Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Встреча с отражением

Помогаем
Такие дела
Ежемесячно
123 609 r
Нужно
7 964 173 r
Иллюстрация: Рита Черепанова для ТД

Мы всегда хотим помочь себе. Нашим воспоминаниям и страхам, нашим ошибкам и мечтам. Но чтобы мы встретились со своим отражением и помогли ему, нам нужны посредники

Мне всегда было стыдно помогать. Я не могу объяснить этого странного чувства неловкости, которое я испытывала каждый раз, сталкиваясь с недугом, немощью, нищетой. С одной стороны, хотелось побыстрее уйти — чужая беда действует гнетуще, затягивает, тянет соки. С другой — становилось неуютно от своего «хорошо», совестно за здоровье и благополучие, за то, что у тебя есть сейчас возможность выйти и забыть об увиденном, а у этих людей — нет. Беда всегда казалась чем-то огромным, пришедшим из другого мира — никогда не к тебе, попавшие в беду становились иными — то ли великомучениками, то ли прокаженными, их истории о болезнях, пожарах, похоронах передавались друг другу полушепотом в сумраке кухонь, и каждый говорящий держал в уме спасительное: «Не со мной», отдавал вещи или деньги — желательно не лично, лучше через кого-то, словно откупаясь от каких-то невидимых древних богов, которые на этот раз прошли мимо во время великой жатвы.

А потом настал наш черед, и в жатву попали мы. Четыре похоронные процессии за несколько лет, вереницы больниц, врачи, врачи, морги, врачи для выживших, сорокоусты — за здравие и за упокой поровну, люди, которые отворачивались, люди, которые приходили. Слава Богу, мы не находились на грани нищеты, но даже будучи относительно благополучной семьей, в ту пору ценили каждый рубль, каждую вещь, каждое доброе слово или совет. Ценили, но не просили — «сами все предложат и сами все дадут». Получая помощь, не позволяли себя унижать — ведь мы не перестали быть собой, не стали хуже других. У нас изменились обстоятельства, нам не за что было себя винить.
Тогда я поняла, что чувствуют люди, оказавшиеся «по ту сторону» благополучия. И что они НЕ хотели бы чувствовать. И в этот момент изменилось мое отношение к благотворительным фондам.

Для большинства людей благотворительность — это история про сбор денег подозрительными людьми под предлогом помощи не менее подозрительным людям. Почему нас вообще должны волновать чужие проблемы? Хватит того, что мы тянем родителей и детей, сдаем деньги на свадьбы и поминки в коллективе, подаем бабушкам на улицах. Почему мы должны читать все эти истории, брать листовки, отправлять смс? Мы не хотим верить в чужую беду и, между прочим, не верим — чаще всего потому, что в информации об этой беде нет ничего человеческого. Очередная фотография ребенка в лентах соцсетей, очередные диагнозы и реквизиты. Мы не верим до тех пор, пока одна из таких историй не становится нашей.

«Смотри, а он ровесник нашего пацана». — «А мы учились в одном классе». — «Соседями были». — «Моя тоже на гимнастику ходит, мечтает чемпионкой стать». — «Женщина на маму мою похожа». — «Я вот своим не успел помочь…»

Это невозможно почувствовать через реквизиты, пластиковые боксы для сборов, бегущие строки на ТВ. Это должно стать частью общей истории, только эмпатия способна остановить нас — хотя бы на секунду — и заставить увидеть в другом человеке себя. Мы всегда хотим помочь себе. Нашим воспоминаниям и страхам, нашим ошибкам и мечтам. Мы, живые, хотим помочь живым. Чтобы мы встретились, нужны посредники.

Одна из основных задач благотворительных проектов сегодня — правильная работа с информацией. Не «выпрашивание» денег, не манипуляции с жалостью или совестью, а создание той среды, в которой эмпатия возможна и органична. Человек всегда сам принимает решение помочь, так же как нуждающийся — попросить о помощи. Это движение навстречу друг другу, и в наших силах дать людям возможность не разминуться.

Быть посредником сложно. Ты должен разделять и боль просящего, и осторожность дающего, видеть за каждым человека, идти по тонкой грани между состраданием и жалостью, но никогда не нарушить баланс. А еще ты посредник в самой непростой среде — в белом шуме информации, диджитализации, трендов, гаджетов, клипового мышления и затянувшегося цейтнота. И находясь один на один с чьей-то историей, ты обязан рассказать ее так, чтобы люди услышали. Потому что у сердца нет права на ошибку, если не почувствует сердце — разве ум примет решение о помощи?

Раньше мне казалось, что невозможно передать чужую историю как свою. Потом я встретила мальчика с ДЦП, играющего на гитаре и мечтающего о Норвегии. Он не просил о помощи, мы познакомились совершенно случайно, говорили минут пять и больше никогда не увиделись. Но тем же вечером я написала текст, в котором жил этот мальчишка. И пока буквы собирались в слова, слова — в рифмы, я была им. За пятнадцать минут я прожила всю его историю, приняла и полюбила ее. Потом была слепая девочка, детки — участники крупных благотворительных сборов, я писала о них стихи и статьи, совершенно не понимая, как это происходит. Смотрела на фотографию и чувствовала: этот ребенок говорит так. А потом появился проект «Такие дела», где каждый материал, независимо от темы, «включал» меня, останавливая время и напоминая: ты — человек. Человек этот, живущий с хронической профдеформацией медиажурналиста, не уставал, испытывая эмоции, анализировать форматы и верстку, тексты и фото, вовлеченность и виральность и с каждым новым витком анализа осознавал: в этом есть смысл.

Впервые за долгое время великолепный набор профессиональных инструментов, команда редакторов и журналистов, дизайнеров и фотографов была занята не коммерческой бойней на полях политики и глянца, а чем-то действительно важным. Помню, после пяти залпом прочитанных публикаций мне снова стало стыдно. За то, что я, работая по двенадцать часов в сутки, занимаюсь чем-то не очень-то, по сути, и настоящим.

К счастью, я нашла свой баланс. Сегодня я могу делать то, что люблю и умею, и знать, что это принесет пусть маленькую, но реальную пользу тем, кто ни о чем не просит, но очень нуждается в нашей поддержке. Герои этих публикаций действительно герои. Как и люди-посредники, соединяющие две совершенно разные половины нашего мира, половины, постоянно меняющиеся местами. Эти половины равны, и любому из нас суждено побывать на каждой. Вспоминая об этом, вдруг понимаешь: помогать не стыдно. А благотворительность — это история творчества и созидания: во благо другого, во благо себя, во имя жизни, в которой есть место человеку.

Если вы не определились с фондом или направлением помощи, поддержите «Такие дела». Ваш вклад поможет большой команде людей делать важное и нужное дело так, как они умеют и хотят: открыто, профессионально, честно.

Мы все нужны друг другу, это правило не знает исключений.

Такие дела, друзья мои.

Такие дела.

Помочь

Регулярные списания с вашей банковской карты или PayPal для поддержки проекта «Такие дела» будут списываться пока не будет собрана вся требуемая сумма. После завершения сбора средств ваши автоматические пожертвования будут перенаправлены на следующий сбор в рамках такой же категории нуждающихся или на уставные цели фонда.

VISA, MasterCard, Яндекс.Деньги, QIWI, WebMoney Напомнить сделать пожертвование

Перевести для проекта Такие дела

изменить

Личные данные

Выберите способ оплаты

Отправьте SMS на короткий номер: 3443 с текстом сообщения: SOS 2 500

«2» — идентификатор пожертвования проекта Такие дела, а «500» — сумма в рублях.

Обратите внимание, что между идентификатором и суммой обязательно должен стоять пробел!

Услуга доступна для абонентов

Комиссия с абонента — 0%. Подробнее условия для абонентов
Пожертвование осуществляется на условиях Публичной оферты

Скачайте и распечатайте квитанцию, заполните необходимые поля и оплатите ее в любом банке.

Скачать квитанцию

Пожертвование осуществляется на условиях Публичной оферты

Напомнить сделать пожертвование

Напомнить Напоминать сделать пожертвование в другое время

Помогаем

Не разлей вода Собрано 923 565 r Нужно 1 188 410 r
Всего собрано
507 937 963 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: