бороться с дискриминацией и поддерживают тех, кому трудно справляться в одиночку. Скорее всего, среди этих людей есть и те, кто дорог и близок лично вам. Просто вы об этом не догадываетесь.

Ежедневные и круглосуточные консультации равных консультантов бесплатны для любого, попавшего в беду, но это тяжелый труд, и он должен оплачиваться. Помочь проекту «Равный защищает равного» можно, оформив небольшое — сто, двести, триста рублей — регулярное пожертвование, такое же незаметное для вас, как ВИЧ-статус кого-то из ваших близких. И, может быть, со временем существование таких проектов изменит отношение к людям, живущим с ВИЧ.

Помочь

Регулярные списания с вашей банковской карты или PayPal для поддержки проекта «Равный защищает равного» будут списываться пока не будет собрана вся требуемая сумма. После завершения сбора средств ваши автоматические пожертвования будут перенаправлены на следующий сбор в рамках такой же категории нуждающихся или на уставные цели фонда.

Пожертвование в пользу проекта «Равный защищает равного»

VISA, MasterCard, Яндекс.Деньги, QIWI, WebMoney Напомнить сделать пожертвование

Перевести для проекта Равный защищает равного

изменить

Личные данные

Выберите способ оплаты

Отправьте SMS на короткий номер: 3443 с текстом сообщения: SOS 93 500

«93» — идентификатор пожертвования проекта Равный защищает равного, а «500» — сумма в рублях.

Обратите внимание, что между идентификатором и суммой обязательно должен стоять пробел!

Услуга доступна для абонентов

Комиссия с абонента — 0%. Подробнее условия для абонентов
Пожертвование осуществляется на условиях Публичной оферты

Скачайте и распечатайте квитанцию, заполните необходимые поля и оплатите ее в любом банке.

Скачать квитанцию

Пожертвование осуществляется на условиях Публичной оферты

Напомнить сделать пожертвование

Напомнить Напоминать сделать пожертвование в другое время
Материалы по теме

Помогаем

Центр «Сёстры» Собрано 8 400 395 r Нужно 8 999 294 r
Гостевой дом Собрано 2 649 648 r Нужно 2 988 672 r
Живой Собрано 7 719 117 r Нужно 10 026 109 r
Всего собрано
406 265 426 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: