Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Фото: Сергей Строителев

Аскетизм, помощь прокаженным, два паллиативных заведения на всю Калькутту — фотограф Сергей Строителев изучает наследие матери Терезы

Я стоял около большого белого здания, сильно выбивающегося из череды серых домов Калькутты. Найти его было несложно, любой рикша в этом индийском городе знает, где жила Тереза, мать Тереза, святая Тереза Калькуттская. Тут на нее молятся, и вовсе не потому, что в 2016 году Ватикан причислил ее к лику святых. Если честно, о матери Терезе я слышал довольно мало до прочтения статей в СМИ с критикой ее деятельности, в основном за неэффективное использование пожертвований и за сомнительные политические связи.

Мать Тереза, в миру Агнес Гондже Бояджиу, — католическая монахиня, почти всю жизнь прожившая в Калькутте, где работала, помогая бедным и больным. Она умерла 5 сентября 1997 года. После ее ухода осталось довольно большое наследие, мне было важно увидеть его своими глазами. Когда я приехал в Калькутту, у меня был только адрес дома милосердия и никаких предварительных договоренностей.

Главным детищем Терезы стала монашеская конгрегация Сестер миссионерок любви — в католицизме так называют монашеское объединение, у которого нет статуса ордена. Целью конгрегации, основанной матерью Терезой в 1948 году, стала помощь обездоленным в Калькутте. Ее сестры оказывали и оказывают помощь независимо от национальности и вероисповедания. Устав конгрегации сестер написала сама мать Тереза. Она сформулировала для сестер четыре обета: послушание, милосердие, бедность, служение беднейшим из бедных. Монахини должны жить настолько аскетично, насколько живут их подопечные. Со временем монахинь становилось больше, их деятельность распространилась на другие города Индии, а потом и по всему миру. На 2018 год конгрегация насчитывала в своих рядах более пяти тысяч монахинь с более чем сотней домов милосердия. Главный дом милосердия сестер — в Калькутте, в него я и приехал.

Сестра-аспирантка обнимает пациентку в хосписе. Здесь каждый получит столько внимания, сколько ему нужно — это важно для людей в тяжелой ситуации, особенно для стариков
Фото: Сергей Строителев

Я вошел, меня встретили две маленькие женщины около входа и попросили подождать окончания утренней молитвы. Через некоторое время меня отвели к сестре Лучии, которая дает благословения. Я снял обувь и прошел по белому коридору мимо могилы Терезы, у которой молились несколько приезжих — это единственное место в доме милосердия, доступное для посещения публики. Белоснежные одежды сестер, собиравшихся в покои после молитвы, сливались со стенами в волны белого цвета. Сестры живут действительно очень аскетично, как и положено по их обетам. Книги и молитвы, молитвы и книги.

За следующую неделю я посетил два главных хосписа конгрегации, в которых сестры работают с утра до вечера. В Калькутте живет больше пяти миллионов человек, а два сестринских хосписа — единственные учреждения, где терминальным больным могут оказать помощь. Для всех пациентов, конечно же, места нет, хосписы вмещают только по сто человек каждый и принимают на дневной стационар еще несколько десятков нуждающихся в экстренной помощи. Наверное это может произвести тяжелое впечатление на людей, не знакомых с жизнью в Азии: жара в 35 градусов, запах, от которого можно упасть в обморок, переполненные коридоры. Но сестры cовершенно невозмутимы и действуют очень быстро. Они носятся с лекарствами и водой по коридорам хосписа, только мелькают их белые одеяния — больные ждут помощи.

Неотъемлемый атрибут одеяния каждой из сестер — аскетичный крест
Фото: Сергей Строителев

Я увидел девушку в перевязочной, которая скрупулезно обрабатывала тяжелейшую рану  на том месте, где раньше у пациента были глаза. Я подошел слишком близко, но меня как будто не заметили. Мое дыхание перехватило от запаха гноящихся ран. Я спросил имя сестры — она сказала, что ее зовут Моника и она приехала из Африки. Позади у нее четыре месяца, а впереди — еще восемь этой работы.

Больные проказой ждут помощи вместе со всеми. В хосписах сестер индийская стигма не действует. Здесь тех, у кого лепра, моют, разговаривают с ними и привлекают знающих специалистов к лечению этого хронического заболевания. Вопреки мнению многих, оно не исчезло в начале XX века, а до сих пор является глобальной проблемой в странах юго-восточной Азии. Я вспомнил случай, как в непальской колонии Хокана прокаженная попросила меня помыть ей спину. Я не смог этого сделать. Для подобной работы нужно мужество, полное отсутствие брезгливости и величайшая любовь к людям. Каждый пациент в хосписах получает что-то от сестер и волонтеров конгрегации, вне зависимости от национальности, вероисповедания, диагноза. Что может быть ценнее этого в регионе, переполненном стигмами и запретами, где права человека нарушаются повсеместно?

Эти женщины не имеют ни денег, ни политических связей, которыми, возможно, обладала Тереза, если верить критическим статьям про нее. У них есть только руки, время, любовь и четкое понимание, что этот мир можно сделать светлее, облегчив страдания нуждающегося. Для меня эти женщины — руки Терезы, они исполнительницы Божьей воли, и никакая критика не сможет переубедить меня в том, что нуждающиеся в помощи не заслуживают ее.

Человек с онкологией спит в палате для терминальных больных хосписа
Фото: Сергей Строителев
Утренняя молитва в доме милосердия, длящаяся час. Сестры, уже входящие в конгрегацию, и претендентки на это молятся вместе. Чтобы вступить в конгрегацию, женщине необходимо пройти через однолетнюю аспирантуру, шестилетний постулат, по окончании которого приносятся временные обеты на один год — терциат
Фото: Сергей Строителев
Сестра ухаживает за пациенткой в хосписе. Разговаривает, умывает, дает медикаменты. Пациенты каждое утро ждут сестер с нетерпением. Они приезжают каждый день в девять утра и уезжают в послеобеденное время. Одна из сестер постоянно живет в хосписе и следит за порядком
Фото: Сергей Строителев
Больные лепрой в одном из хосписов, курируемых сестрами. Прокаженные в Индии считаются проклятыми, и даже в таких больших городах, как Калькутта, им сложно получить помощь. Хоспис сестер — одно из немногих мест, где такие больные могут получить помощь
Фото: Сергей Строителев
Сестра убирает в палате хосписа для терминальных больных. В палатах и коридорах хосписов аскетичная обстановка и идеальная чистота
Фото: Сергей Строителев
Больные находятся все вместе, вне зависимости от диагноза. Каждый день в девять утра они покидают свои палаты, чтобы получить медикаменты от сестер
Фото: Сергей Строителев
Сестра проводит время с онкобольной в палате. Гладит, помогает заснуть, поет песни шепотом. Многих стариков, поступивших в хосписы, сестры нашли на улице в полной нищете. Их дети забыли и бросили их. Внимание молодых сестер успокаивает больных
Фото: Сергей Строителев
Сестра-аспирантка везет на стуле одну из пациенток в палату, чтобы уложить на кровать. Ножки стула издают громкие звуки от движения, и пациенты смеются. На 200 пациентов приходится примерно 10-15 сестер, которые должны полностью обслужить больных
Фото: Сергей Строителев
Утренняя молитва в доме милосердия. Все сестры одеты одинаково — в нехарактерное для прочих монашеских конгрегаций белое одеяние, напоминающее индийское сари. Сестры приезжают в Калькутту из разных уголков мира, от Африки до  некоторых стран постсовесткого пространства. Возраст их разнится от 18 до 70, а разговаривают между собой сестры по-английски
Фото: Сергей Строителев
Онкобольные в хосписе ожидают приема медикаментов
Фото: Сергей Строителев
Пациентки женского отделения хосписа отдыхают после обеда в коридоре
Фото: Сергей Строителев
Помощник сестер в хосписе моет пациента. Некоторые пациенты находятся в крайне тяжелом состоянии и не могут сами есть и пить
Фото: Сергей Строителев
Онкобольные ожидают помощи в хосписе
Фото: Сергей Строителев
Сестры во время ежегодного шествия в честь дня рождения Матери Терезы. Обычно в шествии принимают участие около 500 сестер, многие из которых приезжают из других стран, чтобы принять участие в этом событии. Возглавляет колонну генеральная настоятельница конгрегации сестра Мария Према Перик. Она уроженка Германии, страны, в которой Мать Тереза очень часто искала спонсоров и волонтеров
Фото: Сергей Строителев

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Вы можете им помочь

Помогаем

Службы помощи людям с БАС Собрано 5 865 342 r Нужно 7 970 975 r
Обучение общению детей, не способных говорить Собрано 399 607 r Нужно 700 000 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью Собрано 391 599 r Нужно 994 206 r
Операции для тяжелобольных бездомных животных Собрано 912 664 r Нужно 2 688 000 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida Собрано 365 131 r Нужно 1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге Собрано 75 905 r Нужно 460 998 r
Всего собрано
1 811 703 717 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Фото: Сергей Строителев
0 из 0

Сестра-аспирантка обнимает пациентку в хосписе. Здесь каждый получит столько внимания, сколько ему нужно — это важно для людей в тяжелой ситуации, особенно для стариков

Фото: Сергей Строителев
0 из 0

Неотъемлемый атрибут одеяния каждой из сестер — аскетичный крест

Фото: Сергей Строителев
0 из 0

Человек с онкологией спит в палате для терминальных больных хосписа

Фото: Сергей Строителев
0 из 0

Утренняя молитва в доме милосердия, длящаяся час. Сестры, уже входящие в конгрегацию, и претендентки на это молятся вместе. Чтобы вступить в конгрегацию, женщине необходимо пройти через однолетнюю аспирантуру, шестилетний постулат, по окончании которого приносятся временные обеты на один год — терциат

Фото: Сергей Строителев
0 из 0

Сестра ухаживает за пациенткой в хосписе. Разговаривает, умывает, дает медикаменты. Пациенты каждое утро ждут сестер с нетерпением. Они приезжают каждый день в девять утра и уезжают в послеобеденное время. Одна из сестер постоянно живет в хосписе и следит за порядком

Фото: Сергей Строителев
0 из 0

Больные лепрой в одном из хосписов, курируемых сестрами. Прокаженные в Индии считаются проклятыми, и даже в таких больших городах, как Калькутта, им сложно получить помощь. Хоспис сестер — одно из немногих мест, где такие больные могут получить помощь

Фото: Сергей Строителев
0 из 0

Сестра убирает в палате хосписа для терминальных больных. В палатах и коридорах хосписов аскетичная обстановка и идеальная чистота

Фото: Сергей Строителев
0 из 0

Больные находятся все вместе, вне зависимости от диагноза. Каждый день в девять утра они покидают свои палаты, чтобы получить медикаменты от сестер

Фото: Сергей Строителев
0 из 0

Сестра проводит время с онкобольной в палате. Гладит, помогает заснуть, поет песни шепотом. Многих стариков, поступивших в хосписы, сестры нашли на улице в полной нищете. Их дети забыли и бросили их. Внимание молодых сестер успокаивает больных

Фото: Сергей Строителев
0 из 0

Сестра-аспирантка везет на стуле одну из пациенток в палату, чтобы уложить на кровать. Ножки стула издают громкие звуки от движения, и пациенты смеются. На 200 пациентов приходится примерно 10-15 сестер, которые должны полностью обслужить больных

Фото: Сергей Строителев
0 из 0

Утренняя молитва в доме милосердия. Все сестры одеты одинаково — в нехарактерное для прочих монашеских конгрегаций белое одеяние, напоминающее индийское сари. Сестры приезжают в Калькутту из разных уголков мира, от Африки до  некоторых стран постсовесткого пространства. Возраст их разнится от 18 до 70, а разговаривают между собой сестры по-английски

Фото: Сергей Строителев
0 из 0

Онкобольные в хосписе ожидают приема медикаментов

Фото: Сергей Строителев
0 из 0

Пациентки женского отделения хосписа отдыхают после обеда в коридоре

Фото: Сергей Строителев
0 из 0

Помощник сестер в хосписе моет пациента. Некоторые пациенты находятся в крайне тяжелом состоянии и не могут сами есть и пить

Фото: Сергей Строителев
0 из 0

Онкобольные ожидают помощи в хосписе

Фото: Сергей Строителев
0 из 0

Сестры во время ежегодного шествия в честь дня рождения Матери Терезы. Обычно в шествии принимают участие около 500 сестер, многие из которых приезжают из других стран, чтобы принять участие в этом событии. Возглавляет колонну генеральная настоятельница конгрегации сестра Мария Према Перик. Она уроженка Германии, страны, в которой Мать Тереза очень часто искала спонсоров и волонтеров

Фото: Сергей Строителев
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: