Семь бед — один детдом

Помогаем
Не разлей вода
Собрано
1 100 384 r
Нужно
1 188 410 r
Фото: Михаил Гребенщиков для ТД

Наталья — мать-одиночка, которая растит двух детей-школьников и работает далеко от дома. Работы в ее родном поселке нет, помощи тоже. Зато есть детский дом, куда отправили десятилетнего Дениса и двенадцатилетнюю Вику, — ведь во взрослом мире не нашлось другого решения их семейных трудностей

Отдай детей, отдай

«Мам, мы дома!» — с порога кричит десятилетний Денис и вбегает в комнату.

Следом за ним торопливо входит его старшая сестра, двенадцатилетняя Вика, и чуть замирает, потом вежливо здоровается. В их «двушке» — посторонние.

Мы сидим с мамой Вики и Дениса Натальей на стареньком диванчике под фотообоями с изображением озера и берез. В шкафу стоят книги, глаз выхватывает знакомые корешки — Джек Лондон, Пушкин. Легкая занавеска поднимается и опускается — чтобы впустить прохладу, открыта балконная дверь. Наталья пытается рассказывать свою историю, но у детей так много впечатлений от школьной линейки, что приходится прерваться.

Сегодня у Натальи — первый день отпуска. Впереди — целый месяц рядом с Викой и Денисом. И очередные попытки договориться с теми людьми, которые опять давят на нее: отдай детей в детский дом, отдай, ты не справляешься, отдай, отдай…

Достаточно одной искры

Все началось с пожара, который устроили дети.

«Ну как с пожара. Линолеум обгорел под столом, — рассказывает Наталья. — А я была на работе, мне позвонили, вызвали. Я помчалась, а тут и полиция приехала. Полицейские мне сразу стали говорить: “Вы семья в трудной жизненной ситуации, вам надо отдать детей в интернат, иначе у вас их заберут”».

Трудность жизненной ситуации у Натальи заключается вот в чем: она живет в небольшом поселке Смоленской области, где с работой туго, и растит двоих детей одна. Не пьет. Не курит. Работает в областном центре — уезжает ранним утром и приезжает вечером. Работает, чтобы одеть, обуть и накормить Вику и Дениса. Ей никто не хотел помогать с ними, когда они оставались одни.

Наталья и ее дочь Вика у себя домаФото: Михаил Гребенщиков для ТД

«Я просила соседку за ними присматривать, хотя бы заходить раз в день, — объясняет Наталья. — Но она не стала. Просила учительницу из школы, которая больше всех жалуется на детей, забирать их в школу, ей по пути. Два раза она за ними заходила — потом все. Но я не могу бросить работу — как же мы будем жить? Продленки в нашей школе нет».

Она старалась изо всех сил. Но для людей, которые заставили ее в конце концов отвезти Вику и Дениса в интернат, этого было недостаточно. Достаточно было небольшой искры пламени в доме.

«Я хотел паука сжечь, — с несчастным видом объясняет Денис. — Я боюсь пауков. Не подумал, что огонь может на другое перекинуться».

«Выкручивайся как хочешь»

После пожара Наталье припомнили все: и то, что дети остаются одни, и то, что иногда школу пропускают. И даже бардак после пожара, хотя вроде бы ничего нет сверхъестественного в том, что, если в доме толпится куча народу, появляется беспорядок.

«Из комиссии по делам несовершеннолетних мне звонили почти три месяца, приезжали чуть ли не ежедневно, — вспоминает она. — Иногда приходили, когда меня дома не было, все разглядывали. Говорили, что дети у меня без надзора, голодные, дома не убрано. Но у нас только один раз макароны испортились, которые я им приготовила, а так Вика сама может и картошку сварить, и яичницу сделать, и кашу — и много чего еще».

Наталью убеждали, чтобы отдала детей сама. Давили, угрожали. Говорили, что дети не должны быть одни дома, пока мать на работе. «Я им говорила: “Ну а как мне их кормить, растить?” Мне отвечали: “Не знаем ничего. Выкручивайся как хочешь”».

Однажды сотрудники опеки вместе с полицией пришли к начальнику Натальи — и ее уволили. Тогда она работала продавцом в магазине. «Начальник сказал, что ему не нужны проблемы», — говорит Наталья.

В конце концов она подписала бумагу о временном помещении ВИКи и Дениса в интернат и сама их туда отвезла

Потом вернулась домой. «При детях я держалась, бодрилась, чтобы они не переживали сильно. А когда приехала домой, начала плакать. Сижу, корову дою, а сама все реву и реву», — говорит Наталья и начинает реветь снова.

«Они мое все»

Наталье обещали, что она сможет забирать Дениса и Вику из интерната на выходные, но условия оказались невыполнимыми.

«Мне надо было справку предоставлять о том, что дети не контактировали за время отсутствия в интернате с носителями инфекций, а где бы я ее брала в воскресенье? Это же физически невозможно!» — рассказывает она.

Наталья быстро нашла новую работу. Накопила на нехитрый ремонт. И стала добиваться возврата детей — но это оказалось непросто сделать. Сотрудники опеки придирались ко множеству вещей, вспоминает Наталья, и не хотели одобрять возвращения Вики и Дениса домой. Даже постельное белье из разных комплектов ставили ей в вину. Что уж говорить о некстати сломавшемся холодильнике…

Денис у себя в квартиреФото: Михаил Гребенщиков для ТД

Помогли сотрудники благотворительного фонда «Дети наши», который ведет работу в Смоленской области. Выход был найден: психолог детского дома наблюдала за братом и сестрой. И отметила их сильнейшую привязанность к матери. Психолог сделала заключение для опеки: если дети в скором будущем не окажутся рядом с мамой, все кончится плохо.

Ведь деЛо не в холодильнике и не в чистоте полов — дело в том, любят ли друг друга в семье

«Дети — мое все, — говорит Наталья. — Может быть, абсурдно звучит, но каждую их болячку я чувствую на себе. Когда они осенью ездили в санаторий, то я две недели их отдыха сходила с ума: их ударят, побьют, что-то случится. Боюсь их отпустить от себя. Хотя знаю, что это нужно».

Мамин хвостик

«В интернате было нехорошо, — помолчав, отвечает Денис на вопрос о том, как ему жилось в казенном учреждении. — Дома лучше».

Из его рук выпадает истерзанный резиновый шарик, из которого мальчик во время маминого рассказа выдирает целые куски.

После того как Наталья забрала детей домой, Денис долгое время не отпускал ее от себя, не мог спать без нее, есть. Везде ходил за ней как хвостик. Только недавно это прошло, но он все равно находит возможность побыть рядом с мамой.

«Денис тяжело пережил детский дом, — говорит Наталья. — Вика тоже, но она более сдержанная, как я. Все держит в себе, не показывает».

«Невыносимо ужасная» семья

Во время разговора Наталья иногда дотрагивается до скромного колечка из серебра на безымянном пальце правой руки. Оно выглядит как инородный предмет — натруженные руки со следами ожогов и порезов к украшениям явно не привыкли.

Сейчас Наталья работает на консервном заводе — на линии, где тугими крышками запечатывают продукцию. Получает по сельским меркам неплохую зарплату — больше 10 тысяч рублей.

И снова старается изо всех сил. Но на нее опять давят и требуют, чтобы она снова отдала детей в детский дом, педагоги школы, где учатся Вика и Денис. Единственной в поселке — Наталья сама ее оканчивала в конце 90-х.

Наталья со своими детьми, Денисом и ВикойФото: Михаил Гребенщиков для ТД

Звонят Наталье несколько раз в неделю, порой даже несколько раз в день. Директор школы и социальный педагог. Рассказывают, какая она невыносимо ужасная: не умеет жить, не справляется. Какие у нее невыносимо ужасные дети: учиться не хотят.

«В первом классе у Вики была учительница, которая в конце учебного года ушла на пенсию, — рассказывает Наталья. — Дочь полюбила учиться, у нее были хорошие оценки, она с удовольствием бежала в школу. Но когда появилась другая учительница, Вика стала пропускать школу. Стала замыкаться в себе. Я не знала, что думать».

Оказалось, что новая учительница Вику может стукнуть, дать подзатыльник или словесно унизить при всех, — Наталье об этом рассказали родители Викиных одноклассников.

Не одна

«Вашу дочь надо пороть!» — Наталья вспоминает, какой совет по воспитанию дочери однажды дала ей новый педагог. «Но я не бью детей!» — возразила Наталья. «Лишу вас родительских прав», — ответила учительница.

Откуда такая неприязнь? Наталья думает, все из-за того, что Вика старше остальных детей в классе, отличается от них, — ей пришлось оставаться на второй год из-за болезни. Странная причина для унижений со стороны учительницы.

Денис тоже не устраивает педагогов: когда его не выпускали из класса в туалет и Наталья пришла в школу выяснить, в чем дело, на нее снова посыпались обвинения. «Я пришла разбираться в школу, — говорит Наталья. — А они мне опять говорят, что я плохая мать и не справляюсь. Я им про то, что ребенка нельзя заставлять терпеть, а они мне: ты плохая мать. Я им одно, они мне другое».

Наталья говорит, что не любит скандалить. И порой некоторые люди миролюбивый характер принимают за слабость — и давят тех, кто им не противостоит.

Наталья с детьми, Денисом и Викой, у себя в квартиреФото: Михаил Гребенщиков для ТД

Но Наталью и ее детей есть кому защитить. Все те же сотрудники благотворительного фонда «Дети наши» помогают справиться с внешним давлением и противостоять тем, кто ополчился на ее семью, тем, кто снова хочет разлучить Наталью с Викой и Денисом.

«Мы поговорили с главой сельской администрации, а тот — с директором школы, — рассказывает социальный педагог фонда. — Ситуацию с рукоприкладством нам обещали взять на контроль. Мы тоже постоянно на связи с мамой, будем следить, чтобы этого больше не повторялось. И будем принимать меры, если повторится».

***

Помощь Наталье стала возможна благодаря программе «Не разлей вода», которую реализует фонд «Дети наши» в нескольких регионах России. Она направлена на сохранение связей между детьми, которые оказываются в силу разных причин в детских домах, и их кровными родителями.

«Основная проблема в том, что семьи в сложной ситуации не получают реальной поддержки, а сопровождение носит карательный характер. По сути, социальные услуги для детей и семьи по месту жительства отсутствуют, — объясняет руководитель программы “Не разлей вода” Диана Зевина. — Единственная помощь родителям, испытывающим сложности, — это поместить детей в детский дом, в то время как именно семья является наиболее благоприятной средой для развития ребенка, а разлука с близкими сильно травмирует детскую психику. Помещение ребенка в детский дом — это крайняя мера, а не метод профилактики семейного неблагополучия. Мы считаем, что только системный подход в виде развития служб поддержки, социальных услуг для семей способен решить эту проблему».

В тех случаях, когда это возможно, сотрудники фонда помогают семьям воссоединиться, оказывая социальную и психологическую помощь взрослым и детям. Работа эта колоссальна и требует огромного напряжения сил и материальных затрат.

Программа работает исключительно на наши пожертвования. Пожалуйста, поддержите фонд «Дети наши» посильной для вас суммой. Оформите ежемесячный платеж на любую сумму — хоть на 50, 100, 500 рублей — или сделайте разовый взнос. И тогда у Натальи и тех родителей, кто попадает в подобные ситуации, появится уверенность, что их никто не сможет обидеть и забрать у них детей.

Сделать пожертвование

Помочь

Вы оформляете ежемесячное пожертвование проекту «Не разлей вода». Такое пожертвование раз в месяц списывается с банковской карты или PayPal. Вы в любой момент сможете отключить его.

VISA, MasterCard, Яндекс.Деньги, QIWI, WebMoney Напомнить сделать пожертвование

Перевести для проекта Не разлей вода

изменить

Личные данные

Выберите способ оплаты

Отправьте SMS на короткий номер: 3443 с текстом сообщения: SOS 90 400

«90» — идентификатор пожертвования проекта Не разлей вода, а «400» — сумма в рублях.

Обратите внимание, что между идентификатором и суммой обязательно должен стоять пробел!

Услуга доступна для абонентов

Комиссия с абонента — 0%. Подробнее условия для абонентов
Пожертвование осуществляется на условиях Публичной оферты

Скачайте и распечатайте квитанцию, заполните необходимые поля и оплатите ее в любом банке.

Скачать квитанцию

Пожертвование осуществляется на условиях Публичной оферты

Напомнить сделать пожертвование

Напомнить Напоминать сделать пожертвование в другое время
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: