Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

То-чего-нельзя-называть: как в России боятся говорить о психических расстройствах

В декабре в Общественной палате РФ прошел круглый стол «STOPSTIGMA: #ВремяМеняться, время говорить об этом». Эксперты в психологии и психиатрии рассказали, как страх говорить о психических заболеваниях в обществе порождает новые болезни.

Фото: Пресс-служба Общественной палаты РФ, фото: Владислав Бурмистров

Почему о психических расстройствах нужно говорить?

От психических расстройств не застрахован никто. По данным ВОЗ, с психическими расстройствами сталкивается каждый четвертый человек на планете. В реальности эти цифры могут быть намного больше. Эксперты отмечают: тема психических расстройств в нашем обществе настолько табуирована, что люди часто боятся проходить лечение или просто не понимают, что с ними происходит — почему так колет сердце в лифте, почему не удается сосредоточиться на работе и так грустно, хотя жизнь течет как обычно?

Многие до сих пор считают, что если придут к психиатру поговорить о своей депрессии или привычке мыть руки каждый час, то их запрут в больнице, отберут права и с позором выгонят с работы.

«Представьте, что человек с хроническим диабетом больше всего на свете боится, что его будут лечить, и больше всего на свете боится, что об этом кто-то узнает. Это абсолютно немыслимая ситуация, но с психическими болезнями это и происходит, — рассказывает эксперт в области АВА-терапии и системы альтернативных коммуникаций, переводчик-синхронист Александра Губарева. — Когда у вас с 18 лет психологические феномены, и все, что вы делаете — это пьете пустырничек, расслабляетесь и спите побольше – это может закончиться принудительной госпитализацией. Людей, которые оказались в этом положении могло бы быть значительно меньше, если бы об этом можно было говорить».

На конференции эксперты задали аудитории вопрос: «Кто готов обратиться за психологической, психиатрической помощью?» «Да» ответили 9%. Анонимно на тот же вопрос «да» ответили уже 37%. Когда организаторы уточнили, что консультация бесплатна, «да» ответили уже 70%.

«В основе стигматизации лежит страх говорить о чем-то. Этот страх заменяет большинство эмоций, — объясняет психиатр, заведующий медико-реабилитационным отделением ПКБ №1 им. Н.А. Алексеева Аркадий Шмилович. — Необязательно все 70% аудитории были больны, но это значит, что у 70% есть вопросы, которые они хотели бы обсудить со специалистом».

По словам Шмиловича, работа по снятию стигмы должна вестись постоянно. «Представьте молодого человека как саженец молодого дерева, на котором появилась царапина — психическое расстройство, даже не достигающее степени болезни. И при определенных условиях эта царапина разрастется до неимоверных размеров и в конечном итоге деформирует молодое дерево. Поэтому все наши усилия должны быть направлены на создание безопасных условия для обращения людей», — считает Шмилович.

Как об этом говорят сейчас?

В учебнике по математике для восьмого класса есть такая задача, показывает главврач психиатрической больницы №1 имени Алексеева (бывшая психбольница имени Кащенко,— прим. ТД) Георгий Костюк:

«В психиатрической больнице есть главный врач и много сумасшедших. В течение недели каждый сумасшедший один раз в день кусал кого-нибудь (возможно, и себя). В конце недели оказалось, что у каждого из больных по два укуса, а у главного врача — сто укусов. Сколько сумасшедших в больнице?»

Можно только представить, говорит главврач, какое отношение к психическим расстройствам формируют у подростков такие истории: «В итоге, как выглядит наш пациент в восприятии общества? Мы проводили опрос, в ходе которого меньшинство проголосовало за самую мягкую характеристику — это «нуждающийся в помощи иждивенец». Намного больше людей выбрали ответы «неадекватный человек» и «непредсказуемый в поведении»».

абсолютное большинство опрошенных признались, что пациент психиатрии принимает в их сознании устрашающий образ

 

Как говорит Александра Губарева, в обществе сложился стереотип: все «нормальные» люди — разные, а все люди с психическими расстройствами — одинаковые, и их одинаково надо бояться. «Все шизофреники с топорами, а все биполярщики берут огромные кредиты. Агрессия общества очень сильно мешает людям», — говорит Губарева.

Чуть меньше половины людей с ментальными нарушениями (42%) сталкиваются с дискриминацией как минимум раз в месяц. Больше половины людей с нарушениями психического здоровья считают такую стигматизацию даже более разрушительной, чем болезнь саму по себе, приводит данные организации Mental Health Foundation председатель Комиссии ОП РФ по развитию некоммерческого сектора и поддержке социально ориентированных НКО Елена Тополева-Солдунова.

Как об этом нужно говорить?

Не надо называть человека с расстройством психики «душевнобольным». Европейский суд по правам человека, например, против этого термина, поскольку он не поддается точному определению и не пригоден для использования в официальных документах. Кроме этого, его могут счесть оскорбительным.

«Я не сомневаюсь, что люди с хорошим воспитанием не назовут человека с инвалидностью «калекой», точно так же как не назовут человека с психическим расстройством «душевнобольным». Да, есть терминология, которая пришла с Запада, которая называется «сначала человек, потом заболевание». Может быть, это имеет смысл, потому что мы не переносим болезнь на человека, и это стоит принять за правило», — советует главный редактор Агентства социальной информации Алена Быкова.

Не переносить болезненное состояние на личность. Очень многие проявления психических расстройств, которые могут доставить проблемы, вполне корректируются курсом лечения. Не надо считать людей с психическими расстройствами плохими или ненадежными. «Неправильно говорить не «ты в депрессии», а «ты безвольная тряпка», не «ты в гипомании», а «ты безалаберный, человек, на которого нельзя положиться»» — подчеркивает соавтор книги «С ума сойти! Путеводитель по психическим расстройствам для жителя большого города» Дарья Варламова.

Не советовать человеку с расстройством «взять себя в руки» или «просто не нервничать». Это не помогает людям в депрессии или с паническими атаками, а, скорее, наоборот, вызывает отторжение. Очень важно с эмпатией и уважением относиться к попыткам людей говорить о своем диагнозе, говорит Варламова. «Многие люди опасаются даже своим близким говорить о своем состоянии, потому что знают, что им скажут: «соберись, тряпка», «жить трудно», «мы все в России живем и ничего, держимся, а ты тут расклеился»».

Не надо романтизировать психические расстройства

В культуре психические расстройства нередко романтизируются. С каждым годом этот тренд усиливается — от книги «Множественных умов Билли Миллигана» до песни «Биполярочка» Оксимирона, — считает декан факультета коммуникативного менеджмента РГСУ Игорь Романов.

Романтизацию психических расстройств можно считать позитивной стигматизацией. «Мы знаем большое количество фильмов, где образ человека с какими-то психическими проблемами — это образ человека, который обладает дополнительным ресурсом. Например, сериал Perception («Восприятие», — прим. ТД), где [главный герой] — преподаватель нейробиологии с параноидальной формой шизофрении. Его галлюцинации и голоса становятся проводником к его бессознательному и помогают ему расследовать преступления. Многие относятся к этому с завистью, как к некоему ресурсу».

Романов отмечает, что раньше психические расстройства чаще рассматривалась в контексте карательной психиатрии — например, в известном фильме «Пролетая над гнездом кукушки». Сейчас массовая культура делает психиатрические ярлыки привлекательными для аудитории — как в сериале Netflix «Легион», где главному герою был поставлен диагноз «шизофрения». «Позитивная стигматизация мотивирует залезть в себя покопаться — а вдруг я тоже такой же интересный? Вдруг про меня тоже можно снять фильм? Все это приводит к представлению, что если у тебя нет проблем с психикой и никакого психиатрического диагноза, то ты непонятно кто, не интересен ни себе, ни людям».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: