Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Что делать, если не пускают в реанимацию к родственнику? Рассказывает юрист, попавшая в такую ситуацию

В мае 2017 года мать московского юриста Ольги Подоспеловой Надежда умерла в реанимационном отделении Городской клинической больницы им. Д. Д. Плетнева. В последние дни ее жизни никого из родственников не пустили к ней. Поэтому ее дочь подала иск к больнице о возмещении морального ущерба — первый в российской судебной практике. Юрист рассказала «Таким делам» о своем опыте, о досудебных способах отстаивать свои права и о несовершенстве выпускаемых государством приказов, регулирующих подобные случаи.

На чем основывать иск и куда с ним идти

Наша история произошла в мае 2017 года, чуть более чем за год до принятия московского приказа департамента здравоохранения о родственниках в реанимации. Поэтому свой иск я основывала на положениях Федерального закона об основах охраны здоровья граждан и на информационном письме федерального Минздрава. Также я ссылалась на практику Европейского cуда по правам человека (ЕСПЧ) о праве на прощание с умирающими родственниками: статья 8 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод гарантирует каждому право на уважение семейной жизни. При этом согласно практике ЕСПЧ, запрет на посещение умирающего родственника составляет вмешательство в данное право.

Ситуация была очень странная с этической точки зрения. Мы [родственники умирающей] находились в отделении и общались с врачами на протяжении полутора дней и получали все это время разные причины отказов в посещении. Уже после того как мама умерла и прошли похороны, я обратилась к главврачу больницы. Больница, через заместителя главврача признала, что врачи были не правы, ссылаясь на то же информационное письмо Минздрава и отсутствующее в открытом доступе письмо Департамента здравоохранения Москвы от 7 июня 2016 года № 20-30-19340/16. На заведующего отделением реанимации было наложено дисциплинарное взыскание.

Получив такой ответ, я успокоилась – у меня не будет проблем с привлечением виновных лиц к ответственности. Я пыталась добиться привлечения больницы к гражданско-правовой ответственности за действия своих сотрудников в виде выплаты компенсации морального вреда. Обратилась я в суд общей юрисдикции по месту нахождения ответчика. В моем случае – Измайловский районный суд города Москвы.

Это единственный механизм, который можно было использовать в этой ситуации – я не могла жаловаться на конкретные действия по недопуску, потому что моя мама уже умерла, и предмет спора с больницей перешел из административной в плоскость возмещения причиненного вреда.

Но когда начался судебный процесс, представитель больницы заявила, что приказ о наложении дисциплинарного взыскания на заведующего отделением был отменен спустя месяц после выпуска. И вообще, все письма, на которые ссылалась больница в своем первоначальном ответе, не являются нормативными актами, а в федеральном законодательстве нет положений, которые обязывали бы больницу создавать условия для посещения родственниками пациентов в реанимации. В итоге иск был отклонен.

Сейчас у меня есть время подать апелляционную жалобу на решение Измайловского районного суда до 30 сентября. Безусловно, я воспользуюсь этим правом.

О досудебных способах разрешения конфликта

Хороший вопрос – какие могут быть досудебные способы разрешения подобных ситуаций. Я убеждена в том, что на сегодняшний день Федеральный закон №323 «Об основах охраны здоровья граждан» обязывает больницы предоставлять доступ к пациентам в отделения реанимации. В статье №6 написано, что одним из принципов охраны здоровья является приоритет интересов пациента. В этой же статье прописано, что приоритет реализуется путем создания условий, обеспечивающих возможность посещения пациента родственниками – это базовая норма. Но на сегодняшний день в таких ситуациях, как наша, суд – единственный легальный способ привлечь больницу к ответственности.

Когда ты стоишь у отделения реанимации и знаешь, что внутри твой умирающий родственник, ты находишься в ужасном состоянии, не знаешь, куда бежать или пойти. В тот момент, если бы я была в менее подавленном состоянии, я бы начала звонить в тот же самый Росздравнадзор на горячую линию по соблюдению прав граждан в сфере охраны здоровья — 8 800 500 18 35. На мой взгляд, это может быть одним из способов воздействия на больницу.

Принципиально важно письменно фиксировать факты нарушения прав родственников и пациентов. Если кого-то не пускают в отделение, желательно в тот же день написать жалобу главврачу и получить на руки копию жалобы с отметкой о принятии. Я сомневаюсь, что, если в больнице действует политика «никого не пускать», эта жалоба будет иметь эффект, но впоследствии ответ на нее можно будет использовать при обращении в надзорные органы или суд.

Если человек знает, в какой компании застрахован его родственник, можно напрямую обратиться туда. Обычно в каждой такой компании есть департаменты по защите прав пациентов – они помогают и в других случаях, например, когда речь заходит о приобретении каких-то платных лекарств (или других услуг), которые должны выдаваться медучреждением на безвозмездной основе. Мы через это, кстати, тоже прошли.

О приказе депздрава Москвы

У меня от него двойственное ощущение. На мой взгляд, он не решает проблему. Фактически он предписывает больницам сделать две вещи – внести изменения в правила внутреннего распорядка таким образом, чтобы посещать пациентов в реанимациях можно было круглосуточно; и локальным актом утвердить перечень случаев, когда родственники не допускаются в отделение.

Этих мер может быть недостаточно для эффективной реализации права на посещение. Если больница не заинтересована в том, чтобы вкладывать деньги в покупку даже банальных ширм между кроватями пациентов, они будут создавать в своих локальных актах положения, максимально ограничивающие допуск родственников. Так что приказ, на мой взгляд, создает больше проблем, чем решает их.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: