Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Фото: Объединенная Федерация Дельталетного спорта республики Татарстан

Есть вещи, которые нам с земли незаметны. Их могут видеть только пилоты малой авиации: что их мир постепенно гибнет под натиском... например, сахарной свеклы

«Есть вещи, которые может увидеть только пилот малой авиации. Не больших самолетов, а именно частных или дельталетов. Вы даже не представляете, какая красивая наша страна, если смотреть на нее из-под облаков», — одновременно восторженно и грустно выдыхает Владимир Чупарков, председатель Объединенной федерации дельталетного спорта («СЛА-мото») Республики Татарстан.

И действительно, если вбить в поисковик фразу «глазами пилота», выпадают страницы соцсетей с умопомрачительными видами. А для тех, кто боится высоты, — и головокружительными в прямом смысле слова. Но есть и еще одна вещь, которую могут видеть только пилоты малой авиации: как их мир постепенно гибнет.

Свекла на взлетной полосе

— В Республике Татарстан есть небольшой аэродром Сарманово, который мы планировали совместно с государством восстанавливать и развивать, — рассказывает Владимир. — В 2015 году у нас была достигнута договоренность о партнерстве, по которой республиканские власти брали на себя часть затрат на капитальное строительство (то есть на модернизацию собственного объекта), а на наше НКО возлагались обязанности по развитию инфраструктуры, привлечению населения и так далее. Но затем в одностороннем порядке сотрудничество было нашими властями разорвано. Самостоятельно нам, как НКО, не потянуть затраты на восстановление взлетно-посадочной полосы и создание необходимой инфраструктуры. А найти инвестора на такой проект очень сложно, ведь нет никаких экономических гарантий безопасности вложений.

Владимир ЧупарковФото: Александр Левин для ТД

— С чем это связано?

— В первую очередь с тем, что сейчас все объекты авиационной инфраструктуры МВЛ переданы в сферу ведения муниципалитетов, которые не заинтересованы в передаче площадей бывших аэродромов в ведение НКО. Это их земли, которые они могут использовать в своих интересах. В том числе финансовых, разумеется. В нашем конкретном случае под сельскохозяйственные нужды. Просто представьте себе наш ужас, когда мы узнаем, что теперь часть взлетно-посадочных полос будет отведена под складирование сахарной свеклы. Ну, знаете, чтобы она зимой просто лежала, лежала, набирала этот свой сахар.

— Неужели нет других площадок под складирование свеклы?

— Да есть, я уверен. Просто у нас в стране же как все устроено: если ты можешь получить прибыль здесь и сейчас, тебе выгоднее подешевле сберечь свеклу, не оборудуя никаких дополнительных площадей и заняв, как тебе кажется, никому не нужную территорию, тем самым сэкономив на бизнес-процессах и получив дополнительный финансовый бонус, выгоднее сдать взлетно-посадочные полосы предпринимателям под сиюминутные проекты, чем вкладываться во что-то действительно стоящее.

Авиашоу на аэродроме СармановоФото: Объединенная Федерация Дельталетного спорта республики Татарстан

И это не единичный случай. Аналогий по всей России очень много. Если, как это сделали в РАОПА (Межрегиональная общественная  организация пилотов и граждан — владельцев воздушных судов), на карту нанести все более непригодные к посадке аэродромы (некоторые вышли из строя по причине заброшенности, а многие как раз были отчуждены муниципалитетами под неавиационные нужды), картина предстает удручающая. Сахарная свекла побеждает.

Негде приземлиться

Но самое печальное в методичном уничтожении небольших аэродромов местного назначения заключается в том, что это в первую очередь небезопасно. Как для самих пилотов, так и для простого населения. Самолеты падают по разным причинам, одна из которых — если случилась нештатная ситуация, а им негде экстренно приземлиться. Дальность полета воздушных судов малой авиации ограниченна. Нужно «короткое плечо». Расстояние между возможными местами посадки должно быть минимальным для полной безопасности полетов. Суда МЧС, самолеты, занимающиеся удобрением полей, мониторингом лесных пожаров, частные самолеты должны иметь запасные взлетно-посадочные полосы для критических ситуаций. Просто с практической точки зрения, не говоря уже о социальной.

Аэродром Сарманово на картеФото: Александр Левин для ТД

— Наш проект — это долгосрочная перспектива. Она сейчас мало кого вообще интересует. Хотя мы предлагаем для региона вполне конкретные вещи, — продолжает Владимир. — Мы предлагаем строительство объекта социальной значимости. Каждый аэродром малой авиации — это особый мир. Это не только ВПП, это огромный улей, куда слетаются этакие пчелки. У каждого своя роль, свое место. Это дом, где каждому рады. Это большая семья, в которой дети вырастают с позабытыми ценностями взаимовыручки и готовности к подвигам. Это праздники, массовые активности для населения региона. Это спортивные рекорды, разумеется. Это услуги для сельхоздеятельности, это службы МЧС. Это место, где каждого радушно примут, какие бы разногласия на земле нас ни разделяли. Тех же глав муниципалитетов примут (а они сами многие — летающие люди, между прочим). Это целая жизнь. Но нас ее лишают.

Крылатые люди

— Я еще помню те времена, когда в нашей стране работали внутренние авиаперевозки на малых воздушных судах. Это были короткие полеты между городами регионов. И я одиннадцатилетним пацаном «катался» по небу к бабушке в деревню.

Владимир Чупарков, председатель Объединенной федерации дельталетного спорта («СЛА-мото») Республики ТатарстанФото: Александр Левин для ТД

— Совсем один?

— Да. Это была распространенная практика. Полностью безопасно. Многие пользовались. Стоило это что-то около 5 рублей, если мне память не изменяет. Сейчас это все уничтожено, потому что никто не размышляет о том, что будет дальше. А ведь сохранить то, что есть, гораздо проще и выгоднее для бюджета, чем сначала все развалить, а потом вкладываться в новые стройки. Поэтому мы и призываем, чтобы аэродромы сохраняли под авиационные нужды. Бог с ним даже, с нашим проектом. Не хотите с нами работать — ничего. Поставьте в бумагах другие имена. Откажитесь от нашего проекта. Но хотя бы оставьте земли под нужды авиации. Оставьте ВПП в неизуродованном виде, чтобы, когда придет время, их восстановить. Изменится ситуация, придет другой инвестор, у него хотя бы будет с чем работать.

— А вы обращались с этой просьбой в правительство республики? Что ответили?

— А ничего. Тишина. Мы уже столько написали писем, но в большинстве случаев они просто не доходят до адресата. Мы стучимся не то что в запертые двери, а в пустой дом. Такое ощущение. После крушения боинга под Казанью тема авиации как будто исчезла. Ее просто не обсуждают. Тишина.

После крушения Боинга под Казанью тема авиации как будто исчезла. Ее просто не обсуждают. Тишина

— И при этом вы можете только писать письма, поскольку юридически все права действительно у муниципалитетов: как скажут, так и будет?

Авиашоу на аэродроме СармановоФото: Объединенная Федерация Дельталетного спорта республики Татарстан

— Так точно. В этом и проблема. Мы практически без прав. На сегодняшний день вся малая авиация существует только за счет таких НКО, как у нас. Это клубная система. Кружки по интересам, если хотите. А что мне делать, если я хочу отправлять сына к бабушке в деревню, как раньше это было со мной? Если хочу научить его летать? Ведь вы даже не представляете, что это за немыслимое чувство — чувство крыльев за спиной. Только тот, кто поднимался в небо, кто влюблен в него, может это понять. Поверьте, к нам приходят и молодые люди, и те, кто уже всего в жизни добился. И стоит им лишь раз увидеть наш мир с другой точки зрения, ощутить эти крылья за спиной — и люди уже не остаются прежними. Их начинает интересовать что-то большее, чем погоня за едой. Они даже на своих друзей и близких, коллег и просто знакомых смотрят совершенно другими глазами. Это не передать. И если я хочу подарить это своему сыну, я должен делать хоть что-то. Я должен бороться.

Победить болото

— Слушайте, ну а если так плохо все, то не проще ли бросить эту затею с аэродромами да и уехать летать в Европу?

— Многие мои друзья так и сделали. Пошли по пути наименьшего сопротивления: у них за границей недвижимость, свое судно, там нет таких проблем с инфраструктурой. И они не теряют свои крылья. Удобно же. Чего греха таить, я и сам иногда задумываюсь. Потому что сил уже нет смотреть. А потом спрашиваешь себя: ну а кто этим будет заниматься, если не ты? Ведь люди вообще не знают о существовании проблемы. Не задумываются о ней. И наша задача сейчас — начать говорить. Обратить на себя внимание общественности. Чтобы каждый, кто это читает, немного поразмышлял, чего лишается. Не только комфортных бюджетных перевозок, не только сельхозуслуг, содействия МЧС и так далее. Каждый из тех, кто, может быть, еще не летал, но хотел бы узнать, что видят из-под облаков птицы, каждый теряет саму возможность обрести этот новый смысл для себя. Мы теряем шанс познать этот особый аэродромный улей с его законами и порядками, шанс разговаривать с детьми на одном языке, шанс ощутить свободу, подняться над обыденностью. Разве это не так же важно для всего населения страны, как экономические факторы (и уж тем более важнее сахарной свеклы)?

Авиашоу на аэродроме СармановоФото: Объединенная Федерация Дельталетного спорта республики Татарстан

— Выходит, остаются только обсуждения в СМИ и письма властям?

— Увы. Но и это задача не из простых. Я тут пытался проследить путь нашего письма президенту республики. Рустам Нургалиевич ведь и сам летный человек, знает и чувствует проблему. Я три недели убил, чтобы просто найти след официальной бумаги в бюрократической свалке его администрации. Тишина. Как обычно. Письма просто не доходят. И руки опускаются. Ведь иногда кажется, что это письмо — самый главный шаг. Только бы победить это болото, только бы добиться того, чтобы письмо дошло и было прочитано. А там — как всегда у нас в стране: если царь скажет, то все завертится…

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Помогаем

Учить нельзя отказать. Поставьте запятую Собрано 1 647 190 r Нужно 1 898 320 r
Гринпис: борьба с лесными пожарами Собрано 958 532 r Нужно 1 198 780 r
Помощь детям, проходящим лучевую терапию Собрано 1 893 433 r Нужно 2 622 000 r
Консультационная служба для бездомных Собрано 896 575 r Нужно 1 300 660 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 3 095 702 r Нужно 7 970 975 r
Хоспис для молодых взрослых Собрано 1 954 083 r Нужно 10 004 686 r
Всего собрано
877 723 889 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Авиашоу на аэродроме Сарманово "Альтаир-Аэро"

Фото: Объединенная Федерация Дельталетного спорта республики Татарстан
0 из 0

Владимир Чупарков

Фото: Александр Левин для ТД
0 из 0

Авиашоу на аэродроме Сарманово

Фото: Объединенная Федерация Дельталетного спорта республики Татарстан
0 из 0

Аэродром Сарманово на карте

Фото: Александр Левин для ТД
0 из 0

Владимир Чупарков, председатель Объединенной федерации дельталетного спорта («СЛА-мото») Республики Татарстан

Фото: Александр Левин для ТД
0 из 0

Авиашоу на аэродроме Сарманово

Фото: Объединенная Федерация Дельталетного спорта республики Татарстан
0 из 0

Авиашоу на аэродроме Сарманово

Фото: Объединенная Федерация Дельталетного спорта республики Татарстан
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: