Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Что происходит с инклюзивным образованием в России?

С 18 по 21 апреля проходит Московский международный салон образования (ММСО) — крупнейшее мероприятие России в сфере образования. «Такие дела» стали одним из партнеров салона. Салон включает в себя открытый форум и масштабную выставку новых образовательных технологий.

Уже четвертый год одной из ключевых секций салона становится образование детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ). «Такие дела» поговорили о проблемах инклюзии с куратором кластера инклюзивного образования ММСО, директором московской школы № 1788 Александром Ездовым.

Александр ЕздовФото: пресс-служба ММСО-2018

«Главная проблема внедрения массовой инклюзии сегодня — это люди»

Право на совместное обучение детей с нормальным развитием и с особенностями закреплено законом: в 2016 году начал действовать Федеральный государственный образовательный стандарт начального общего образования обучающихся с ограниченными возможностями здоровья. Стандарт был введен по приказу Министерства образования и науки еще в 2014 году и положил начало постепенному внедрению инклюзивного образования. Этот документ вместе с законом об образовании обеспечивает детям с особенностями развития право на качественное образование — они могут быть полностью интегрированы в обычные школы либо могут получать образование в специализированных учебных заведениях.

По мнению Александра Ездова, оба варианта обучения детей с ОВЗ имеют свои плюсы и минусы. Специализированных школ не очень много — в основном они создавались в советское время. С одной стороны, с детьми занимаются именно те специалисты, которые лучше понимают их потребности. Например, со слабослышащими занимаются логопеды и люди, которые хорошо знают язык жестов. С другой — полноценная социализация детей с ограниченными возможностями здоровья возможна только в общих школах.

Сейчас по закону любая школа должна создать условия для обучения детей с особенностями развития. Прежде всего школы обеспечивают доступную среду: устанавливают специальные пандусы, широкие двери для инвалидов-колясочников, тактильные указатели для слабовидящих. В некоторых школах используют и необычные решения — например, звонки, которые не только звенят, но и моргают, чтобы слабослышащий ребенок тоже мог их обнаружить.

«Техническая задача в той или иной степени решена. Тут, конечно, все можно бесконечно улучшать. Появляются новые технологии, можно делать какие-то апгрейды. Но некоторый минимум уже сделан. И главная проблема внедрения массовой инклюзии сегодня — это люди», — считает Ездов.

«Педагог инклюзивного класса — это суперпедагог или нет?»

По словам Ездова, способы и методы работы большей части учителей не позволяют им брать особенных людей к себе в класс и успешно их обучать.

«На салоне у нас будет дискуссия, которая называется «Педагог инклюзивного класса — это суперпедагог или нет?» Представим на минутку, что в классе есть ребенок с ярко выраженными поведенческими особенностями. Например, он не может сидеть на одном месте, все время громко говорит или встает каждые пять минут, произвольно перемещается по классу, скидывает учебники других детей. Как его взять в класс и учить? Ему нужна специальная программа. Может ли учитель работать сразу по двум программам? Для многих учителей ответ на этот вопрос — нет, такое невозможно», — рассказал «Таким делам» Ездов.

Слабовидящие дети на занятии в лицее № 58 Новоуральска. Новоуральский лицей признан лучшей инклюзивной школой в Свердловской области. 2016 годФото: Донат Сорокин/ТАСС

Эксперт отмечает, что ситуация все же постепенно меняется к лучшему. Появляется все больше учителей, которые считают обучение детей с особенностями развития ключевой педагогической задачей, и понимают, что их успехи в обучении такого ребенка — серьезное профессиональное достижение. Такие мероприятия, как ММСО, большой плюс для них. Они позволяют педагогам расширить мировоззрение, кругозор, обменяться опытом — узнать у коллег, как они поступают в сложных ситуациях.

«Родители с утопическими точками зрения»

В процессе инклюзивного образования очень важно участие родителей. Когда школы, которые еще не очень к этому готовы, начинают двигаться в сторону инклюзии, могут возникать конфликты. Школы стараются стать доступнее для детей с ВОЗ, но еще не полностью со всем справляются. А родители уже знают свои права и требуют от школ все, что им положено. И на этом этапе умение договариваться становится очень важной частью процесса. По словам Ездова, выстраивать конструктивный диалог с родителями детей с ограниченными возможностями иногда бывает особенно непросто.

«У родителей детей с ВОЗ все время возникают сложности: им нужно купить специальную обувь для ребенка, найти какое-то лекарство или правильного врача, ездить куда-то очень далеко к этому врачу и так далее. Из-за этого они все время находятся в ситуации помощи и заботы. Они готовы это делать, многие из них настоящие герои. Но тем не менее это накладывает на них некоторый отпечаток. Такие родители привыкли всего добиваться. И такое умение добиваться иногда может мешать», — поделился с «Такими делами» Ездов.

Помимо родителей детей с особенностями развития, процесс инклюзии сильно зависит от родителей обычных детей. Они тоже имеют свою точку зрения, которую Ездов называет утопической: они могут утверждать, что ребенок с ВОЗ мешает классу двигаться быстрее. Например, люди считают, что если бы не было этого ребенка, то их дети по программе продвинулись бы дальше, что их ребенок уже узнал бы гораздо больше. И такой способ рассуждения может стать проблемой в коммуникации и создании благоприятных условий для всех детей.

«К счастью, взаимодействие с особенными детьми все равно будет происходить»

Обычным детям, которые встречают особенного ребенка в классе, тоже приходится сложно. Часто им хочется позаботиться о таком человеке, но не все дети готовы эту заботу принимать. Для некоторых людей излишнее внимание — это большой стресс. «Это еще одна проблема. Особенному ребенку, который приходит в класс, тоже может быть некомфортно. Он тоже может чего-то бояться и не быть готовым к какому-то диалогу, к конструктивным действиям, что может негативно сказаться на его поведении», — рассказал «Таким делам» Ездов.

Сейчас основной задачей Ездов называет всеобщее движение в сторону инклюзии. По его мнению, инклюзия нужна всем и даже если некоторые родители не хотят, чтобы их ребенок сталкивался в школе с особыми детьми, это все равно произойдет. Их дети в любом случае увидят людей с особенностями развития на улице, в кино, в музее: «К счастью, все равно взаимодействие с особенными людьми будет. И поэтому нужно этому взаимодействию учиться. Если в школе этому не научиться, то где еще?»

«Творческие инклюзивные практики — эффективный метод интеграции»

Помочь особенным детям найти общий язык с остальным классом могут кружки, секции и общие творческие курсы. Например, в школьном театре себя могут ярко показать дети, которые испытывали сложности с учебой. Тогда педагог может увидеть в нем потенциал, который сможет использовать дальше, чтобы его эффективнее учить. «Это точно так же относится к особым детям. Важный шаг — дать им возможность участвовать в общешкольном мероприятии, где они могли бы проявить себя вместе со всеми», — рассказал Ездов «Таким делам».

Ездов отдельно отметил, что инклюзивных творческих проектов в школах сейчас так много, что они будут обсуждаться на ММСО в качестве отдельной секции. Будет дискуссия, посвященная творческим инклюзивным практикам, где люди смогут поделиться тем, чего уже удалось добиться: провести фестиваль «1+1», создать театр для особых детей, внедрить в постановку ребенка не только в роли актера, но и как создателя декораций или дизайнера афиши.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: