Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Бесчеловечно, неправильно, но сделать ничего нельзя»: мигранты о столкновениях с Росгвардией в Томске

9 января в Томске Росгвардия разогнала толпу мигрантов. Более двух тысяч иностранцев парализовали работу миграционного центра и отказывались расходиться. После этого силовики применили электрошокеры и дубинки. Почему это произошло?

В 2018 году Томская область получила всего тысячу квот на выдачу разрешения на временное пребывание (РВП), при этом документ выдается только раз в год. Это вызвало ажиотаж среди иностранцев: очередь на квоту на проживание начала формироваться со 2 января — список достиг 800 человек, участники отмечались каждый день. В день выдачи у входа в миграционный центр на Иркутском тракте огромная толпа собралась уже в шесть утра. Многие из заранее записавшихся не смогли пробиться к входу. В очереди стояли как рабочие, так и студенты томских вузов.

Миграционный центр открылся в 9:00, но уже в 11:30 работа остановилась: обслужив лишь триста человек, сотрудники центра прекратили прием и объявили ЧП. Прибывшие на место бойцы Росгвардии и ОМОНа оттеснили иностранцев и перекрыли вход в здание. 

Один центр вместо множества УФМС

Большинство мигрантов считают виновными в происшествии управленцев из администрации. Если в прошлом году иностранцев обслуживали разные управления ФМС, то с этого года всю Томскую область обслуживает один центр. «С 9 числа я занимаюсь тем, что бегаю по разным инстанциям, пытаюсь найти кого-то, кто сможет помочь мне и другим студентам. Результат пока нулевой. РВП я пытаюсь получить вот уже четвертый год и всегда видела очереди и давку, но такой кошмар — впервые», — рассказывает гражданка Казахстана и аспирантка второго курса Томского госуниверситета Гюнель.

По мнению Гюнель, нельзя назначать один день и раздавать в это время тысячу разрешений, однако осуждать действия полицейских девушка не торопится: «По поводу работы Росгвардии и омоновцев ничего плохого сказать не могу — они ведь работу свою делали. Я видела шокеры, видела, как их применяли, но не заметила избиений, про которые сейчас так много пишут в СМИ вместо того, чтобы проанализировать причины ситуации. В толпу я не полезла: нужно было идти по головам, женщин и стариков расталкивать, прорываться к дверям. Трудно обвинить и людей, создавших давку: они этого ждали год, а некоторые и не один. В очереди были молодые студенты, были русские, решившие вернуться на историческую родину. Стояло и множество приезжих, которым РВП нужно, чтобы не платить за рабочий патент каждый месяц. До гражданства-то им, по сути, нет дела».

Гюнель считает, что тысячи РВП для Томска очень мало, поэтому из года в год квоты получают по знакомству. В то, что за два часа можно оформить тысячу разрешений, Гюнель не верит. 

Неоправданно малое количество квот

Сеиль, магистрантка-антрополог ТГУ из Киргизии и работница «Мигрант-сервиса», считает, что случившиеся столкновения — последствия административных просчетов, вызванных особенностями квоты. РВП выдаются только исходя из требований рынка труда: если в Томской области нуждаются в тысяче иностранных работников, то неважно, сколько людей придет помимо тысячи и сколько среди них будет студентов.

По словам Сеиль, по факту в Томске и области множество мигрантов работает нелегально, без юридического разрешения. «Зачем тогда, спрашивается, мы говорим о необходимости иностранной рабочей силы и при этом квотируем ее количество? Все знают, что ситуация на деле серьезно отличается от ситуации на бумаге, но не пытаются изменить положение дел, — возмущается Сеиль. — Мы, к сожалению, вынуждены действовать по регламенту. Это бесчеловечно, неправильно, безобразно, но если за квотой придет 1001 человек, то для “лишнего” человека сделать нельзя ничего».

Сеиль считает, что государственным органам невыгодно выдавать РВП. Рабочие-мигранты без РВП, но с трудовым патентом вынуждены каждый месяц выплачивать в Томской области по 3,5 тысячи рублей. «Государству, конечно, невыгодно терять эту статью бюджета. Томская область только с налога на патенты получает несколько миллионов в год, — считает Сеиль. — Уверена: если бы квоту выделяли в соответствующем региональной ситуации количестве, не было бы огромной разницы между спросом и предложением и ЧП удалось бы предупредить. В прошлом году уже случилась аналогичная ситуация: люди чуть дверь в учреждение не сломали, такой был ажиотаж».

Действия сотрудников миграционного центра Сеиль осуждает: «Ситуация, возможно, и правда случилась чрезвычайная, но зачем было заканчивать работу в 11:30? Можно ведь было попытаться разрешить затруднение. Сотрудники подобных заведений любят кичиться, что если работают до 18:00, то только до 18:00 — и ни минутой больше! Понятно, они люди в форме, но зачем так поступать с людьми? Можно ведь было поработать еще хотя бы полтора часа до обеда, чтобы сгладить ситуацию».


Количество квот сократилось в 2018 году не только в Томской области. В ноябре 2017 года правительство РФ утвердило квоту на временное проживание мигрантов только в количестве 90 360 разрешений — это на 19,8 тысячи меньше, чем годом ранее. При этом в 2016 году было выделено 125 900 тысяч квот, а в 2017 году — 110 160.

По прогнозу Росстата, трудоспособное население страны к 2025 году уменьшится на 7 миллионов человек. Такое сокращение невозможно возместить только за счет увеличения производительности труда и экономической активности российского населения, поэтому для экономического роста приток мигрантов необходим.

Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: