Запрещенные игры

Фото: Alexandre Simoes/Borussia Dortmund/Getty Images/GettyImages.ru

Кто развернет радужные флаги на чемпионате мира — 2018 и зачем российскому футболу нужны «дни терпимости»

На ЛГБТ-кинофестивале «Бок о бок» показали документальный фильм «Запрещенные игры». Это история о первом чернокожем футболисте Джастине Фашану, который совершил каминг-аут, но поплатился за это карьерой и жизнью.

Трудно быть честным

Джастин Фашану родился в Англии, в семье нигерийского адвоката и гайанской медсестры. Когда отец бросил их и уехал в Нигерию, из пятерых детей мать решила отдать в приют только Джастина и его младшего брата Джона — посчитала, что в другой семье им обеспечат лучшую жизнь. В шестилетнем возрасте мальчиков усыновила уже немолодая английская пара. В детстве они всегда держались вместе, и когда Джастин начал заниматься футболом, Джон сделал то же самое. К девятнадцати годам Джастин стал первым чернокожим футболистом в Англии, которого купили за один миллион фунтов: он перешел из клуба «Норвич Сити» в «Ноттингем Форест» через три года после начала профессиональной карьеры, в 1981-м. Но из-за слухов о том, что Джастин ходит в гей-клубы, его отношения с командой и с тренером портились, результаты ухудшались, и в 1985 году после травмы колена Джастин на несколько лет ушел из большого спорта.

В это время Джон, всегда живший в тени успехов старшего брата, тоже стал популярным футболистом. В 1990 году Джастин совершил каминг-аут и объявил о своих связях с членом парламента на страницах The Sun. Это был первый случай в истории европейского футбола, когда футболист открывал свою сексуальную ориентацию. Учитывая атмосферу в Англии того времени и гомофобную риторику правительства, неудивительно, что Джастина начали травить. Джон осудил брата вместе со всеми.

Джастин Фашану, 1981 годФото: Allsport UK /Allsport/Getty Images/GettyImages.ru

Футбольные клубы отказывались подписывать контракты с бывшей звездой. В 1994-м Джастин уехал в Штаты тренировать юношескую сборную в Джорджии. Через четыре года семнадцатилетний подросток обвинил Джастина Фашану в изнасиловании, футболисту грозило 20 лет тюрьмы. Из-за скандалов в прессе после каминг-аута и гомофобных нападок Джастину Фашану было трудно доказывать свою невиновность. Незадолго до смерти он позвонил брату и сказал: «Меня обвиняют в чем-то очень плохом, чего я не совершал. Я не могу сесть в тюрьму, мне туда нельзя». В предсмертной записке футболист написал, что суд не поверит ему из-за его гомосексуальности. Джастин Фашану покончил с собой в мае 1998 года.

Обвинения в изнасиловании с Джастина Фашану были сняты, и футболист посмертно включен в зал славы клуба «Норвич Сити». В 2010 году Амал Фашану, племянница Джастина Фашану, начала кампанию по борьбе с гомофобией в спорте.

Дни терпимости

Координатор программ FARE [Football Against Racism in Europe — сеть, которая борется с расизмом и ксенофобией в европейском футболе] Павел Клименко после дискуссии рассказал «Таким делам» о дискриминации в российском футболе и о том, что ждет ЛГБТ-болельщиков на чемпионате мира по футболу в 2018 году.

«С восьмидесятых годов, когда играл Джастин Фашану, многое изменилось, но гомофобное давление на футболистов все еще огромно. Сейчас даже в Британии нет ни одного профессионального игрока — открытого гея. В России ситуация еще сложнее: ни один футбольный клуб не подпишет ЛГБТ-игрока, даже если он будет большим профессионалом. Футбол — это инструмент для изменения социальной реальности. Его смотрят миллионы людей, на игроков равняются, они — пример для подражания. Если кто-то из игроков открыто говорит о гомосексуальности, это влияет на уровень гомофобии в обществе. Хороший пример — Криштиану Роналду, который открыто поддерживает гомосексуалов, хотя сам им не является. В российском футболе геем по-прежнему быть стыдно. Из девушек-футболистов мало кто скрывает свою ориентацию, но и открыто тоже не говорят, потому что все-таки опасно. Капитан сборной Грузии недавно играл в Голландии и в рамках “дней терпимости” вышел на поле с радужной повязкой. Из-за этого в Грузии начались протесты и столкновения с полицией, хотя даже грузинский президент поддержал этот поступок».

«В нашей сборной нет игроков с другим цветом кожи»

«В футболе, в отличие от других видов спорта, больше всего дискриминации. Мне кажется, что это заложено в структуре стадиона и в самой истории болельщиков. Миллионы зрителей, активные болельщики всегда берут с кого-то пример. Наши смотрели на британцев, у которых в семидесятых была сильная национальная партия, и вокруг нее образовалась группа болельщиков с ультраправой идеологией. Это было связано с миграционной политикой и стало одним из элементов идентичности.

Кадр из фильма «Запрещенные игры»Фото: предоставлено кинофестивалем "Бок о бок"

В последние несколько лет футбол стимулирует много дискуссий о национальности. Есть отличный футболист Брайан Идову. Его отец — нигериец, но сам он жил в Питере и прошел школу “Зенита”, но не сложилось с первой командой. Неформально ему сказали, что дело в цвете кожи. У Брайана был российский паспорт, он надеялся стать защитником в российской сборной, но… в результате ему предложили пойти в нигерийскую.

Бразильцу Маринато Гильерме — вратарю столичного “Локомотива” — тоже поначалу кричали “зачем в нашем футболе обезьяна?!”

Футбол может быть показателем того, как меняется миграционная политика. В нашей национальной сборной пока нет ни одного игрока с другим цветом кожи».

Радужные флаги на российских стадионах

«Чемпионат мира — это месяц, когда создается “мыльный пузырь”. Со всего мира приезжают люди разных взглядов и национальностей, и, независимо от обстановки в стране, на стадионе царит атмосфера праздника. Российские власти, в том числе футбольные, не готовы даже говорить о принятии ЛГБТ-болельщиков. Одна из вещей, которыми занимается FARE, — мониторинг дискриминационных инцидентов среди болельщиков. Если на стадионах, находящихся под юрисдикцией FIFA, используют гомофобные кричалки — там применяют санкции. Российский футбольный союз пока не расценивает выкрики фанатов и судей как гомофобию. Нам и FIFA они говорят: “Болельщики никого не оскорбляли, просто слова уже приобрели другой смысл”.

Российские власти не до конца понимают, что может из-за такой риторики произойти. Олимпиаду принимал один город, а чемпионат мира по футболу принимают одиннадцать российских городов. ЛГБТ-болельщики хотят быть видимыми и даже в Саранске будут разворачивать радужные флаги. Что произойдет, если группа ЛГБТ-болельщиков “Арсенала” пойдет по улицам Саранска с радужными флагами или отправится с ними на стадион? Российские власти к этому не готовы, они не понимают, что такие болельщики вообще есть и что они тоже приедут. Хотя одно из требований FIFA — свобода чемпионата от дискриминации любого рода».

Логотип команды на соревнованиях по футболу во время Gay Games VIII в КельнеФото: Thomas Peter/Reuters/Pixstream

Не спрашивай, не пиши

«FIFA проводит тренинги против гомофобии и дискриминации для участников чемпионата мира по футболу — 2018. У FARE на матчах будут свои наблюдатели. И есть проблема местного оргкомитета: если вы сможете пронести радужный флаг на российский стадион, то вы сможете его и развернуть, потому что стадион — это уже юрисдикция FIFA. В 2015 году мы были на обсуждении стратегии развития на ЧМ-2018, где один из первых пунктов — “чемпионат мира по футболу должен быть свободным от дискриминации по признакам цвета кожи и сексуальной ориентации”. В русском переводе программы есть все, кроме сексуальной ориентации. Мы поговорили об этом с FIFA, оказалось, что русские организаторы сказали им, что по закону нельзя писать про сексуальную ориентацию. Это все, конечно, неправда, и сейчас на сайте чемпионата мира FIFA остался документ о стратегии развития только на английском языке».

«Футбол влияет на общественное мнение»

«В России официально зарегистрирована Федерация ЛГБТ-спорта, которая проводит свои мероприятия и соревнования, но в большой спорт не идет. В октябре FARE проводит Дни действий — в этом году ребята из федерации организовали лекцию про гомосексуальность в футболе и тематический турнир. Из всех чиновников это поддержала московский омбудсмен Татьяна Потяева. Чиновники не хотят сидеть за столом переговоров с ЛГБТ, но тем не менее это был первый случай, когда чиновник публично выразил поддержку сообществу.

FARE — это сеть неправительственных организаций, групп болельщиков, которые используют футбол как инструмент интеграции в общество и противодействуют гомофобии, расизму и сексизму в спорте. Самое большое наше мероприятие — Неделя действий, к которой подключаются игроки УЕФА. В это время 2000 мероприятий проходит по всей Европе — футбольные турниры и фестивали, лекции. Когда, используя футбол, продвигают идею антидискриминации.

В России для начала мне нужно было объяснить тем, кто работает с защитой прав меньшинств, чем им может быть интересен футбол. Почему-то мало кому приходит в голову, что с помощью футбола можно влиять на общественное мнение. Но без создания законодательной базы, которая не будет ограничивать позитивные упоминания ЛГБТ, ничего изменить невозможно».

Возможность посмотреть фильм «Запрещенные игры» и еще десятки фильмов, которые были показаны на фестивале «Бок о бок» за девять лет его существования, — в онлайн-проекте фестиваля «Фильм месяца».

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких Дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Материалы по теме

Помогаем

Центр «Сёстры» Собрано 8 033 849 r Нужно 8 999 294 r
Гостевой дом Собрано 2 446 995 r Нужно 2 988 672 r
Всего собрано
376 379 083 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: