Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Фото: Антон Уницын для ТД

Скорбь реальная и виртуальная — как с ней справиться

Светлана БронниковаФото: из личного архива

Я не хочу писать эту колонку.

Совсем.

Я очень устала писать о том, как справляться с горем. Как бороться со страхом. Как переживать потери. Но мы все время кого-то теряем, и приходится писать об этом.

Кемерово.

Что вы почувствовали, когда узнали? Ярость? Отчаяние? Липкий ужас за своих собственных детей? Бессилие? Столкнувшись с острым горем, мы обычно чувствуем именно это.

Отрицание. Ярость. Поиск виновного. Печаль. Принятие. Общеизвестные стадии переживания потери. Каждый захлебнулся новостями, зажмурился, понадеялся, что это какая-то нелепая ошибка, что этого не может быть. Потом пришел гнев. Обескровливающий, лишающий сил, со скрежетом зубов, до белых пятен на стиснутых кулаках.

Мы все вторые сутки в бессильной ярости от этой потери.

В эпоху социальных сетей горе перестало быть интимным, трагедии утратили место локализации

Вместе с каждым несчастным случаем взрываемся, тонем и горим мы сами. Нам всем больно, нам всем страшно, и еще страшнее от того, что мы не видим, не знаем, как все было на самом деле.

Читайте также Точка кипения   Как живет Кемерово после пожара  

Когда горе случается, возникает много печальных и обязательных бытовых задач, связанных с ним. Посещение больницы. Поездка в морг. Объяснить детям. Позаботиться о стариках. Как ни странно, это не мешает, а помогает проживанию утраты. Заставляет подниматься утром с постели, готовить еду, чистить зубы и одеваться. Горе вынуждает окаменеть, замереть, перестать двигаться — а необходимость совершать все эти действия дает вынужденный толчок к тому, чтобы начать движение, и горе неминуемо переходит на следующую стадию.

Если горе случилось с кем-то поблизости, то переживанию помогает непосредственное участие. Сдать кровь. Приготовить и принести горячей еды. Посидеть с детьми. Вымыть посуду. Побыть рядом и помолчать. Обнять тех, кто плачет.

Виртуальная скорбь — особенная. Возникает феномен «виртуального окаменения»

Виртуальная скорбь — особенная. Саднит так же, а деть эти чувства некуда. Возникает феномен «виртуального окаменения». Бессильная ярость и отчаяние ищут выход. Мы залипаем в сети, бесконечно перебирая статьи, комментарии, обсуждения, обмениваемся ссылками, котел эмоций кипит. Мы ищем друг друга в беде, это нормально. Наш культурный опыт говорит нам — в горе нужно вместе плакать, нужно вместе варить кутью, нужно вместе заботиться о болящих, это даст ярости время перекипеть в печаль, но как это сделать, когда мы все разбросаны по огромной стране и нам всем одновременно так больно?

Если эмоции, которые мы переживаем, подтверждены фактами — а ярость, которую мы все испытываем, более чем праведна — то, чтобы чувства не стали разрушительными, нужно заняться решением проблемы. Важно только сформулировать для себя, в чем она. Помните, как после террористического акта в Париже тысячи людей вышли на улицы с плакатами «Мы не боимся»? Что бы вы написали на своем плакате? «Нам страшно за детей»? «Невыносимо больно»? «Власть, опомнись — мы в ярости»?

Кемерово, 27 мартаФото: Антон Уницын для ТД

Нет, я не призываю вас крушить окна официальных учреждений в знак протеста, хотя именно это и хочется сделать в ярости. Сейчас очень важно не быть в одиночестве, быть друг с другом, и социальные сети дают только иллюзорное ощущение близости. А оказавшись вместе, задать себе вопрос: что полезного мы можем

Читайте также В Кемерове начались похороны погибших в ТЦ «Зимняя вишня»   Похороны первых жертв трагедии в Кемерове  

сделать для пострадавших и тех, кто рядом с ними? Кому вокруг вас сейчас особенно тяжело и плохо, по кому ударило сильнее, кто оказался более уязвимым?

Мы с моими коллегами предлагаем бесплатную психологическую помощь тем, кто травмирован происшедшим. Неважно, откуда вы родом, обожгло всех без исключения. Может быть, и у вас есть что-то, что вы можете сделать для тех, кому сейчас очень тяжело? Даже если это просто кастрюля горячего супа. И если это будут не только те, кто пострадал в этом пожаре непосредственно, не горящие заживо сейчас родители погибших детей — горе получит шанс продолжить движение. Мы получим шанс пережить это.

Автор — клинический психолог, специалист по работе с травмой, действительный член Нидерландского института психологии

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Вы можете им помочь

Материалы партнёров

Всего собрано
2 225 464 867
Все отчеты
Текст
0 из 0

Фото: Антон Уницын для ТД
0 из 0

Кемерово, 27 марта

Фото: Антон Уницын для ТД
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: