Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

В Подмосковье начали рассмотрение первого в России иска о бездействии МВД при розыске пропавшего человека

Родные пропавшей пенсионерки из подмосковного Клина потребовали привлечь к ответственности полицейских, которые не стали искать женщину с деменцией, а после ее гибели присвоили себе всю работу волонтеров из поисково-спасательного отряда, пишет правозащитная организация «Зона права».

В 2014 году врачи диагностировали у Любови Ястребовой болезнь Альцгеймера. В один из январских дней 65-летняя женщина решила выгулять свою собаку, однако попасть обратно в подъезд ей не удалось — она забыла код от домофона. Семья нашла пенсионерку только к вечеру. После этого инцидента Ястребова вместе с мужем Михаилом решила переехать из шумного города поближе к природе. Они поселились в загородном доме в деревне Борозда, которая расположена в километре от Клина.

Сын пожилых супругов Андрей часто выезжал за город к родителям, помогал готовить и делать уборку. По его словам, на тот момент о болезни Альцгеймера семья знала очень мало. «Наверное, нам с отцом нужны были какие-то курсы или тренинги для людей, чьи родственники страдают от этого заболевания, а так нам приходилось учиться  всему самим», — подчеркнул сын погибшей в беседе с корреспондентом издания.

Днем 16 марта 2015 года Любовь, как обычно, отправилась на прогулку с собакой, пока ее муж готовил обед. Когда он выглянул из дома, чтобы позвать жену на кухню, оказалось, что ни его супруги, ни их питомца во дворе нет. Михаил пробежал около 400 метров до Ленинградского шоссе, но найти жену не смог. Как выяснилось позже, его супруга перешла трассу и отправилась дальше по проселочной дороге.

В первые же часы он позвонил сыну, а затем в полицию. Дежурный заверил, что информацию о пропаже пожилой женщины принял, и пообещал, что патрулирующие город наряды ее поищут. По мнению сына Любови, его мать была дезориентирована и не знала, куда и зачем она идет. «Скорее всего, она просто шла за собакой, которая бежала рядом с ней без поводка», — предположил Андрей.

Писать заявление в полицию Андрей Ястребов приехал в 11 часов утра 17 марта. Дежурный в клинском ОВД убеждал молодого человека, что если тот напишет заявление о пропаже, «то полиция искать не будет», но если он не станет составлять документ, то правоохранители займутся поисками. «Я понимал, что это полный бред, какая-то ерунда. Да и на каком основании они будут ее искать, если я не напишу заявление? Я начал настаивать. В итоге дежурный стал диктовать мне текст заявления», — уточнил сын Любови. Сотрудник ОВД настоял, чтобы, мотивируя свое обращение в полицию, Ястребов использовал формулировку «утрата родственных связей».

Даже после обращения в ОВД полицейские почти ничего не предпринимали — они даже не приехали к Ястребовым, чтобы осмотреть место исчезновения пенсионерки. Первые двое суток родственники искали Любовь самостоятельно. Лишь спустя несколько дней Андрей вспомнил, что в Клину работает Центр кинологической службы, однако там ему сказали, что следы хранятся только в течение первых 12 часов. Тогда Ястребовы обратились за помощью к поисковому отряду «Лиза Алерт».

В течение недели непрерывных поисков волонтерам так и не удалось понять, в какую сторону ушла женщина. Лишь через несколько дней сосед Ястребовых вспомнил, что вечером 16 марта видел Любовь на заправке «Татнефть» на противоположной от Борозды стороне Ленинградского шоссе. Ястребовы сами написали запрос в главный офис «Татнефти» в Москве с просьбой показать им записи с камеры наблюдения. Благодаря этому стало ясно, что Любовь пошла не в сторону Клина, как думали ее муж и сын, а в сторону Москвы. Найти следы женщины можно было гораздо быстрее, если бы полицейские своевременно отреагировали на заявление о пропаже.

«Мама  ходила по оживленным дорогам, по Ленинградскому шоссе, по местам людным и открытым. Так продолжалось первые сутки. Все это время полиция вообще ничего не делала, хотя у них были полномочия и камеры смотреть, и людей опрашивать. А к нам на осмотр места, где мама пропала, приехали только через месяц. И то они это сделали, чтобы написать постановление об отказе в возбуждении уголовного дела», — подчеркнул Андрей.

Более десяти недель Ястребовы не оставляли попыток разыскать Любовь. Через полтора месяца семье позвонили из уголовного розыска и сообщили, что к ним пришел официальный ответ от экстрасенсов, утверждавших, что женщина уже мертва. Полицейские показали родственникам письмо из Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях Михаила Виноградова. Вот оно:

«Уважаемые коллеги! По мнению специалистов Центра, ситуация развивалась следующим образом: собака побежала к водоему и начала тонуть. За собакой бежала Ястребова Л. Н., она попыталась спасти животное, но не смогла этого сделать и тоже утонула. Этот водоем имеет округлую форму (как озеро), расположен недалеко от дома, откуда она ушла. Рядом ровное пространство типа поля (деревьев нет), чуть далее есть лес с обеих сторон. С уважением, руководитель Центра Виноградов М. В.».

Окончательно разочаровавшись в работе правоохранительных органов, Андрей написал жалобу на бездействие полицейских в прокуратуру. В мае 2015 года по итогам проверки дежурному ОВД по Клинскому району, его помощнику и еще нескольким сотрудникам полиции были вынесены выговоры.

25 сентября полицейские сами позвонили Ястребовым и сообщили, что труп погибшей нашел грибник, который «случайно наткнулся на останки». Тело лежало в лесу примерно в километре от крайнего дома садового товарищества «Путеец». В начале марта СНТ пустовало, и никто не видел, как пожилая женщина в одном свитере ушла в сторону леса по заснеженной тропе.

Когда Ястребовы немного пришли в себя, семья решила обратиться в суд с иском к МВД. В ходе судебного заседания начальник уголовного розыска заверил судью, что помимо основной работы его подчиненные проводили «негласные мероприятия, раскрывать которые полицейские не имели права». Он также отметил, что от Андрея Ястребова и раньше поступали заявления о пропаже матери, «которую впоследствии находили в соседнем подъезде».

В судебном решении говорится, что участковый по Клинскому району на суде утверждал, будто к поискам пропавшей пенсионерки они с коллегами приступили в первые же сутки: объехали Ленинградское шоссе, развесили объявления на станции Москва-Ленинградская и в Солнечногорске. По словам Андрея Ястребова, на самом деле участковый в суде признал, что выехал на место происшествия только через несколько недель. Теперь родственники намерены запросить копии протоколов заседаний, чтобы выяснить, каким образом в документах появились показания участкового, которых он на суде не давал.

«В суде представители МВД заявляют, что у них все мероприятия проведены, а в том, что человек погиб, виноваты родственники. Мол, это родственники отпустили пропавшую. Более того, в суде выяснилось, что полицейские и не обязаны в определенные сроки совершать какие-то определенные действия», — добавил Андрей Ястребов.

По итогам рассмотрения иска судья отказалась удовлетворить требования Ястребовых. Она решила, что истцы не предоставили «допустимых доказательств», подтверждающих вину полицейских. Семья планирует обжаловать решение Клинского городского суда в Мособлсуде.

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — в Telegram-канале «Таких дел». Подписывайтесь!

Все новости

Новости

Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: