Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Как перестать быть вундеркиндом

Фото: Владимир Аверин для ТД

В детстве я дружила с девочкой, о которой постоянно писали статьи и снимали телепередачи. Мы вместе росли, играли после школы, а потом поступили в один университет. Только я в восемнадцать лет, а Лера — в двенадцать

— …Десять, одиннадцать, двенадцать. Ух! Теперь твоя очередь. Сможешь? — подзадоривала бабушка внучку.

— Раз, два, три… — повторяла полуторагодовалая девочка, поднимаясь по лестнице и держась за бабушкину руку — ходить самостоятельно ребенку было не так просто, как считать. Через несколько лет про эту девочку, Леру Воряхову, будут снимать телесюжеты и говорить, что «таких людей, как она, один процент во всем мире».

Лерины родители быстро поняли, что она одаренная — трудно было не заметить: малышка рано научилась читать и понимать все познавательные передачи, которые в то время шли по телевизору, быстро осваивала сложные игры. В четыре года пошла в школу, а в пять лет уже начала изучать программу пятого класса. Пока я со слезами училась выводить буквы, Лера писала сочинения и складывала дроби. Я умывала заплаканное лицо, закрывала тетрадь с тремя строчками закорючек и шла гулять с Лерой, которая как раз возвращалась из школы с бабушкой.

Валерия
Фото: Владимир Аверин для ТД

Зинаида Петровна, бабушка Леры, маленькая пожилая женщина, почти каждый день ездила с внучкой на другой конец Москвы — в ту школу, куда согласились взять девочку-вундеркинда. Опаздывать было нельзя: все занятия проходили индивидуально, учителя были строгими, в гимназии не давали поблажек на возраст. Бабушка делала с внучкой уроки, носила набитый тяжелыми учебниками портфель и успокаивала ее, когда та капризничала после сложного дня.

Одно свободное лето

Когда Лере было восемь с половиной лет, Зинаида Петровна сломала ногу и несколько месяцев не могла ходить. Семья переживала, что Лера не будет справляться одна, но для ребенка с богатой фантазией, который читал книги про невероятные приключения, такое лето стало новым увлекательным опытом.

«В школе меня всегда ждала бабушка или мама, я везде была с кем-то. И тут я вдруг начинаю сама помогать бабушке, сама ходить в магазин. Я почувствовала себя нормальной восьмилеткой, соответствующей своему возрасту, меня это изменило», — вспоминает Лера.

Дорога вдоль реки, недалеко от дома Валерии
Фото: Владимир Аверин для ТД

В свободное время Лера выдумывала игры с историями и персонажами, причем умела играть в них даже сама с собой. Когда я приходила в сквер, где мы гуляли, я присоединялась к ее играм с какими-то необычными для меня сюжетами. В школе Лере было уже не так интересно, ведь ни одноклассников, ни школьных шалостей, ни записок под партой у нее не было, она могла воплотить это только в игре. От моих расспросов о том, что такое химия или как проводятся уроки физики, она отмахивалась. Из-за учебной нагрузки она не могла ходить в музыкальную школу или спортивную секцию. Уроки, взрослые со своими правилами, режим, интервью для дурацких передач, вертящиеся вокруг люди начали ей надоедать.

«Я считала себя взрослее и самостоятельнее многих ребят, то есть я такая взрослая, самостоятельно мыслящая, жизнью закаленная, а вокруг столько маменькиных сыночков и маменькиных дочек. Но в большей степени я себе это внушала, потому что и сама считала себя такой избалованной, чистенькой маменькиной дочкой», — рассказывает Лера.

На юридический не взяли

Как-то Лера была у нас в гостях, за нами смотрела моя старшая сестра. Они разговорились о чем-то совсем мне непонятном, кажется, о пацифизме. К моей сестре Лера была ближе по интересам, чем ко мне, но все же она ни разу не показала, что я маленькая (я была младше на год — на тот момент огромная разница). Я была польщена тем, что ей со мной общаться нравится больше, чем с моей сестрой. Правда, совсем скоро Лера меня переросла — у нее начался несвоевременный подростковый кризис, и они с Яной стали очень похожи. Оказывается, на нее произвел впечатление тот разговор о хиппи и движении за мир во всем мире. После этого Лера фантазировала уже о всечеловеческой свободе и разрешении духовных проблем, что совершенно не соотносилось с предстоящими выпускными экзаменами и поступлением в университет.

Лера у реки
Фото: Владимир Аверин для ТД

«Я хотела пойти в техникум, но мои родные уперлись, сказали: “Зачем тогда ты, и мы вместе с тобой, столько лет горбатились? Это тебе надо, и все”. Я и не думала, что мне что-то там надо, я просто хотела скорее окончить школу и на все забить, — смеется Лера. — Но я понимала, что просто гулять мне никто не даст, потому что ситуация, когда подросток двенадцати лет шатается по улице, вызовет вопросы».

Поиски университета, в который согласились бы принять девочку, еще даже не получившую паспорт, стали целой битвой, несмотря на несколько выигранных Лерой олимпиад и золотую медаль. Где-то ссылались на официальные постановления, а где-то просто говорили, что «мы не няньки», и вешали трубку. Бороться за права и свободы юридический факультет МГУ Леру не допустил, зато на истфак ее приняли с радостью. Она отпраздновала выпускной со своими друзьями, которые считали, что она окончила шестой класс, и выдохнула.

Первая любовь

В университете Лера наконец почувствовала себя самостоятельнее: она могла ходить на те пары, которые ей нравятся, а вместо нелюбимых предметов наворачивать круги на автобусах по всей Москве. Одногруппники сначала не знали, что она младше, а когда узнали, восприняли это спокойно — Лера попала в мир, где окружающим было все равно, что она особенная, где от нее не требовали каких-то побед и знаний. Все было почти так, как она представляла: песни под гитару между парами, новые люди с похожими интересами, фенечки, хайратники, прогулки по городу. В тот период я несколько раз видела Леру с подружкой в нашем районе, она смеялась на всю улицу. Как мне казалось, у меня тогда была такая же свобода: я сама ездила на занятия в центре и бродила там после них.

Лера любит гулять
Фото: Владимир Аверин для ТД

К концу учебы Лере опять пришлось столкнуться с тем, о чем прежде она только читала. Все вокруг были давно влюблены, встречались, ссорились, расставались, однокурсницы успели выйти замуж — для Леры это было так же недосягаемо, как музыкальная школа и салочки на перемене. Но в семнадцать лет Лера встретила свою большую первую любовь, это чувство расставило все по своим местам и при этом вывернуло наизнанку: вот Лера, студентка пятого курса, слушает признание в любви по телефону, а вот она кладет трубку и вопит от радости в подушку, как обычный подросток, и не знает, что ему ответить и как нужно себя вести. После того признания были разговоры обо всем на свете, диплом по истории Великобритании, совместные походы в библиотеку, чтобы найти нужную литературу к нему, правки диплома, защита, первые мелкие ссоры. Все пазлы обычной жизни наконец сложились в ту картину, которую она хотела видеть. Лера с Филиппом уже больше трех лет вместе.

На работу в семнадцать лет

В 2014 году Лера выпустилась из университета и вышла на свою первую работу — в архив Исторического музея. В семнадцать лет она воплотила мечту всех своих ровесников и стала окончательно свободна — от учебы, чужих порядков, даже от родительского кошелька. Я в это же время лежала дома на полу перед тестами по ЕГЭ и представляла, что вот закрою глаза, а открою уже через много лет после экзаменов, всех сессий и собеседований на работу и смогу наконец перестать нервничать.

Валерия у реки
Фото: Владимир Аверин для ТД

— Мне не очень нравится моя работа, — морщит нос Лера. — Я думаю поменять специальность вообще, может, ветеринаром стать. Зато в музее я делаю такую простую, механическую работу и могу думать весь день.

— О чем ты думаешь?

— Не знаю, мечтаю, планирую что-то. Иногда думаю, что я хочу скорее домой.

Лера рассказывает, какие у нее дома животные, что она хотела бы с ними работать, а вот преподавать историю точно не собирается, потом говорит, что было бы здорово заниматься общественной деятельностью, может, даже попробовать вести видеоблог. Недавно Лере исполнился двадцать один год, и у нее впереди еще много времени на поиски себя, на учебу в удовольствие, даже на художественную школу и карате. Она выросла, перестала быть вундеркиндом и теперь может пожить для себя.

Спасибо, что дочитали до конца!

На «Таких делах» мы пишем о социальных проблемах, чтобы привлечь к ним внимание. Мы верим, что осознание – это первый шаг к решению проблем общества.

«Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Небольшие, но регулярные пожертвования от многих людей позволят нам продолжать работать, оплачивать командировки и гонорары авторов, развивать сайт.

Пожертвовав 100 рублей, вы поддержите «Такие дела». Это займет не больше минуты. Спасибо!

ПОДДЕРЖать

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Помогаем

Не разлей вода Собрано 1 139 902 r Нужно 1 188 410 r
Мадина Собрано 2 494 182 r Нужно 2 727 604 r
Учить нельзя отказать. Поставьте запятую Собрано 1 015 066 r Нужно 1 898 320 r
Ремонт в Сосновке
Ремонт в Сосновке
Узнать о проекте
Собрано 704 083 r Нужно 1 331 719 r
Консультационная служба для бездомных Собрано 220 575 r Нужно 1 300 660 r
Помощь детям, проходящим лучевую терапию Собрано 423 494 r Нужно 2 622 000 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 1 224 826 r Нужно 7 970 975 r
Дом Фрупполо: детская паллиативная служба Собрано 340 424 r Нужно 3 555 516 r
Всего собрано
596 894 918 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: