Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Мутная вода с привкусом металла

Фото: Валерий Матыцин/ТАСС

После отравления таллием на авиазаводе в Таганроге молчат все — местные медики, взявшие у пострадавших анализы, руководство, призывающее не видеть в происходящем криминала и не общаться с прессой, и расследующие инцидент прокуратура и Следственный комитет. Молчат и сами пострадавшие, многие из которых уже вышли на работу

В ноябре прошлого года Константин Колесников, ведущий инженер-конструктор большого авиазавода в Таганроге — ТАНТК им. Бериева, был госпитализирован с острыми болями в животе, тошнотой и выпадением волос. Исследования шли долго, больше месяца, пока наконец в начале января диагноз не был поставлен: отравление тяжелым металлом таллием. Содержание вещества в крови Колесникова превысило норму в 150 раз, он потерял возможность самостоятельно передвигаться и почти ослеп. Однако несмотря на это, уже в начале февраля его выписали из больницы. Тогда жена пострадавшего Елена забила тревогу и выложила на сайте change.org петицию с подробным описанием ситуации и просьбой о помощи.

Чуть позже выяснилось, что отравление таллием было массовым — его жертвами стали сотрудники экономического и юридического отделов предприятия, всего тридцать человек. Причем офисы этих двух подразделений находятся на значительном удалении от инженерного корпуса, в котором работает Колесников. Пострадавшие подтвердили «Коммерсанту», что услышали тот же диагноз, что и их коллега. И их количество, вероятно, только продолжит расти.

Вызвала скорую, которая отвезла меня в городскую больницу скорой помощи Таганрога. Там мне сказали, что со мной все хорошо и я могу идти домой

ТАНТК им. Бериева — большое авиастроительное предприятие, одно из самых крупных в Таганроге, сейчас здесь работают около семи тысяч человек. Оно имеет статус стратегического. Тут разработали и выпускают знаменитый самолет-амфибию Бе-200, который ежегодно тушит верховые лесные пожары; именно за его штурвалом премьер Путин в 2010 году сбрасывал воду на горящие деревья. Здесь с 1934 года разрабатывают и выпускают новую авиационную технику и ремонтируют неновую, занимаются научными исследованиями и конструкторскими работами. Вдобавок к географической разнесенности на большой территории отделы предприятия работают по своим направлениям, и сотрудники из разных подразделений зачастую практически не взаимодействуют друг с другом и не общаются между собой.

«В начале нам вообще сказали, что кто-то разбил какую то банку с ядом в конструкторском бюро, и мужчину парализовало на месте, а у двух женщин выпали волосы, — рассказал сотрудник предприятия, попросивший об анонимности. — Позже, конечно, сказали, что это чушь, потом почему-то про травлю крыс говорили. Мы толком ничего не знали, потому что отделы не общаются никак, и друг другу из-за этого не помогали».

Первые слухи о странных заболеваниях на предприятии поползли еще в декабре, однако — именно из-за отсутствия налаженной коммуникации между сотрудниками предприятия, — их не удалось быстро подтвердить. Со временем многие начали подозревать у себя отравление тяжелыми металлами, самостоятельно сопоставив симптомы с этим диагнозом. Однако объединились пострадавшие слишком поздно — состояние многих из них уже было серьезным. Таллий коварен: симптомы отравления им зачастую направляют медиков по ложному пути. Долгое время пострадавшие поодиночке ходили по врачам, брали больничные и пытались лечиться от заболеваний, которые им диагностировали в местных клиниках — и которых у них не было.

Рабочий в сборочном цехе самолетов-амфибий БЕ-200 ЧС на Таганрогском авиационном научно-техническом комплексе им. Г.М. БериеваФото: Александр Поготов/РИА Новости

Отдельная загадка в том, что в производстве завода — как и в авиапроизводстве в целом — таллий не используется; это официально подтвердил гендиректор «Бериева» Юрий Грудинин. При этом никаких подтвержденных версий попадания металла к пострадавшим нет. Руководство завода почему-то озвучило одну из неподтвержденных: у предприятия есть своя скважина для забора воды, и таллий каким-то образом попал в водозабор — или был туда вброшен — а пострадали те, кто выпил отравленную воду. Однако кем, с какими намерениями или умыслами (или — в случае техногенной аварии — по какой причине) — об этом руководители предприятия молчат, кивая на работающих на территории предприятия следователей. Мы же решили обратиться к пострадавшим напрямую.

«Какой-то вирус»

«В начале декабря у меня начались первые симптомы отравления, началось все с боли в груди на глубоком вдохе и боли внизу живота в правом боку», — рассказывает пострадавшая Виктория Лебеденко, работавшая в экономическом отделе предприятия, — сначала я предполагала аппендицит. А 18 декабря вызвала скорую, которая отвезла меня в городскую больницу скорой помощи Таганрога. Там мне сказали, что со мной все хорошо, и я могу идти домой. После этого я обратились в медсанчасть авиапредприятия, там диагностировали гастрит и отправили на новогодние каникулы. 3 января у меня начали выпадать волосы. Когда мы вернулись с каникул, началась паника уже у всех — оказалось, волосы выпадают не только у меня, и что это все взаимосвязано».

15 января пострадавших организованно отвезли в городскую больницу, где у них взяли анализы на таллий и отправили их в Екатеринбург, пообещав ознакомить с ними через три недели. Виктория интересовалась их готовностью еще 13 февраля. Результатов пострадавшие не увидели по сей день.

Мне диагностировали гастрит и отправили на новогодние каникулы. 3 января у меня начали выпадать волосы. Когда мы вернулись с каникул, началась паника уже у всех—  оказалось, волосы выпадают не только у меня

«Этот визит организовывало авиапредприятие, просто на базе городской больницы, — добавляет девушка, —  Я все время лечилась в медсанчасти. Мое лечение состояло из инъекций витаминов группы В внутримышечно и милдроната. Я просила госпитализировать меня в городскую больницу, потому что мои симптомы были схожи с теми, у кого уже было подтверждено отравление таллием. Главврач отказал мне, сославшись на то, что у меня «недостаточно симптоматики». 9 января мы уже знали об отравлении таллием — путем несложных вычислений и нескольких запросов в интернете, —  и озвучивали этот диагноз в медсанчасти. Нам сказали — глупости, скорее всего у вас какой-то вирус».

В середине февраля Виктория, так и не добившись получения на руки уехавших в Екатеринбург анализов, полетела в Москву и пробыла две недели на лечении в НИИ им. Склифософского. Оказалось, что норма таллия у нее в крови превышена в 34 раза. 2 марта девушка вернулась в Таганрог, где побывала на приеме у токсиколога. Ей продлили больничный. Содержание таллия в ее крови по-прежнему превышает норму, правда уже в шесть раз.

«Сейчас я стала лучше себя чувствовать, уже не чувствую сильной заторможенности в плане умственной деятельности, — отмечает Виктория. — Недели три назад было очень ощутимо: я забывала элементарные слова, названия предметов из повседневного обихода. Сейчас мышечная боль стала слабее, но тем не менее она все равно присутствует — как и боль в животе. В плане выпадения волос ничего не изменилось — как выпадали, так и выпадают, пришлось отрезать их совсем, потому что выглядят они ужасно».

Виктории, как и другим пострадавшим, предприятие выделило материальную помощь. Однако, по ее словам, этими средствами не удалось погасить все расходы на транспорт, анализы и лечение в частных клиниках, которое было им обещано.

Нету у девушки и никаких версий произошедшего. «Я точно уверена, что я никому не сделала ничего настолько плохого, чтобы меня могли отравить, — говорит Виктория, — я совершенно теряюсь: отравленных около 30 человек, их не объединяет практически ничего. Начинают появляться люди со схожими симптомами в других отделах. То есть, может быть это не настолько локализовано, как мы думаем».

В Москву, в Москву

Многие коллеги Виктории, выявив отравление таллием самостоятельно, шли сдавать анализы в частные клиники и настаивали на переводе в токсикологическое отделение в Ростове-на-Дону. Среди них — коллега Лебеденко по отделу Ксения Сергус.

«Первые симптомы у меня появились в начале декабря, — вспоминает Ксения, — в больницу я попала уже в январе, когда про таллий уже было известно. Я побывала в нашей городской больнице, а потом в неврологическом отделении Ростовской областной клиники. В конце концов поехала в НИИ Склифосовского — других вариантов просто не видела, надо было лечиться».

Отравление таллием Ксении диагностировали еще в Таганроге — на основе анализа волос, который она сдавала самостоятельно в городской больнице. После лечения в Москве у нее по-прежнему сохраняются боли. Раз в месяц ей необходимо ездить в «Склиф» на контрольное обследование; девушка надеется, что после первых улучшений необходимость в этом отпадет. По ее словам, сотрудникам выплатили материальную помощь — 9220 рублей, и обещали компенсировать все затраты на перемещения между Таганрогом, Ростовом и Москвой. У нее самой пока загвоздка с документами — она получила чуть больше пяти тысяч рублей, хотя сдала документов и чеков на сумму около двадцати.

«Я много думала о том, почему это произошло, чей это может быть умысел или чья халатность, но, к сожалению, у меня нет вариантов — грустно добавляет Ксения. — В моей голове не укладывается, что такое могло произойти в двадцать первом веке здесь, сейчас и со мной».

Официально — ничего

2 марта в СМИ начали появляться сообщения об отравлении. Руководство «Бериева» в ответ сообщило о доследственной проверке на предприятии и оказании пострадавшим всей необходимой помощи. Позже было возбуждено уголовное дело по ст. 112 УК РФ — умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести.


«В настоящий момент несколько сотрудников ТАНТК им. Г.М. Бериева проходят лечение в медицинских учреждениях согласно направлению врачей, — говорится в официальном сообщении пресс-службы. — По результатам проведенных лабораторных исследований у них выявлены признаки отравления таллием, который не используется в производственном процессе на предприятии. Со стороны руководства предприятия пострадавшим работникам оказывается материальная помощь на первичное лечение, также будут выделены средства на последующую реабилитацию». В официальном документе также утверждалось, что на «Бериева» предприняты необходимые меры безопасности — все помещения, в которых работали пострадавшие, проверили специалисты Роспотребнадзора. Проверили и ничего не нашли. Здоровью и безопасности сотрудников завода, гласит официальная бумага, с тех пор «ничего не угрожает».

«Мне никто не помог»

Интересно, что за день до этого сообщения в истории наметился неожиданный и трагический поворот— стало известно о первой смерти сотрудника авиапредприятия с симптомами отравления таллием. В СМИ появилась история Светланы Сакевич — по мнению женщины, смерть ее 23-летнего сына Максима Терещенко, работавшего слесарем на предприятии, была вызвана именно отравлением этим тяжелым металлом. Трагическое событие совпало по времени с первыми сообщениями об отравлениях. Никаких подтверждений своей версии Сакевич получить не удалось. Однако, по ее мнению, если бы об отравлении таллием стало известно раньше, жизнь ее сына можно было бы спасти. Сейчас ее делом занимается прокуратура.

«Когда я подавала заявление о халатности врачей, я еще не знала, что люди отравились таллием, — объясняет Светлана Сакевич. — Мой сын умер 30 декабря, накануне Нового года. А обратился в медсанчасть он еще 7 декабря — ему стало плохо, потерял сознание, были тошнота и рвота. Назначили обследование!.

По её словам, проведенная реоэнцефалография головного мозга показала наличие вазоспазмов, которые возникают в сосудах мозга как последствие появления патологических новообразований на их стенках. Именно их появление является одним из симптомов при отравлении тяжелыми металлами.

«Его должны были лечить, но отнеслись халатно, не обратили внимания, — сетует Сакевич, — врачи медсанчасти закрыли ему больничный: ты здоров, иди работай».

Я забрала сына из морга. Сама, никто мне из начальства завода не предложил помощи. Никаких соболезнований от них я тоже не услышала

Максим проработал еще около двух недель, а 29 декабря, придя домой со смены, впал в кому. 30 декабря врачи зафиксировали смерть мозга, отключили от аппаратов и констатировали смерть — врачи сказали, что у больного лопнула аневризма, случился обширный инсульт с отеком мозга и обширной гематомой. О том, что у Максима есть проблемы с аневризмой, Светлане известно не было. Единственное, что было на руках у Светланы — фрагмент реоэнцефалографии, в которой говорилось, что у Максима наблюдаются вазоспазмы и затруднен отток крови. Услышав об отравлении таллием на предприятии, она пошла читать в интернете о его симптомах. Первое, что увидела Светлана — «отравление таллием ведет к отеку головного мозга». Так у Сакевич появились первые предположения, которыми она и поделилась с журналистами в начале марта.

«На тот момент все скрывалось. Как утверждает начальство авиапредприятия, была проведена экспертиза, но я об этом не знала, меня в известность не ставили, — рассказывает Светлана. — Третьего января я забрала сына из морга. Сама, никто мне из начальства завода не предложил помощи — даже зная, что грядут праздники, и что тело может пролежать до 9 января. Никаких соболезнований я от них тоже не услышала».

Сакевич намерена биться до конца. «Мой сын был здоровым человеком, никогда ни на что не жаловался и ничем не болел. А тут у него резко появляются тошнота и давление, а затем и отек мозга — о чем я могу думать?» По ее словам, поставить точку в выяснении причин смерти Максима можно, только эксгумировав тело. Этого она и собирается добиваться. «Пусть наказывают тех врачей, которые вовремя не госпитализировали моего сына. Я подавала в Таганроге в прокуратуру, буду подавать в Ростове и в Москве». По ее словам, все обращения в органы были поданы еще в январе, однако ответа до сих пор нет.

Максиму Терещенко было всего 23 года, у него остался маленький сын. Его смерть никак не была связана с отравлением таллием, считают городские власти. Глава города Андрей Лисицкий на пресс-конференции 7 марта сообщил о том, что существует судебно-медицинская экспертиза, которая это подтверждает — однако почему-то никаких других ее выводов не озвучил. Мать покойного, кстати, не была в курсе ни о проведении экспертизы, ни о ее результатах — как рассказала Сакевич корреспонденту «Таких Дел», словам гендиректора предприятия она не верит и считает, что никакой экспертизы не было проведено. Тем не менее главврач городской больницы Дмитрий Сафонов на той же пресс-конференции высказался в том духе, что уровень настороженности неплохо бы снизить, «потому что это похоже на паранойю». При этом он изложил свою версию событий: «Выражу наше общее мнение, если скажу, что это было кратковременное заражение, — отметил представитель больницы. — Это происходило не долго. Мы пациентов даже уговаривали госпитализироваться, но они не соглашались. После того, как мы подтвердили диагноз, мы их всех отправили в областную больницу. Все пострадавшие после выписки были направлены на наблюдение в медсанчасть завода». При этом, отметил главврач, такие происшествия фиксируются в мире реже, чем раз в год. «А здесь сразу группа», — озадаченно добавил Сафонов. Закончилась пресс-конференция указанием «на бытовой характер» происшествия, призывами «не искать криминала» и «дождаться результатов проверки следственных органов».

Все идет своим чередом

«Бериева» — один из самых крупных заводов в небольшом Таганроге, у всех там работают как минимум знакомые. Поэтому в первые дни паника распространилась далеко за пределы стратегического предприятия. При этом, что удивительно, спустя неделю после огласки далеко не все сотрудники были в курсе о произошедшем. А в городских сообществах в соцсетях тем временем люди активно обменивались соображениями о том, где сдать анализ на тяжелые металлы, и выдвигали различные версии произошедшего. Ну, или просто обрушивались волной обвинений в адрес завода и его руководства — или, как вариант, обреченно констатировали, что даже спустя несколько месяцев не получится найти виновника.

Но спустя неделю после первоначального возмущения от ажиотажа не осталось и следа, а наиболее агрессивные комментарии в группе завода подчистили модераторы сообщества. Пострадавшие по большей части перестали выходить на связь с прессой, а прежде активные комментаторы из числа горожан просто отказывались общаться с журналистами — на заводе говорили, что руководство предприятия озвучило сотрудникам прямой запрет на распространение информации о произошедшем. Одна из сотрудниц предприятия на условиях анонимности рассказала «Таким делам» о происходящем на заводе .

«Существенно ничего не изменилось, — говорит Ольга, попросившая не называть ее фамилию. — Об отравлении таллием мы слышали еще до Нового года, но никто толком ничего не знал. Собрание на заводе провели только тогда, когда дело получило огласку в СМИ. На собрание это я не ходила, потому что прекрасно знала, что ничего нового там не скажут. Мне кажется, в итоге отравление просто на кого-то повесят, чтобы закрыть дело».

На авиапредприятии нет и следа паники — информационное возмущение сменилось затишьем. «На заводе все идет своим чередом, многие пострадавшие уже даже на работу повыходили, — резюмирует Ольга, — на заводе уже появляются черные шутки на эту тему. Страшно ли нам? Да, мы все время моем руки, а некоторые предпочитают приносить свою воду. Главное, чтоб это больше не повторилось».

20 марта руководство предприятия устами пресс-службы пообещало всем пострадавшим сотрудникам большую компенсацию — уже в размере от 20 до 50 тысяч рублей «на приобретение необходимых медикаментов». Кроме того, обещали возместить расходы на проезд и проживание, связанные с реабилитацией. «Объем компенсированных со стороны предприятия расходов в точности соответствует тому, что запрошено сотрудниками и подтверждено соответствующими документами», — пишут представители завода.

Справка:

Таллий — мягкий металл серебристо — белого цвета с голубоватым оттенком. Является высокотоксичным ядом, отравление которым нередко приводит к летальному исходу. Таллий и его соединения проникают в организм ингаляционным, пероральным путем и обладают способностью всасываться через неповрежденные кожные покровы и слизистые оболочки. Токсичное вещество накапливается в головном мозге, мышечной ткани, легких, печени, селезенке, поджелудочной железе и почках. По своей токсичности схож с мышьяком и свинцом.

1 г этого вещества вызывает интоксикацию, а большее количество является смертельным для человека. При попадании таллия в желудок он вызывает локальное воспаление, уже на протяжении одного часа разносится кровью по всем органам и системам. Таллий также оседает и в других органах человеческого организма: в сердце, печени, нервных клетках головного мозга, сосудах и нервных путях. При тяжелой интоксикации он способен вызывать отек головного мозга, от которого часто умирают пострадавшие люди. При отравлении таллием может наблюдаться быстрая потеря волос. Таллий часто использовался для убийств и получил название «Яд отравителей» и «Пудра наследников». Последний громкий случай отравления веществом произошел в 2004 году на военном аэродроме в Амурской области.

Спасибо, что дочитали до конца!

На «Таких делах» мы пишем о социальных проблемах, чтобы привлечь к ним внимание. Мы верим, что осознание – это первый шаг к решению проблем общества.

«Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Небольшие, но регулярные пожертвования от многих людей позволят нам продолжать работать, оплачивать командировки и гонорары авторов, развивать сайт.

Пожертвовав 100 рублей, вы поддержите «Такие дела». Это займет не больше минуты. Спасибо!

ПОДДЕРЖать

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Помогаем

Не разлей вода Собрано 1 139 902 r Нужно 1 188 410 r
Мадина Собрано 2 494 182 r Нужно 2 727 604 r
Учить нельзя отказать. Поставьте запятую Собрано 1 015 066 r Нужно 1 898 320 r
Ремонт в Сосновке
Ремонт в Сосновке
Узнать о проекте
Собрано 704 083 r Нужно 1 331 719 r
Консультационная служба для бездомных Собрано 220 575 r Нужно 1 300 660 r
Помощь детям, проходящим лучевую терапию Собрано 423 494 r Нужно 2 622 000 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 1 224 826 r Нужно 7 970 975 r
Дом Фрупполо: детская паллиативная служба Собрано 340 424 r Нужно 3 555 516 r
Всего собрано
596 894 918 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: