Килелле. В сторону дома

Фото: Ксения Максимова

В переводе с чувашского «килелле» означает «домой» или «в сторону дома». Именно так, возвращаясь из странствий, отвечает путник на вопрос, куда ты идешь. Я родилась и выросла в чувашской семье в городе Чебоксары, столице Чувашской Республики. В подростковом возрасте уехала из дома и возвращалась лишь время от времени. Я почти ничего не знала о наших традициях и о том, какой это народ — чуваши. В моей семье мало кто владеет чувашским языком, в основном дальние родственники из деревень. Я не понимала их речь, когда вся семья изредка собиралась вместе. Живя за пределами республики, не зная истории предков и языка, я начала терять свою национальную идентичность. Мне было сложно считать себя частью чувашской культуры. В поисках своего национального кода я решила отправиться в Чувашию и заново открыть для себя места, людей и землю, которая является для меня домом

Чувашский народ — коренное население Поволжья, а чувашский язык принадлежит к тюркской языковой семье. Наши предки пришли на эти земли в VI–VII веках. До массовой христианизации, активно начавшейся в 1740 году, чуваши придерживались язычества. Земледельческая культура отразилась в их обрядах и верованиях. Чуваши верили, что душа человека может вернуться в этот мир в образе животного, собирались в священных местах для поклонения духам природы, обрядовыми действиями завершали уборку хлеба.

Дети играют в воде на берегу реки Волги, Чебоксары
Фото: Ксения Максимова
Наталия, сотрудница Музея чувашской вышивки, Чебоксары
Фото: Ксения Максимова
Дома у пруда в деревне Медикасы Цивильского района Чувашии
Фото: Ксения Максимова

* * *

Все началось дома, когда мой отец достал с верхней полки шкафа картонную коробку с архивом семейных фотографий. Я долго изучала эти старые снимки, на которых удавалось узнать далеко не всех. Я нашла фотографии своей асанне (бабушки по папиной линии) в традиционных чувашских одеждах, фотографии со свадьбы двоюродной тети — на ней было нарядное платье и монисто, национальное украшение из монет.

Фотография из семейного архива. Моргаушский район Чувашии, 1950-е годы
Фото: Ксения Максимова

Надо отметить, что в чувашском костюме присутствует много монет. Художница Таня, с которой мы познакомились во время моего приезда, рассказала мне, как раньше чувашские женщины уходили на работу в поля в своих украшениях, собранных из серебряных монет. Они боялись оставлять их в доме, так как такие украшения были очень ценными и передавались из поколения в поколение. Монеты из серебра начинали копить сразу, как только в семье рождалась девочка. К 10–12 годам родителям нужно было успеть подготовить первые дорогие украшения дочери.

* * *

Я старалась обойти и объехать как можно больше мест в республике, особенно связанных с моим детством, и лучше узнать людей, живущих здесь.

Чувашия всегда ассоциировалась у меня с холмистым ландшафтом и оврагами. Я наблюдала эти пейзажи из окна старой маршрутки, когда родители отвозили меня к моей кукамай (бабушке по маминой линии). Она жила в деревне в двух часах езды от города, и меня часто отправляли туда на лето. Бабушка была одной из немногих в моей семье, для кого чувашский язык был первым с рождения.

Ирина (мама) завязывает косу Феодосии Алексеевне (бабушке) в ее доме в Шумерле
Фото: Ксения Максимова

Сейчас, в 83 года, она часто теряет нить разговора и иногда путает языки — может не понимать или не слышать собеседника. Бывает, отвечает мне на чувашском, когда я обращаюсь к ней на русском. И к моему великому сожалению, я не могу понять, что она мне говорит.

Столовая в деревне Верхние Ачаки, Ядринский район Чувашии
Фото: Ксения Максимова
Житель деревни Верхние Ачаки Ядринского района Чувашии
Фото: Ксения Максимова

* * *
В свой приезд в Чебоксары я часто прогуливалась по набережной Волги. Я шла по тому же пути, по которому мы много гуляли в детстве с отцом. Мы спускались к реке у нашего дома и шли пешком примерно четыре километра до залива в центре города.

Акатуй — чувашский праздник окончания посевных работ, Чебоксары
Фото: Ксения Максимова
Граффити чувашских художников Ксении Кокель и Василия Чапая, Чебоксары
Фото: Ксения Максимова
Работы ядринских вышивальщиц — кружков «Илем», «Сурпан», «Хозяюшка». С выставки «Сурские узоры» в Музее чувашской вышивки, Чебоксары
Фото: Ксения Максимова

Залив, куда впадают две реки, Чебоксарка и Сугутка, сейчас главное место проведения всех праздников в республике. На один из таких, Акатуй, знаменующий окончание посевных работ, я попала в этот раз. В день празднования ежегодно проводят большой концерт, съезжаются гости из разных городов и районов. На улице можно встретить много людей в национальных чувашских костюмах, увидеть выступления местных ансамблей, танцоров и музыкантов, выступления кĕрешў (национальная борьба на поясах) и другие спортивные состязания.

Жительница деревни Верхние Ачаки возле своего дома, Ядринский район Чувашии
Фото: Ксения Максимова

Еще я зашла в Музей чувашской вышивки, где хранятся старинные предметы народного костюма и уникальная коллекция серебряных украшений прошлых столетий. Там я познакомилась с сотрудницей музея Наталией и сняла ее портрет в классе, где сотрудники обучают всех желающих мастерству чувашской вышивки. В былые времена вышивка обладала сакральным значением и играла важную роль в ритуальных обрядах. По вышитым узорам на костюме можно было определить социальный статус человека, узнать о его родовой принадлежности. Сейчас вышивка является важнейшим элементом культурного наследия чувашей и несет в себе представление о понимании прошлого предков.

Старинные национальные костюмы в комиссионном магазине, Чебоксары
Фото: Ксения Максимова
Табличка «Доброго пути» в Ядринском районе Чувашии
Фото: Ксения Максимова

* * *

Во время моей поездки я познакомилась с ребятами-энтузиастами, которые объезжают чувашские деревни, документируя жизнь в них. Иногда они брали меня с собой. В деревне Малые Туваны Аликовского района фермер Кирилл провел мне экскурсию, рассказывая про быт и жизнь в деревне.

Олег Евтихеевич (отец) в своей комнате рядом со стеллажом книг, Чебоксары
Фото: Ксения Максимова

Иногда я просто брала фотокамеру и бродила по тихим и спокойным деревням, где текла абсолютно другая, но знакомая еще с детства жизнь. Я видела проезжающих по тропинкам детей на велосипедах, пастухов, ведущих коров с пастбища, женщин, работающих в огородах. Именно в такие моменты я чувствовала себя дома, среди своих людей.

Пастбище коз на окраине деревни Верхние Ачаки Ядринского района Чувашии
Фото: Ксения Максимова
Кирилл — фермер, житель деревни Малые Туваны Аликовского района Чувашии
Фото: Ксения Максимова

По официальной статистике, за последние 20 лет количество человек, владеющих чувашским языком, снизилось вдвое. На 2020 год носителей языка было всего около 700 тысяч человек. Из своего детства я помню, что не у всех он был в почете. На чувашском стеснялись говорить, боясь прослыть «деревенскими», особенно в крупных городах. Это влияло и на изучение национальной истории. Среди моих знакомых были и те, кто пытался относить себя к русской национальности, и те, кто хотел быть похожим на них. Иногда такой бывала и я.

Жители деревни Медикасы Цивильского района Чувашии
Фото: Ксения Максимова

Есть мнение, что при разрушении любой ценностной системы, объединяющей общество, возрастает роль национальной идентичности как реакции на неопределенность. Я думаю, что разрушение ценностной системы мира, которое происходит сейчас, оказало свое влияние и на меня. В период неопределенности возникает потребность в понимании, кто и откуда ты есть. И эта потребность подтолкнула меня к изучению культуры, к которой принадлежали мои предки. Чувашский народ — один из древнейших народов Поволжья с богатой историей, и я только начинаю свой путь в ее познании.

Собранное сено в поле деревни Малые Туваны Аликовского района Чувашии
Фото: Ксения Максимова
Фотографии из семейного архива. На фото справа — чувашская свадьба. Моргаушский район, 1950-е годы
Фото: Ксения Максимова

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам

Популярное на сайте

Все репортажи

Читайте также

Загрузить ещё

Помогаем

Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    1 643 529 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Медицинская помощь детям со Spina Bifida
  • Хронические заболевания

Медицинская помощь детям со Spina Bifida

  • Собрано

    1 643 529 r
  • Нужно

    1 830 100 r
Всего собрано
295 085 579

Чувашская художница Татьяна Андреева в изготовленном ею национальном головном уборе — тухье

Фото: Ксения Максимова
0 из 0

Дети играют в воде на берегу реки Волги, Чебоксары

Фото: Ксения Максимова
0 из 0

Наталья, сотрудница Музея чувашской вышивки, Чебоксары

Фото: Ксения Максимова
0 из 0

Дома у пруда в деревне Медикасы Цивильского района Чувашии

Фото: Ксения Максимова
0 из 0

Фотография из семейного архива. Моргаушский район Чувашии, 1950-е годы

Фото: Ксения Максимова
0 из 0

Ирина (мама) завязывает косу Феодосии Алексеевне (бабушке) в ее доме в Шумерле

Фото: Ксения Максимова
0 из 0

Столовая в деревне Верхние Ачаки, Ядринский район Чувашии

Фото: Ксения Максимова
0 из 0

Житель деревни Верхние Ачаки Ядринского района Чувашии

Фото: Ксения Максимова
0 из 0

Акатуй — чувашский праздник окончания посевных работ, Чебоксары

Фото: Ксения Максимова
0 из 0

Граффити чувашских художников Ксении Кокель и Василия Чапая, Чебоксары

Фото: Ксения Максимова
0 из 0

Работы ядринских вышивальщиц — кружков «Илем», «Сурпан», «Хозяюшка». С выставки «Сурские узоры» в Музее чувашской вышивки, Чебоксары

Фото: Ксения Максимова
0 из 0

Жительница деревни Верхние Ачаки возле своего дома, Ядринский район Чувашии

Фото: Ксения Максимова
0 из 0

Старинные национальные костюмы в комиссионном магазине, Чебоксары

Фото: Ксения Максимова
0 из 0

Табличка «Доброго пути» в Ядринском районе Чувашии

Фото: Ксения Максимова
0 из 0

Олег Евтихеевич (отец) в своей комнате рядом со стеллажом книг, Чебоксары

Фото: Ксения Максимова
0 из 0

Кирилл — фермер, житель деревни Малые Туваны Аликовского района Чувашии

Фото: Ксения Максимова
0 из 0

Пастбище коз на окраине деревни Верхние Ачаки Ядринского района Чувашии

Фото: Ксения Максимова
0 из 0

Жители деревни Медикасы Цивильского района Чувашии

Фото: Ксения Максимова
0 из 0

Собранное сено в поле деревни Малые Туваны Аликовского района Чувашии

Фото: Ксения Максимова
0 из 0

Фотографии из семейного архива. На фото слева — чувашская свадьба. Моргаушский район, 1950-е годы

Фото: Ксения Максимова
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Подпишитесь на субботнюю рассылку лучших материалов «Таких дел»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: