Страх и любопытство у детей и взрослых

Фото: кадр из фильма "Чудо"/предоставлено "Централ Партнершип"

Почему мы боимся людей с необычной внешностью и как преодолеть этот страх, рассказывает психолог Алена Синкевич

8 марта в онлайн кинотеатре Okko состоялась цифровая премьера фильма «Чудо» с Джулией Робертс. Она играет маму мальчика Огги, у которого редкое генетическое заболевание — синдром Тричера Коллинза, из-за которого сильно деформировано лицо. Он перенес 27 операций и учился на дому, и фильм рассказывает о том, как он начинает ходить в обычную школу и с какими проблемами сталкивается. Мы поговорили с психологом и координатором проекта «Близкие люди» благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Аленой Синкевич о том, как перестать бояться тех, кто отличается от нас, и как научить этому детей.

Рептильный мозг командует

Дети с синдромом Тричера Коллинза неизбежно испытывают сложности с социализацией, как, впрочем, и другие дети с нестандартной внешностью. На них косо смотрят и дети, и взрослые, и это неизбежно — такие внешние отличия невозможно не заметить. А что возможно, так это изменить свое отношение, в основе которого лежит базовая эмоция — страх.

Вообще у ксенофобии есть три причины, которые заложены в наших инстинктах и которые полезно знать. Первая — это боязнь врага. Когда перед тобой непохожее лицо, значит, это чужак и потенциальная опасность. И следовательно, нужно либо бежать подальше, либо нападать. Многие люди реагируют на того, кто внешне от них отличается, именно так — или обходят стороной, или обижают.

Психолог Алена СинкевичФото: из личного архива

Вторая причина — страх заразиться. Это тоже очень первобытная эмоция, и в свое время она помогала выжить: если перед тобой особь с необычной внешностью, скорее всего, это болезнь, причем заразная, и надо держаться подальше от него и его родственников. И до сих пор, если понаблюдать, то можно заметить, что люди часто склонны сторониться не только самого человека с необычной внешностью, но и всей его семьи.

И третья древняя причина — это боязнь, что в критической ситуации человек с особенностями может стать обузой. Если стая вынуждена спасаться от какой-то опасности и бежать, любая слабая или больная особь будет замедлять ее и в результате подвергнет опасности всю группу. Наш рептильный мозг до сих пор это помнит.

Но дело в том, что мы уже давно не первобытные люди и научились понимать, что человек с другой внешностью нам не враг, что он не заразен и никак нам не угрожает. А тех, кто до сих пор этого не понимает, нужно не осуждать, а просвещать, потому что чем больше мы о чем-то знаем, тем меньше этого боимся.

Создать правила

К сожалению, нормальных правил общения с людьми с особенностями в нашей стране нет, а те, что есть, никуда не годятся. Люди не понимают, как себя вести, причем ни с той стороны, ни с другой. Что обычно говорит мама своему ребенку? «Что ты на него смотришь? У него же нет ноги». То есть она требует, чтобы ее ребенок сделал вид, что не заметил, что у другого ребенка нет ноги. Но ребенок понимает, что такое не заметить невозможно. И ему любопытно, и это нормально. При этом самого ребенка без ноги тоже научили, что приличные люди не должны на него смотреть и тем более интересоваться, почему у него нет ноги.

Джейкоб Тремблей и Джулия Робертс в фильме «Чудо»Фото: предоставлено «Централ Партнершип»

Какой вариант был бы нормальным? Я как-то смотрела американский ролик, и в нем такая история. Во время летних каникул мальчик попал в аварию и потерял ногу. Осенью он возвращается в школу, и на первом же уроке ему дают слово, он выезжает на коляске и рассказывает перед классом, что с ним случилось, как он себя чувствует, что теперь может, а чего не может. А потом, ответив на все вопросы, добавляет, что все, кто хочет, могут подойти и потрогать то, что осталось от его ноги. В результате дети удовлетворяют свое любопытство, мальчик показывает, что эта тема не табу, тут нет ничего страшного, он открыт и может это обсуждать. Через пару дней никого больше не интересует отсутствие ноги, и все воспринимают это как данность. Все, вопрос исчерпан, проблемы коммуникации нет.

В ситуации с более редкими особенностями, чем отсутствие ноги, важно удовлетворить любопытство ребенка социально приемлемым способом. Если в кафе заходит ребенок с синдромом Тричера Коллинза, и ваш ребенок видит это в первый раз, конечно, подходить и задавать вопросы нельзя — вы же не подходите к незнакомым людям с вопросами. Можно объяснить своему ребенку, что это —редкое генетическое заболевание, а если вы сами не знаете, можно, вернувшись домой, вместе поискать информацию в интернете.

Получается ситуация лжи и абсурда — все всё видят, но все делают вид, что этого нет

 

Любопытство — это нормальная, а у детей так и вовсе неотъемлемая часть жизни, благодаря ему они развиваются и узнают мир. У детей с синдромом Тричера Коллинза действительно очень необычная внешность, и уши у них, как у Шрека. Конечно, это любопытно, и конечно, хочется их потрогать. А нельзя. Почему нельзя — непонятно.

Не надо делать вид, что вы не замечаете особенностей во внешности другого человека. Он не дурак и знает, что вы не можете их не замечать. Если у вас есть вопросы, тактично их задайте, и человек сможет решить, хочет он на них отвечать или нет. А когда мы делаем вид, что этого нет, мы таким образом показываем, что для нас это проблема, к которой мы не готовы. От этого другому становится еще хуже. Не замечать и тактично обходить стороной — значит, делать его изгоем.

Ответить на вопросы

Как только социальная надстройка по каким-то причинам ослабевает, верх берут инстинкты, и начинает выстраиваться иерархия. Так, например, происходит в тюрьме. Или в детских сообществах, потому что у детей эта надстройка еще в принципе не сформирована. Надо понимать, что травля среди детей будет возникать всегда, потому что у детей еще очень сильны инстинкты, и тот, кто сильнее, будет стремиться самоутверждаться за счет слабого.

Кадр из фильма «Чудо»Фото: предоставлено «Централ Партнершип»

Одно время я часто гуляла с мальчиком из детского дома, у которого были серьезные лицевые изменения. Как-то мои знакомые позвали меня и этого мальчика к себе в гости, чтобы их пятилетняя дочка с ним поиграла. Это очень умная и воспитанная девочка, к тому же ее готовили, что придет ребенок с очень необычной внешностью, и она сама очень хотела. Но когда она его увидела, то испугалась до такой степени, что уткнулась лицом в мамин бок и не могла смотреть на него. Будучи хорошей девочкой, она сказала, что готова отдать ему все свои игрушки, но повернуться и посмотреть не может. Это чистый инстинктивный страх, и он понятен.

Самый лучший способ с ним бороться — это узнавать.

Отсутствие информации повышает тревогу, а чем больше мы знаем, тем меньше боимся

Здесь очень важно поведение родителей и учителей. Так, например, учитель должен сказать детям: «Перестаньте этого бояться, посмотрите, потрогайте, разберитесь, задайте вопросы, это существует, давайте это примем».

Но беда в том, что даже если этот умный учитель так сделает, ему будет непросто. Если он скажет в классе детям, что они все могут подойти и потрогать ребенка с синдромом Тричера Коллинза, а ни сам ребенок, ни его родители к такому не привыкли, возникнут проблемы. Это к вопросу о вырабатывании правил с обеих сторон. Открытость и готовность разговаривать должна быть не только у тех, кто задает вопросы, но и у тех, кто на них отвечает.

Конечно, огромное влияние оказывают родители. Если они объяснят ребенку, что другой ребенок с особенностями внешности — такой же человек и относиться к нему надо как к равному, он так и будет делать. А начать нужно с узнавания, тогда и страх отступит — а вместе с ним и травля, и пренебрежение.

Кадр из фильма «Чудо»Фото: предоставлено «Централ Партнершип»

Еще полезно получше узнать не только человека, но и его особенность. Я в своей работе часто сталкиваюсь с тем, что дети воспринимают внешний недостаток как признак внутренней неполноценности. Ребенок говорит: «У него челюсть набок, он непонятно говорит, значит, он идиот». Ему надо просто объяснить, что другой мальчик непонятно говорит, потому что у него действительно челюсть набок и ему сложно произносить слова, но умственные способности тут не при чем. В сознании ребенка важно разделить эти две вещи и объяснить, в чем ограничение той или иной особенности внешности, если оно вообще есть.

Это вопрос чисто технический и касается просвещения. Если вы почитаете про синдром Тричера Коллинза, вы узнаете, что внешние деформации черепа никак не влияют на умственные способности и остальное состояние организма. Так, например, в «Чуде» хорошо показано поведение учителя, который отмечал успехи Огги и тем самым показывал детям, что он не только не хуже других, но во многом и лучше.

Никто не хочет ощущать себя под лупой и как обезьяна в зоопарке, даже знаменитости с прекрасной внешностью, не говоря уже о ребенке с особенностями. Но не надо бояться, что, если вы разрешите ребенку потрогать другого ребенка, он постоянно будет это делать. Любопытство быстро проходит, когда его удовлетворяют.

Посмотреть фильм «Чудо» можно в онлайн кинотеатре Okko. Совместно с этой площадкой «Такие дела» запустили благотворительную просветительскую акцию, в рамках которой мы рассказываем про синдром Тричера Коллинза, буллинг и ситуацию с лечением редких генетических заболеваний в России.

 

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Вы можете им помочь

Всего собрано
295 037 509
Текст
0 из 0

Jacob Tremblay as "Auggie" in WONDER.

Фото: кадр из фильма "Чудо"/предоставлено "Централ Партнершип"
0 из 0

Психолог Алена Синкевич

Фото: из личного архива
0 из 0

Джейкоб Тремблей и Джулия Робертс в фильме «Чудо»

Фото: предоставлено «Централ Партнершип»
0 из 0

Кадр из фильма «Чудо»

Фото: предоставлено «Централ Партнершип»
0 из 0

Кадр из фильма «Чудо»

Фото: предоставлено «Централ Партнершип»
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Подпишитесь на субботнюю рассылку лучших материалов «Таких дел»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: