Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
просмотров

Пройти под землей: интервью с диггером и проводником по подземным рекам

Фото: Padonak39/https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=17094209

Анатолий Киселев уже десять лет водит экскурсии по екатеринбургским подземельям — системе тоннелей-коллекторов, в которых текут реки, впадающие в Исеть. Мы поговорили с диггером и экскурсоводом про подземные мосты, уничтоженные бомбоубежища, встречи с полицейскими и утками

«Вы просто туда не зайдете»

Диггеры исследуют подземные сооружения: бункеры, подвалы, канализационные коллекторы, шахты, русла убранных под землю рек. Изначально это не профессия и не хобби, а что-то вроде любви, безапелляционной и порой по-настоящему опасной. Сейчас Анатолий Киселев называет себя в большей степени экскурсоводом, чем диггером, но под землю он начал спускаться еще во время учебы в институте, лет десять назад, когда вместе с приятелями посещал заброшенные здания и подвалы, бомбоубежища, а потом обнаружил входы в сеть подземных тоннелей, в которых текут притоки Исети — главной екатеринбургской реки.

Именно на Исети, притоке Тобола, соединяющей Урал с Сибирью, почти триста лет назад были основаны первые заводы Екатеринбурга. Сейчас она по-прежнему протекает через его центр и уходит на шестьсот километров на восток, впадая сначала в Тобол, а затем в гигантский Иртыш. Места впадения подземных рек в Исеть — это порталы, большие арки, ведущие в подземные тоннели. Несведущий человек не увидит в них ничего особенного, похожим образом выглядят места впадения в реку обычной ливневой канализации, но речные тоннели достаточно велики, чтобы там мог пройти человек. Вода в них течет из ключей, расположенных в нескольких километрах от русла Исети.

«Эти реки я увидел на старых планах Екатеринбурга, которые есть на сайтах, посвященных истории города, — рассказывает Анатолий Киселев. — Стал изучать, куда они делись, откуда они текут, как это все раньше выглядело на поверхности. Стало интересно, что сейчас сохранилось, хотя бы под землей».

В общей сложности на территории современного Екатеринбурга можно отыскать больше десяти подземных рек длиной до нескольких километров. Раньше они свободно текли на поверхности и впадали в Исеть, но с расширением города речки и ручьи стали убирать в коллекторы — подземные тоннели, в которых большинство из них течет и сейчас. В основном коллекторы строили в советское время, но некоторые появились чуть раньше — в начале XX века.

В тоннели попадает дождевая вода, поэтому гулять там можно, только когда на поверхности сухая погода. «В дождь и даже при риске дождя мы туда не ходим, там физически просто не пройти, поток такой силы, что вы ногу не поставите. Вы просто туда не зайдете», — объясняет Анатолий Киселев. 

«Летят на тебя из темноты»

Попасть в речные коллекторы можно непосредственно со стороны Исети, отыскав порталы, через которые в нее впадают притоки, или через люки на поверхности. Внутри — бетонный коридор с бегущей по его дну журчащей водой, абсолютная темнота и отсутствие всякой связи. Экскурсанты под предводительством Анатолия Киселева заходят в коллекторы только со стороны реки, чтобы идти против течения. «Это связано в том числе с техникой безопасности, — говорит Киселев, — потому что если что, возвращаться по течению будет быстрее».

Идти против течения достаточно тяжело, особенно если вода доходит до пояса или выше, за полтора-два часа экскурсанты преодолевают под землей примерно километр пути. Идут в сапогах-броднях, которые обычно используют рыбаки, и касках с фонарями, потому что в коллекторах можно легко удариться головой о торчащую скобу или бетонный выступ. В некоторых местах приходится идти согнувшись — так низко располагается потолок.

«В коллекторе нужно соблюдать осторожность и не спешить, тогда все будет в порядке, и главное — не курить. Под землей могут быть скопления болотного газа, причем вы его не ощутите, он собирается у воды, поэтому никакого открытого огня там разводить нельзя, — говорит Анатолий Киселев. — Может ли он взорваться, я не знаю, но лучше не экспериментировать, да и в принципе там атмосфера, не подходящая для шашлыков и костров. К тому же вентиляция там слабая и воздух немного разряженный. Кислорода чуть-чуть меньше, чем обычно. И организм на это реагирует, когда туда попадают, все начинают зевать. Это всегда».

Экскурсовод рассказывает, что перед первым спуском люди постоянно интересуются, не встретят ли они в тоннелях гигантских крыс и тараканов, но, по его словам, «крысы и мыши не любят проточную воду» и в коллекторах не живут. Зато там полно пауков и червей, а зимой, когда в коллекторах сохраняется плюсовая температура, есть риск столкнуться с более диковинными гостями подземелья.

«Меня там напугали больше всего, как ни странно, утки, — говорит Анатолий. — Они заплыли туда в мороз погреться, в какой-то год даже гнезда вили, потому что с птенцами они выплывали. А у нас фонарики, когда мы идем, их слепят, и это их пугает, они начинают дико крякать, летят на тебя из темноты и прямо в тебя влетают».

«С другой стороны»

Казалось бы, удовольствие от прогулки по коллектору в контексте червей и риска травм очень сомнительное, но экскурсии Анатолий водит уже десять лет подряд, и они продолжают пользоваться популярностью. Люди спускаются под землю в поисках острых ощущений и чтобы по-новому взглянуть на знакомый город: прогуляться под его улицами, услышать грохот трамвая, гул знакомых дорог и площадей у себя над головой и представить, как Екатеринбург был устроен много лет назад.

«Для меня это в первую очередь взгляд на историю города с другой стороны. Там можно проследить определенные вехи в истории города, — объясняет Анатолий. — Например, найти мосты прошлых веков. Допустим, на поверхности их нет, но их могли просто закатать под землю в этом коллекторе, и когда проходишь — их видишь».

Диггер в коллекторе реки
Фото: Кирилл Каллиников/РИА Новости

Своды старых мостов — главная достопримечательность екатеринбургских подземелий. Например, под улицей Карла Либкнехта в районе ТЮЗа замурован каменный арочный мост, переброшенный в XIX веке через речку Мельковку. А под улицей Гоголя можно найти целый грот со сталактитами и сталагмитами, образованный сводом другого старого моста в коллекторе Малаховки.

Сталактиты появляются в подземельях из-за поверхностных вод, которые на протяжении десятилетий вымывают известь из стыков между конструкциями коллектора. Безумия атмосфере подземелий добавляют и свисающие с потолка «лианы», которые оказываются корнями деревьев, пробивающихся сквозь швы между бетонными плитами.

Картина уральского «Индианы Джонса» может показаться неполной без старинных артефактов, но их в притоках Исети, увы, нет. За все время Анатолий обнаружил только копейку 1967 года и куски старой тротуарной плитки. Причина тому — сильное течение подземных рек, которое уносит все прямиком в Исеть. «Все, что там могло быть, уже давным-давно смыло в Исеть, если кто хочет найти, пусть тогда копает дно Исети», — говорит Анатолий.

При этом вода в подземных реках очень чистая и прозрачная, особенно в сухую погоду, когда в нее не попадают стоки ливневой канализации. По словам Анатолия, следы человека, оставленные на илистом дне коллектора, видны даже через пару дней после того, как там кто-то прошел.

«Представить, что это такое»

Забраться в подземелья Екатеринбурга, если найти вход, довольно просто и — как утверждает экскурсовод — совершенно легально. «Милиционеры нас видели неоднократно, спрашивали, куда мы идем, удивлялись, что тут есть, оказывается, река, собственно, на этом все заканчивалось», — говорит он. Но отправляться в поход без знающего проводника — дело опасное.

«Попасть-то можно. Другое дело, что нужно точно знать, где выход, а просто так, если не знаешь, где выходить, лучше не лезть. Заблудиться там не получится. Другое дело, если не знаешь, где вылезать, вылезешь на проезжую часть, — объясняет Анатолий. — А GPS, например, там не работает, связь в основном тоже не берет».

Сигнал не проходит сквозь толщи бетона, но глубина залегания большинства коллекторов недостаточно велика для использования в качестве бомбоубежищ. Некоторые тоннели проходят буквально в метре от поверхности земли, другие спускаются ниже, а самая глубокая точка подземелья — пятнадцать метров от поверхности — находится под памятником Татищеву и де Геннину на дне колодца обводного канала Мельковки.

Что касается настоящих бомбоубежищ, их в Екатеринбурге тоже было немало. Построенные во времена холодной войны, эти бункеры, по словам Киселева, в восьмидесятые и девяностые пришли в упадок, потому что их снабжением и охраной практически не занимались. «Была идея сделать экскурсию по бомбоубежищам, тем более у нас было несколько заброшенных, в которые можно было спуститься, но сейчас практически все они либо восстановлены, либо уничтожены», — рассказывает Анатолий.

Не попасть и в знаменитые подвалы Городка чекистов — комплекса конструктивистских зданий конца двадцатых — начала тридцатых годов. Раньше диггеры тоже водили по ним экскурсии, но в последние годы подвалы затопило. «Сейчас там все закрыто, да и на самом деле вот там-то уже ходить небезопасно, потому что подвалы в аварийном состоянии, — говорит Анатолий. — Вряд ли они могут прямо обрушиться, но кирпич на голову прилететь может. В отличие от этих домов, за коллекторами более-менее смотрят. В принципе, они все достаточно прочные и долговечные, еще десятки лет они простоят».

Полноценным бомбоубежищем считается екатеринбургское метро. Проникнуть в его тоннели диггерам гораздо сложнее, чем в коллекторы подземных рек, потому что это незаконно и метро хорошо охраняется. Тем не менее, как говорит Анатолий, некоторым людям удается проникать даже туда.

«У нас есть такая станция метро, которой не существует. Я ее называю фантомной. Станция метро “Бажовская”, — рассказывает он. — Она под землей полностью построена, но выходов из нее не сделано. Поезд ее проезжает, она обшита, насколько я знаю, железными листами. Когда едешь в поезде, если знаешь, где смотреть, увидишь эти листы. Люди, которые там бывали, говорят, что там прямо вот все есть, только нет выходов. Вот конкретно эту станцию я бы хотел посмотреть, любопытно. Конечно, официально туда пройти, какое-нибудь разрешение получить, это было бы вообще прекрасно. Хотя бы взглянуть, представить, что это такое».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам

Популярное на сайте

Все репортажи

Читайте также

Загрузить ещё

Помогаем

Кислородное оборудование для недоношенных детей
  • Острые и излечимые заболевания

Кислородное оборудование для недоношенных детей

  • Собрано

    1 840 093 r
  • Нужно

    1 956 000 r
Службы помощи людям с БАС
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Службы помощи людям с БАС

  • Собрано

    6 932 981 r
  • Нужно

    7 970 975 r
Хоспис для молодых взрослых
  • Паллиатив

Хоспис для молодых взрослых

  • Собрано

    14 494 524 r
  • Нужно

    17 508 205 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью
  • Бездомность
  • Инвалидность
  • Развитие спорта

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью

  • Собрано

    630 081 r
  • Нужно

    994 206 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    800 962 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге
  • ВИЧ

Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге

  • Собрано

    164 458 r
  • Нужно

    460 998 r
Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью
  • Бездомность
  • Инвалидность
  • Развитие спорта

Спортивная площадка для бездомных с инвалидностью

  • Собрано

    630 081 r
  • Нужно

    994 206 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    800 962 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге
  • ВИЧ

Профилактика ВИЧ в Санкт-Петербурге

  • Собрано

    164 458 r
  • Нужно

    460 998 r
Кислородное оборудование для недоношенных детей
  • Острые и излечимые заболевания

Кислородное оборудование для недоношенных детей

  • Собрано

    1 840 093 r
  • Нужно

    1 956 000 r
Хоспис для молодых взрослых
  • Паллиатив

Хоспис для молодых взрослых

  • Собрано

    14 494 524 r
  • Нужно

    17 508 205 r
Службы помощи людям с БАС
  • Хронические и неизлечимые заболевания

Службы помощи людям с БАС

  • Собрано

    6 932 981 r
  • Нужно

    7 970 975 r

Материалы партнёров

Всего собрано
2 228 778 932
Все отчеты
Текст
0 из 0

Диггер в канализационном коллекторе

Фото: Padonak39/https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=17094209
0 из 0

Диггер в коллекторе реки

Фото: Кирилл Каллиников/РИА Новости
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: