Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Подарок для губернатора

Фото: Александр Рюмин/ТАСС

14 апреля во многих подмосковных городах одновременно пройдут акции против расположенных в них мусорных полигонов. Такой масштабной кампанией жители Московской области решили поздравить губернатора региона Андрея Воробьева с днем рождения и привлечь его внимание к ситуации, в которой они оказались

После массового закрытия мусорных полигонов по всей Московской области летом 2017 года нагрузка на оставшиеся свалки выросла — свозить отходы стали в намного больших объемах, чем раньше, в окрестностях свалок появились пробки из мусоровозов и неприятный запах. До этого момента многие жители Клина, Волоколамска, Коломны и Дмитрова даже не знали, что живут рядом со свалкой. Сейчас же они объединились в настоящее протестное движение — всей областью отстаивают свое право на чистый воздух, требуя не просто закрытия полигонов, а экологической реформы, настоящих изменений.

Первым выстрелом новой протестной волны стали выступления в Волоколамске в марте 2018 года — в двадцатитысячном городе больше пяти тысяч человек вышли на митинг против полигона «Ядрово», из-за работы которого, как предполагается, город стал утопать в облаках свалочного газа. Никто не ожидал, что небольшой город способен быстро мобилизоваться на такую масштабную акцию. Хотя причины тому были — несколько детей попали в больницу по скорой с тяжелыми симптомами отравления продуктами гниения в воздухе. Волоколамцы были настроены довольно воинственно — приехавший на разговор с жителями глава района Андрей Гаврилов получил по голове, а прибывший улаживать ситуацию губернатор — два раза снежком в голову.

Примеру протестного Волоколамска скоро последовали Клин, Дмитров, Серпухов, Коломна, Воскресенск, Наро-Фоминск и многие другие города России.

В каждом городе, столкнувшемся с «мусорной проблемой», люди проходят через одно и то же: пишут сотни обращений, на которые власти в лучшем случае отвечают отписками, подают заявления в суды, затем проводят митинги-встречи с главами районов, часто безрезультатные. Постепенно жизнь активистов начинает полностью сводиться к попыткам закрыть свалки и желанию найти хотя бы какое-то решение. Для них это не просто проблема неприятного запаха в городе, а вопрос здоровья их детей — и красноречивым примером тому может служить Волоколамск.

Волоколамск. Полигон «Ядрово»

Для того, чтобы понять суть главной на данный момент экологической проблемы Подмосковья, москвичу стоит съездить в Волоколамск — полтора часа на электричке с Рижского вокзала.

Пока не побываешь в этом небольшом городе, не поймешь, почему люди здесь так отчаянно и так массово (на протесты вышел каждый четвертый житель города) борются за чистый воздух у себя дома. Здесь многое может произвести впечатление — очереди из родителей с маленькими детьми в больницах, стоящие прямо у свалок жилые дома. И, конечно, запах.

Нет, в Волоколамске не пахнет сероводородом, как принято думать, свалочный газ воспринимается по-другому. Воздух в городе напоминает испарения старого бассейна со стоячей водой. Запах свалочного газа не резкий, сначала он почти незаметен. Он медленно и тяжело оседает в голове, через пару часов появляется тяжесть в затылке и висках, а глаза начинает покалывать, как будто не спал ночь. Газ накапливается в закрытых помещениях — когда заходишь вечером после работы в квартиру, хочется скорее закрыть нос первым попавшимся клочком ткани. По возвращении в Москву кажется, что пережил долгий перелет.

26-летний местный активист Вячеслав Иванов рассказывает, что не хотел бы жить в другом месте, хотя нравится в Волоколамске далеко не все — ближайший к его дому кинотеатр закрыт, а почти все тротуары в городе разбиты так, что по ним не проедешь с детской коляской. В марте у Вячеслава родилась дочь, и с тех пор добиться закрытия свалки стало для него главной целью.

Участники митинга против полигона твердых бытовых отходов «Ядрово» на площади у здания администрации Волоколамского районаФото: Артем Геодакян/ТАСС

В городе, ставшем протестным центром Подмосковья, уже несколько месяцев все разговоры только про «Ядрово». Этот полигон — далеко не самый крупный в области, но именно он стал причиной, по которой жители сплотились в недовольстве настолько, что их пример стал заразительным для жителей других городов Подмосковья.

За несколько месяцев регулярных митингов активисты стали семьей. Многие признаются, что проводят на дежурстве у свалки больше времени, чем дома. За время протестов они уже стали экспертами по охране окружающей среды — знают, сколько мусора приезжает ежедневно, обсуждают, куда увозить детей, планируют дальнейшие акции. Так, 1 апреля они организовали большой автопробег до Москвы — около 50 автомобилистов наклеили на свои машины стикеры с призывами закрыть «Ядрово» и проехали колонной до столицы.

Акция не обошлась без последствий. Андрея Жданова, одного из участников пробега, арестовали на 14 суток. До этого другому активисту, Артему Любимову, дали 15 суток за неповиновение распоряжениям сотрудника полиции. Любимов должен был выступать на митинге 1 апреля, а также занимался организацией митинга 14 апреля, но довести дело до конца ему так и не удалось. После ареста Артем объявил голодовку и через своего адвоката Дениса Кунаева просил своих соратников не сдаваться. После задержаний волоколамцы на акцию 14 апреля больших надежд не возлагают, но все же надеются провести ее ярко, чтобы поддержать Любимова.

Коломна. ТБО «Воловичи»

Коломна считается одним из самых популярных туристических мест Подмосковья. Чтобы добраться до свалки «Воловичи», нужно проехать через исторический центр Коломны и после Кремля повернуть налево к дороге, ведущей прямо к полигону. Семь минут на машине отделяют красивейший древний город от горы мусорных отходов.

До прошлого лета многие горожане даже не знали о существовании полигона — пока не почувствовали запах. Жители ближайшей деревни объединились в инициативную группу и смогли привлечь внимание всего района. Сейчас в социальных сетях у сообщества о свалке «Воловичи» больше 18 тысяч подписчиков, а сайт, который они создали — чуть ли не самый информативный ресурс об экологической ситуации в области. Активист Вячеслав Егоров рассказывает, что с осени 2017 года они получили больше 800 «отписок» от различных ведомств. «Лебедев ( Денис Лебедев, глава Коломенского района — ТД) позволил нам со своего барского плеча поставить камеры. Их периодически отключают, ломают, но все же мы смогли понять и посчитать, в каком объеме на самом деле поступают отходы — по нашим подсчетам мощности полигона были превышены в 20 раз. До этого нам врали каждый день», — вспоминает Вячеслав.

Вид сверху на полигон твердых бытовых отходов «Воловичи» в Коломенском районеФото: Александр Рюмин/ТАСС

В самой деревне Воловичи с конца марта круглосуточно дежурят местные жители. Они перекрывают путь мусоровозам; от деревни до свалки проходит узкая неогражденная дорога, на которой фуры не могут даже развернуться. В протесте участвуют и пожилые люди, и школьники, и многодетные семьи, которым в деревне выдали участки. Они намерены продолжать протест до тех пор, пока полигон не закроют или хотя бы не перестанут привозить отходы в таких объемах. «Когда пошел поток машин, было невозможно пройти. У меня живет на другой стороне дороги дочь, там бегают школьники, а мусоровозы носятся», — рассказывает одна из дежурящих женщин.

Другая активистка, Татьяна, вместе с двумя годовалыми дочерьми тоже стоит у дороги. По ее словам, у девочек появилась аллергия, они стали кашлять. «Нам ничего не нужно, лишь бы только мусор не возили. Сейчас нам некуда деваться, даже выйти с коляской некуда», — говорит она.

«Нам нельзя сдаваться, мы должны стать примером для других городов. Мы не можем просто уехать в другой город и бросить все здесь, дальше по всей России все будет то же самое», — добавляет активистка Анастасия.

Татьяна с дочерьмиФото: Анна Боброва

Будет — пока столица и крупные города наконец не усвоят новые веяния и не приступят к раздельному сбору мусора, считает экоактивист, руководитель движения «Мусору.нет» Денис Старк. В своей книге «Путь в чистую страну» он пишет, что если бы москвичи сортировали отходы, их органическую часть можно было бы вывозить на компосты и использовать для удобрения почвы. А полимеры и твердый мусор можно было бы утилизировать без таких катастрофических потерь для экологии, какие есть сейчас.

Клин. «Алексинский карьер»

Многодетная мать Юлия Федосеева живет в деревне Новощапово, которая находится всего в восьмистах  метрах от полигона «Алексинский карьер», куда сваливают твердые бытовые отходы (ТБО). Два года назад семья стала замечать в воздухе неприятный запах, а летом 2017 года он стал постоянным. Юлия рассказывает, что с тех пор они не открывают дома окна и почти не гуляют с детьми на улице — какой смысл, ведь дышать свежим воздухом там все равно не удастся. «Младшие дети, им пять и четыре, ходят в детский сад — и это моя большая боль. Мы вместе с другими родителями добились, чтобы в саду не открывали окна и чтобы дети много времени не проводили на улице. Они постоянно болеют, и мы с ними. Все время кашель и головные боли», — рассказывает женщина.

Юлия стала экологическим активистом вынужденно — не смогла молчать, пока ее близкие страдают: «У нас всех дети и семьи, мы отрываем себя от них и все свободное время посвящаем нашей общей проблеме. Пытаемся защититься. Мы хотим, чтобы власти нас услышали, а они только убеждают нас, что черное — это белое, что от свалки нет запаха или что запах безвреден. Но мы видим по собственным детям, по себе, что это не так».

Денис Старк считает, что в России чиновникам, чтобы сделать шаг навстречу бизнесу и населению, нужно сначала признать, что есть проблема и что эту проблему они не могут решить сами, без помощи населения и бизнеса. «Во всем мире это организовано, все решения давно есть. То есть ничего сложного нет, просто нужно взять и хорошо сделать свою работу. Для того, чтобы чиновники выполняли свои обязанности качественно, над ними нужен контроль, а контролировать их может только общество», — добавляет эколог.

Митинг за закрытие полигона твердых бытовых отходов (ТБО) «Алексинский карьер» прошел на городской площадиФото: Антон Белицкий/Коммерсантъ

Осенью 2017 года суд решил приостановить работу полигона ТБО «Алексинский карьер» из-за нарушений. Это решение почти сразу же было отменено — жители Новощапова не успели даже одну ночь поспать без ставшего уже привычным шума выгружающихся мусоровозов. В тот же день они собрались у свалки, чтобы узнать, что произошло, но их разогнала полиция. Через месяц участковый принес Юлии повестку в суд — за организацию несогласованного митинга женщине выписали штраф 10 тысяч рублей.

За год борьбы, судебных разбирательств и обращений к властям добиться так ничего и не удалось, и Юлия задумалась о переезде. Федосеевы живут всемером в двухкомнатной квартире: Юлия с мужем, дети и пожилые родители. Им, как многодетной семье, выдали положенный по закону земельный участок, но и здесь возникла проблема. К тому полю, где семьям выдают землю, не проведена дорога и коммуникации; многодетные родители уже год требуют хотя бы создания генплана, но ничего не происходит. К тому же место, которое досталось Федосеевым, находится в низине, почти в болоте. «Нам усиленно предлагают рожать детей, а помощи никакой не предлагают. Но мы ее и не просим! — сердится Юлия, — нам же умудряются устраивать препоны со всех сторон. Хуже всего чувствовать, что власти считают тебя и твоих детей людьми второго сорта».

«На всех выступлениях наша глава района рассказывает, какой Клин туристический город, как нам строят дорожки за 200 миллионов и пытаются привлечь инвестиции, хотят превратить нас в «подмосковный Зальцбург». Но вонь в городе невозможная, все продают жилье, цены на все квартиры упали на 20-30%. Наше жилье около свалки продать невозможно — уже многие соседи пытались и не смогли. Если мы уедем, то я просто принципиально заколочу эту квартиру», — говорит Юлия.

Дмитров. ТБО «Непейно»

В Дмитрове активисты еще не успели сплотиться так прочно, как в соседнем Клину. До деревни Непейно, где расположен мусорный полигон, от города 15 километров, поэтому запах не всегда доходит до Дмитрова. В самой же деревне и соседнем селе Орудьево свалочным газом пахнет сильно. Полигон даже не огражден забором, вокруг него густой лес и несколько тысяч дачных участков садовых товариществ.

Ольга Соколова живет в Дмитрове, а в нескольких километрах от «Непейно» живет ее дочь Наталья с маленькими детьми. Именно Наташа рассказала матери о том, что происходит со свалками по всей области. После слов дочери Ольга решила съездить в Клин и Волоколамск, чтобы посмотреть на все собственными глазами: «Я подышала волоколамским воздухом и поняла, что без хорошего респиратора туда больше не приеду. Это просто преступление. Такое противоречие между невероятной природой и этим рукотворным безобразием».

Мусорный полигон находится в самой высокой точке Дмитровского района, а сам город — в низине. Ольга убеждена, что рано или поздно город накроет этим запахом и тогда больше людей присоединятся к их борьбе. Но пока о «Непейно» знает лишь небольшая часть населения района: «К Дмитрову со всех сторон нужно ехать вниз, он как котловина. Мы не специалисты, но все же понятно, что если запах дойдет до города, то избавиться нам от него будет сложно».

Полигон твердых бытовых отходов в деревне Непейно. Мусоровоз при въезде на полигонФото: Дмитрий Лебедев/Коммерсантъ

Ольга даже после поездки в Волоколамск не понимает, почему районные и региональные власти в Подмосковье обвиняют протестующих в проплаченности и политическом заказе — как, например, глава сопредельного Клинского района Алена Сокольская. «Когда начинают говорить, что это все политика, мне даже странно. Наш народ без очень веских оснований не выйдет на улицу. Мы все видим, что это экология. Просто до Волоколамска мы даже не знали, что город можно завалить мусором за полгода. Меня больше всего поразило, как быстро это произошло», — говорит Ольга.

В деревне Непейно сейчас почти пусто, многие уехали, на домах в деревне висят объявления о продаже. Дом 85-летней бабушки Нины стоит у самой околицы, и с этого места слышно, как работает техника на полигоне. Она рассказывает, что свалка хоть и пахнет, но хотя бы не дымится — так было 40 лет назад, когда многие покинули поселок.

Серпухов. Полигон «Лесная»

Жители подмосковного Серпухова раньше остальных выступили против мусорных полигонов. Еще в 2011 году они потребовали закрыть полигонт ТБО «Съяново», на котором периодически возникали пожары из-за несоблюдения технологии складирования отходов. Тогда район накрывало густым ядовитым дымом от горящего мусора, хотя свалка находилась на расстоянии десяти километров от центра. В итоге «Съяново» закрыли из-за множественных нарушений, но зато с новой силой заработал заброшенный когда-то полигон «Лесная», расположенный всего в пятистах метрах от черты города.

Полигон ТБО «Съяново-1» в Серпуховском районеФото: Сергей Бобылев/ТАСС

Когда полтора года назад уже закрытая свалка «Съяново» снова вспыхнула, муниципальный депутат Николай Пушкин решил действовать. По своему первому образованию Николай эколог — он приезжал на полигон раз в неделю и писал в соцсети отчеты о происходящем для других жителей Серпухова. «У меня двое маленьких детей, однажды я понял, что не могу с ними гулять на улице — и мне стало страшно. Брошенный полигон загорелся — и тогда мы поняли, что законсервированный полигон даже хуже, чем действующий. В нем всегда будут идти процессы гниения, которые приводят к выделению газа и возгоранию», — рассказывает Пушкин. Николай вспоминает, что во время пожара видел над полигоном оранжевые облака. «Если бы его технологически правильно засыпали, то такого бы не происходило», — считает Пушкин.

Тогда же, в 2016 году, серпуховичи обратили внимание на свалку «Лесная», которая продолжала расширяться и все ближе подбиралась к жилым домам — гора мусора стала видна из окон квартир. Сначала жители были обеспокоены запахом, а потом стали появляться головные боли — и тут люди поняли, что опаснее всего то, что не чувствуется. Причем требовать закрытия «Лесной» серпуховичи опасаются — помнят постоянные пожары на «Съяново».

«Если бы мы занялись вопросом раньше, этого бы не случилось. Мы должны все задуматься. Экология не знает границ муниципального разделения, городов, регионов, она едина: у нее есть свои аспекты и в здравоохранении, и в образовании, и в экономике. Мы все должны изменить экосистему. У нас нет другого выхода, мы должны меняться прямо сейчас», — резюмирует Николай.

Именно неочевидность необходимости этих перемен для жителей мегаполисов эколог Денис Старк считает одной из причин нынешнего кризиса. «У всех ипотеки, дети, школы, пожилые родители. Пока люди сами не столкнутся с проблемой, их мало волнует остальной мир, — с горечью говорит эксперт. — В Москве есть 10 миллионов человек, которым все равно, что в Подмосковье 50 детей попали в больницу. Было очевидно, что все придет именно к такой ситуации, но горожане продолжают думать, что это не их проблема. И в итоге жители Подмосковья уже живут внутри настоящей экологической катастрофы».

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Такие дела — мы пишем о социальных проблемах, чтобы решить их Поддержите нашу работу

Помогаем

РЭЙ: фонд помощи бездомным животным Собрано 2 017 477 r Нужно 2 019 360 r
Spina bifida Собрано 5 339 967 r Нужно 5 573 796 r
Центр соцадаптации cв. Василия Великого Собрано 3 586 836 r Нужно 3 956 089 r
Поддержка лабораторий НИИ им. Р.Горбачевой Собрано 29 039 280 r Нужно 32 258 072 r
Равный защищает равного Собрано 917 873 r Нужно 1 036 140 r
МойМио Собрано 9 505 111 r Нужно 11 055 000 r
Не разлей вода Собрано 1 018 578 r Нужно 1 188 410 r
Последняя помощь Собрано 49 214 976 r Нужно 60 020 000 r
Всего собрано
560 076 854 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: