Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Мы не лечим, мы говорим о качестве жизни»: кто такие онкопсихологи и зачем они нужны

Фото: pxhere.com

Рак — это диагноз, который боится услышать каждый человек. За ним мы видим только страх, боль, неизвестность. Те, кто болен раком, и их родные нуждаются в особенной моральной поддержке. Врачи в больнице, медсестры, друзья, знакомые чаще всего не могут ее оказать, потому что не знают, что нужно делать. Но есть те, кто знает, — онкопсихологи.

2–4 ноября в Москве прошел девятый съезд онкопсихологов, который проводит служба комплексной поддержки людей с онкологическими заболеваниями «Ясное утро». На мероприятие приезжают сотни людей из разных городов и стран — клинические, социальные психологи, психологи-педагоги, врачи, волонтеры разных фондов. Все они обмениваются опытом ради того, чтобы сделать жизнь пациентов качественнее.

«Такие дела» поговорили с директором службы «Ясное утро» Ольгой Гольдман о том, что такое онкопсихология, зачем она нужна и почему врачи и пациенты не умеют друг с другом разговаривать.


Ольга ГольдманФото: служба "Ясное утро"

Термин придумали 25 лет назад, правда, за границей это называется «психоонкология».

Разница в том, что там психоонколог — это изначально медик, который занимается онкологическим больным. У нас же получилась онкопсихология, то есть база – это психологи.

Фактически онкопсихологи поддерживают пациента и его близких на всех этапах заболевания. Психолог помогает пациенту и его семье адаптироваться к ситуации болезни, перестроить свои приоритеты.

Онкопсихологи не лечат пациента, мы сопровождаем процесс лечения, мы говорим о психологической помощи, о поддержке, мотивации к выздоровлению.

Людям страшно говорить о смерти, а некоторые даже не могут произнести слово «рак», но об этом нужно говорить, потому что проговаривание проблемы — это первый шаг к ее осознанию и принятию.

Когда человек в белом халате спрашивает: «Как у тебя дела?» — это уже полдела. Человеческий контакт очень важен.

Нет правильного ответа на вопрос, какое направление психологии действеннее. Мы не выбираем метод, а потом пациента, мы делаем наоборот: отталкиваемся от потребностей пациента.

Есть метод работы с пациентами по метафорическим картам, как в Imaginarium. Человек выбирает понравившуюся карту, потом разбирает с психологом, какие ассоциации, чувства, образы у него возникают и почему. Иногда сложно сформулировать чувства словами, особенно когда нет сил, как у больного человека. Иногда можно обойти вокруг психологических защит через рисунки, образы — арт-терапия, через тело, через карточки. Способов много, но все они направлены на работу с чувствами человека.

В российской медицине очень много организационных проблем, которые играют против пациента. Например, врач много раз подумает перед тем, чтобы рассказать о хорошем платном лекарстве, потому что его могут уволить за это.

На всю страну всего девять тысяч онкологов, при том что в стране больше трех миллионов больных. Это огромная нагрузка на врачей, их катастрофически мало.

Мы делали исследование, которое показало, что 57% онкопациентов на первом приеме не поняли или не до конца поняли, что им сказал врач.

На горячей линии психологи помогают абоненту структурировать информацию, выделять приоритеты, сформулировать, что его беспокоит, какие вопросы он не задал врачу. Пациентам важно разбираться самим в своей болезни.

Психолог в иерархии больницы где-то рядом с медсестрой, хотя медсестра, которая обеспечивает уход за пациентом, играет огромную роль в выздоровлении. Тут не может быть рангов, потому что все члены команды должны быть нацелены на то, чтобы вытащить пациента, а не мериться, кто важнее.

Сколько России нужно лет, чтобы выстроить систему психологической поддержки онкологических пациентов? Вспомните Сбербанк: еще несколько лет назад в отделениях было повсеместное хамство, очереди, но по воле новых руководителей все изменилось. Мы пытаемся изменить систему снизу, говорим от имени психологов, пациентов, иногда врачей, но рано или поздно должна быть воля и сверху, потому что медицина – очень закрытая, регламентированная зона.

Эффективность работы онкопсихолога можно мерить разными способами. Иногда это принятое решение не отказываться от лечения, более конструктивный настрой и большее доверие к лечащему врачу, иногда — это просто возможность выплакаться. На горячей линии помощи онкобольным человек выплеснул нам то, что иначе бы вылилось на близких, выговорился, составили план ближайших действий, обсудили, как рассказать о болезни сыновьям, — уже отлично. Наша эффективность – это человек сказал «спасибо», может быть, он успокоился, у него замедлился темп речи в конце звонка.

Мы говорим о качестве жизни. Это вопрос осознания своих потребностей и самоуважения. Мне кажется, пришло время начать жить нормально, без «ничего-ничего, я потерплю».


Всероссийская круглосуточная бесплатная линия психологической помощи для онкологических больных и их близких: 8-800-100-0191

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: