Фото: Валерий Зайцев для ТД

Иногда смертельная болезнь — это шанс. Шанс не только начать новую жизнь, но еще и встретить близкого человека. Так случилось у Ольги — она познакомилась со своим спасителем, донором из Германии, благодаря которому сейчас жива

Помогаем
АдВита

Острый миелобластный лейкоз — таков был диагноз, который за несколько месяцев полностью лишил Ольгу жизненных сил. Лечение проходило по известной схеме — несколько курсов химиотерапии, а затем пересадка костного мозга. Поиск донора костного мозга стоит дорого. Каждый анализ, типирование — это деньги. Ольга обратилась за помощью в фонд AdVita, единственный в Петербурге фонд, помогающий взрослым с онкологическими заболеваниями. Деньги были собраны. Донор нашелся. Костный мозг прижился. Ольга вышла в устойчивую ремиссию, прожив два года без рецидивов болезни. И, безусловно, это — главное. Но в истории Ольги есть кое-что не менее важное, чем выздоровление.

В ее жизни случилась Встреча. Именно так, без дополнительных специальных терминов называют встречу донора и реципиента, человека, которому пересаживали донорские стволовые клетки.

ОльгаФото: Валерий Зайцев для ТД

«Где-то на свете есть человек, со своей жизнью, привычками, работами, друзьями, родственниками, который оказывается тебе родным по какой-то высшей, непостижимой шкале. Про это невозможно даже подумать без слез», — говорит Ольга, вспоминая тот момент, когда в просторную залу вошел ее родственник «по Божьему замыслу».

Мишка на севере VS марципан

Бенедикт оказался немцем лет под сорок. На Встречу он приехал с женой и с букетом цветов. А еще до встречи, когда Ольга с дочерью Настей только поселились в отеле, он прислал Ольге открытку, где было написано несколько фраз о том, как он рад, что Ольга здесь, и что завтра они смогут увидеть и обнять друг друга. Открытку перевела та самая переводчица, которая позже присутствовала на встрече Ольги и Бенедикта.

Впрочем… «Первые минуты обошлись без переводчика. Мы просто плакали сквозь улыбки и обнимались. А уж потом можно было переводить и дарить подарки, выяснять, кто что любит, кто чем увлекается, у кого какие дети, родители, мечты и планы — попытка наговориться за всю ту жизнь, которая была до сих пор у нас друг без друга, — вспоминает Ольга. — Мы привезли Бену конфеты «Мишка на Севере», а он сразу же выяснил, что из сладкого люблю я, и на ближайший же Новый год прислал мне посылку, а в ней — пять килограммов вкуснейшего немецкого марципана. С той встречи трудно представить, что мы когда-то жили, не зная друг друга. Мы продолжаем общаться, ездили летом к Бену в гости. Его приезд с семьей к нам, надеемся, тоже не за горами. Он никогда не был в Петербурге, но очень хочет. И теперь не как турист, а в гости к нам, к семье».

Мы выбираем, нас выбирают

Настя, дочь Ольги, на момент маминого лечения была несовершеннолетней. Но едва ей исполнилось восемнадцать — пошла в клинику и сдала кровь на типирование. Не прошло и года, как Насте позвонили и сказали, что ее клетки нужны одному человеку. Пересадка Настиных клеток уже состоялась. И теперь Настя очень надеется, что клетки приживутся, и ждет свою Встречу, которая может состояться и у нее.

До момента Встречи информацию о доноре и реципиенте хранят в секрете. Отчасти это делают для того, чтобы уберечь донора от возможных претензий со стороны родственников или самого больного, в тех случаях, когда пересадка не удалась. Но эту тайну хранят еще и из суеверных соображений, как бы боясь сглазить счастливый исход. И многие отказываются от Встречи, понимая, что заглянуть этой тайне в глаза не так-то просто.

АнастасияФото: Валерий Зайцев для ТД

«Для этого шага тоже нужна смелость, но я сразу согласилась приехать, когда мне пришло приглашение от фонда Морша, где эти встречи проходят каждый год», — вспоминает Ольга.

Штефан Морш умер совсем молодым, не перенес одну из первых в Европе трансплантаций. Регистр доноров в память о Штефане учредила его семья, родители и сестра. Они собирают доноров, организуют забор и доставку донорских клеток. Родители Штефана трансформировали энергию потери в энергию любви. В их регистре — огромная база потенциальных доноров. Но чтобы начать поиск, пациент должен быть типирован в Петербурге. Это типирование оплачивает фонд AdVita. Случается, что изначально компьютер выдает несколько десятков потенциально совместимых доноров, но дальнейшее сравнение генетических параметров сужает выбор до одного или двух человек. Бывает и так, что ни в одном из регистров не находится пары. Но это не значит, что пары нет. Это значит, что тот, кто мог бы выбрать для себя возможность участвовать в чуде и встретиться с братом или сестрой с другого края света, — просто не сдал на типирование кровь.

Молодым везде у нас дорога

«Я была удивлена, что многие люди с непониманием отнеслись к моему решению стать донором костного мозга, — говорит Настя. — Спрашивают, зачем это тебе, пугают, что это вредно для здоровья, представляют себе какие-то огромные шприцы, которыми что-то выкачивают прямо из позвоночника, или испуганно интересуются: «А что и от чего нужно отрезать?» Так уж устроен человек: пока беда не коснется его напрямую, он не будет интересоваться проблемой, а значит, не пойдет становиться донором в российском, крайне маленьком, регистре. Это значит, что поиски доноров по-прежнему будет чрезвычайно дорогостоящими. Для сравнения — в Российском регистре доноров около 80 тысяч человек, в немецких регистрах — семь миллионов.

Ольга и АнастасияФото: Валерий Зайцев для ТД

Но Настя решила делать хотя бы то, что в ее силах. И поскольку первое, что нужно делать в этом случае — рассказывать — Настя совместно с фондом AdVita и студенческим советом организовала лекцию о донорстве костного мозга. Сама она выступать пока не планирует — не хочет, чтобы это выглядело так, будто она кичится, что поучаствовала в спасении чьей-то жизни. Но с помощью сотрудников AdVita она очень хочет донести до своих ровесников, что почти каждый из них является чьей-то генетической парой и может спасти чью-то жизнь. Молодых людей это касается особенно — чем ты моложе, тем потенциально лучше приживутся твои клетки в организме человека, нуждающегося в пересадке костного мозга.

А пока Настя вместе с фондом, который каждый день оплачивает типирование и поиск доноров, ведет пропаганду среди молодежи, мы можем способствовать этому чуду, оформив пусть небольшое, но ежемесячное пожертвование в пользу AdVita.

Сделать пожертвование

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Этот платеж возможен благодаря фонду «Нужна помощь», который собирает деньги на работу благотворительных организаций нашей страны.

Помочь

Оформите пожертвование в пользу организации «АдВита»

Выберите тип и сумму пожертвования
Поддержите, пожалуйста, наш фонд

Мы существуем только на ваши пожертвования. Вы можете добавить процент от пожертвования на развитие фонда «Нужна помощь»

Всего собрано
288 407 546
Текст
0 из 0

Ольга и Анастасия

Фото: Валерий Зайцев для ТД
0 из 0

Ольга

Фото: Валерий Зайцев для ТД
0 из 0

Анастасия

Фото: Валерий Зайцев для ТД
0 из 0

Ольга и Анастасия

Фото: Валерий Зайцев для ТД
0 из 0

Пожалуйста, поддержите благотворительного фонда AdVita , оформите ежемесячное пожертвование. Сто, двести, пятьсот рублей — любая помощь важна, так как из небольших сумм складываются большие результаты.

0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Подпишитесь на субботнюю рассылку лучших материалов «Таких дел»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: