Фото: Владимир Аверин для ТД

Ежегодно в России более 500 тысяч человек переживают инсульт. А Горячая линия информирования об инсульте в стране только одна

Сначала было полное непонимание того, что происходит. Ну да, инсульт. Но это же не страшно? С кем не бывает. Скорая, три недели стандартной терапии в больнице и ободряющие слова врачей — мол, ты молодой, всего 35 лет, восстановишься, все у тебя будет в порядке.

И Алексей успокоился: значит, это временные трудности, которые нужно просто пережить. На время спрятаться, уйти, отгородиться от мира. Тогда для него это казалось самым верным решением, чтобы не видеть жалости и не слышать слов утешения. Особенно от людей, которые знают тебя другим — активным и жизнерадостным. Вот когда все встанет на свои места, тогда можно будет вернуться к нормальной жизни. Увы, не нашлось рядом человека, который сразу сказал бы, что все очень серьезно. Что никакого простого возвращения после инсульта не бывает.

Самое сложное — научиться принимать помощь

Инсульт случился, когда все и так разваливалось на глазах. Пару лет назад у Алексея начались проблемы с собственным бизнесом. Ненадежный партнер, судебные разбирательства, попытка начать все с нуля — и снова неудача. Финансовые проблемы в самый неподходящий момент: вот-вот должен был родиться второй ребенок. Решение Алексея полностью уйти в работу, чтобы восстановить прежнюю жизнь, далось нелегко, но другого выхода просто не было. Договорились, что, пока все не наладится, жена поживет с детьми у своей мамы в селе.

Алексей
Фото: Владимир Аверин для ТД

И вдруг — инсульт. Как выяснилось, он способен безжалостно обрывать многие связи, даже те, что кажутся очень прочными. Говорить об этом Алексею трудно, как и о том, почему он после инсульта остался жить в маленькой однокомнатной квартире вместе с мамой. Но, к счастью, ему не пришлось справляться со своей бедой совсем одному. Самым главным несгораемым активом оказались друзья. Ирина — одна из тех, кого можно назвать старым проверенным другом. Она сама не так давно перенесла очень тяжелую болезнь и знала, как непросто найти в себе силы для борьбы и как еще сложнее найти возможности для качественного и своевременного лечения.

«Я позвонила поздравить Лешу с днем рождения и, как только услышала его голос, поняла: случилось что-то страшное. Спустя два дня я уже была в Ставрополе. Первым потрясением, конечно, было его состояние. Все было понятно с первого взгляда: невнятная речь, нарушенная координация. Но главное — он был чудовищно закрыт и отстранен. Стоило взять его за руку, как он тут же пытался ее высвободить. Все разговоры о помощи вызывали нервную реакцию. Он просто никого не хотел видеть».

Преодолеть этот психологический барьер удалось не сразу. Ирина провела несколько недель рядом, подключила общих друзей и знакомых. Через социальные сети удалось собрать довольно приличную сумму, которой хватило на два небольших курса реабилитации в платной клинике.

Занятия с логопедом, помощь психолога, физические нагрузки под руководством инструктора, арт-терапия — все это на глазах меняло состояние Алексея. Бесценной была и сама возможность покидать замкнутое пространство однокомнатной квартиры. В результате стала восстанавливаться речь, вернулись коммуникативные навыки, Алексей начал чаще улыбаться и свободно формулировать мысли. Исчезла скованность.

«Постепенно он научился принимать помощь, — говорит Ирина. — Немногие знают, как это сложно для взрослого, состоявшегося человека. И как важно понимание того, что это не жалость и не стремление продемонстрировать свою добродетельность. Люди помогают, потому что искренне хотят помочь. Потому что по-другому не могут».

Яркая вспышка надежды

Несмотря на улучшения в состоянии Алексея, было очевидно, что без серьезной, комплексной терапии не обойтись. Но деньги заканчивались, а самой Ирине пора было возвращаться в Москву. Она рассказывает, что старалась не подавать вида, отгоняла гнетущие мысли, что улучшения временны, а все дальнейшие попытки бороться — тщетны. Отчаяние подступало очень близко, а помощи ждать было неоткуда.

Алексей во время упражнений на баланс и координацию
Фото: Владимир Аверин для ТД

О фонде ОРБИ Ирина узнала случайно — из ролика по радио. Это уже потом она звонила на горячую линию и разговаривала с представителями фонда, которые поддерживали, консультировали и помогали собирать документы для дальнейшего лечения. Это уже потом пришло осознание — как же все-таки повезло, что у единственного в России фонда помощи больным инсультом и их родственникам начала работать горячая линия! А сначала просто была яркая вспышка надежды.

Мы встретились с Алексеем за пару недель до запланированной поездки в Москву. К сожалению, прогресс, который был пару месяцев назад, уже не так заметен. При отсутствии комплексной помощи мир Алексея снова сузился до однокомнатной квартиры на окраине Ставрополя.

В последнее время несколько часов в день он проводит за компьютером. У того, прежнего Алексея — образование программиста и большой опыт общения на английском за границей. Алексей сегодняшний хочет быть как минимум не хуже, а в идеале — превзойти себя до болезни. Так что теперь приоритет за интенсивными уроками английского и курсами по java-программированию. Это как нити, которые связывают его прошлое, настоящее и пока еще иллюзорное будущее.

Говорить Алексею сложно. Но он старается. И даже в таком своем состоянии старается находить плюсы.

«Сейчас я могу несколько раз подумать, прежде чем сказать. Поэтому, наверное, говорю только самое важное. И это неплохо, — он улыбается. — Ведь лишь такие слова имеют значение».

Признается, что болезнь дала возможность переосмыслить многое: что стоит твоих усилий, внимания и времени и что точно не стоит. Смотрит на фотографии своих детей — они рядом, на компьютерном столе — и очень красноречиво молчит. Комната в маминой квартире небольшая, поэтому взгляд без труда выхватывает из интерьера предметы, которые определенно имеют ценность только для него. Его якоря памяти. На столе — кружка с логотипом МШПИ, которую он окончил всего семь лет назад; в углу — гитара, на которой он так давно не играл; в другом углу — скейтборд, на котором так давно не катался. И — фотографии, много фотографий. Напоминания о жизни, в которую еще можно вернуться. В которую нужно вернуться.

Алексей во время утренних упражнений
Фото: Владимир Аверин для ТД

Пока готовился этот текст, фонд ОРБИ полностью оплатил Алексею лечение и реабилитацию в подмосковной клинике. И уже на новогодних праздниках Алексей сделал еще один шаг к своему будущему. Это может выглядеть как рождественское чудо, только такое чудо каждый день совершают конкретные люди — психологи и медицинские консультанты, юристы и координаторы. Все те, кто работает на горячей линии фонда ОРБИ, те, кто отвечает растерянным друзьям и родственникам.

Инсульт может случиться с каждым — в любое время, в любом месте, в любом возрасте. Пожалуйста, помогите фонду прямо сейчас, чтобы у каждого из нас был шанс не только выжить, но и вернуться к прежней жизни. Даже 100 рублей — минимальное ежемесячное пожертвование — поможет сотрудникам горячей линии всегда оставаться на связи.

Сделать пожертвование

Вы можете им помочь

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Помочь

Оформите пожертвование в пользу организации «Фонд борьбы с инсультом «ОРБИ»»

Выберите тип и сумму пожертвования
Всего собрано
294 004 132
Текст
0 из 0

Алексей в свой комнате в центре «Три сестры»

Фото: Владимир Аверин для ТД
0 из 0

Алексей

Фото: Владимир Аверин для ТД
0 из 0

Алексей во время упражнений на баланс и координацию

Фото: Владимир Аверин для ТД
0 из 0

Алексей во время утренних упражнений

Фото: Владимир Аверин для ТД
0 из 0

Пожалуйста, поддержите фонда по борьбе с инсультом «ОРБИ» , оформите ежемесячное пожертвование. Сто, двести, пятьсот рублей — любая помощь важна, так как из небольших сумм складываются большие результаты.

0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Подпишитесь на субботнюю рассылку лучших материалов «Таких дел»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: