Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Почему биоэтика должна быть радикальной: ученые обсуждают идеи философа Питера Сингера

Впервые в России вышла книга философа, профессора биоэтики Принстонского университета Питера Сингера «Жизнь, которую вы можете спасти». Автор пытается объяснить, почему отдавать 5% от своих доходов на благотворительность — это так же естественно, как не пройти мимо тонущего ребенка.

В российском научном сообществе Сингер больше известен как сторонник борьбы за права животных. Его книга «Освобождение животных» (Animal Liberation) стала настоящим манифестом зоозащитников. В ней Сингер утверждает, что ценность живых существ измеряется их способностью к страданию. Следовательно, между животными и людьми, по логике философа, нет большой разницы, так как и те и другие способны испытывать боль.

«Такие дела» поговорили с российскими учеными о вопросах биоэтики, которые затрагивает Питер Сингер, и узнали, насколько они реалистичны и актуальны для России сегодня.


Что такое биоэтика?

Биоэтика – междисциплинарная область знания на стыке медицины, философии, права, социологии и религиоведения. Она исследует нравственные аспекты последствий научного развития медицины и биологии, изучает противоречия между интересами живых существ и достижениями науки, которые могут нанести ущерб их здоровью и качеству жизни.

В первую очередь биоэтика касается тем, связанных с прогрессом генетики, фармакологии, трансплантологии, биотехнологии. Допустимость аборта, пересадка органов, эвтаназия, опыты на животных – вот основные вопросы, которыми задаются ученые-биоэтики. Также специалисты рассуждают о приемлемости клонирования живых существ или искусственного выращивания людей с заданными или желательными свойствами.

«благоговение перед жизнью»

Важно учитывать, что биоэтика – философская область знаний, и она не дает однозначных толкований или решений проблем. Плюс ко всему – биоэтика характеризуется междисциплинарным подходом, то есть разные ученые (врачи, биологи, юристы, социологи) высказывают свою точку зрения относительно того или иного вопроса. И у каждого своя правда.

По мнению председателя комиссии МГУ им. Ломоносова по биоэтике, доктора биологических наук Николая Марфенина, глобальная цель этики, которая впоследствии стала основополагающей и для биоэтики, — «благоговение перед жизнью». Это означает, что главная задача этой области знаний — напоминать человеку о совершенстве жизни и о том, что посягать на ее совершенство — кощунственно. Такое определение сформулировал в начале XX века философ Альберт Швейцер.

В чем заключаются биоэтические идеи Сингера?

В своей книге «Освобождение животных», которая впервые была опубликована в 1975 году, Сингер выступает против видовой дискриминации. Философ считает, что права живых существ должны определяться не уровнем интеллекта, а их способностью чувствовать боль. При этом Сингер отмечает, что многие люди с тяжелыми заболеваниями показывают более низкие умственные способности, чем некоторые животные. Это еще раз подтверждает его точку зрения о том, что интеллект не может быть главной причиной ущемления прав животных.

«В науке такое направление называется патоцентризмом, – объясняет доктор философских наук, врач-биохимик, заведующий сектором гуманитарных экспертиз и биоэтики ИФ РАН Павел Тищенко. – Это один из типов экологической этики, согласно которому главная ценность – отсутствие страдания. У этого направления есть как хорошие стороны, так и очень печальные. Получается, что, если живое существо страдает, оно недостойно жизни. Вытекающая из этого идея Сингера заключается в том, что новорожденных с неизлечимыми заболеваниями не следует вытаскивать, чтобы они мучились на протяжении всей жизни. Это называется инфантицид (детоубийство,– прим. ТД). Он готов на это. Он вполне нормально относится к абортам. Но, с другой стороны, он отстаивает права животных. Выступает против использования их в экспериментах».

Кандидат философских наук, преподаватель Школы философии гуманитарного факультета НИУ ВШЭ Арсений Куманьков отмечает, что не стоит так радикально трактовать идеи Сингера в этом вопросе. По мнению Куманькова, здесь возникает путаница в терминологии: «Вопрос в том, кого мы можем назвать человеком. Например, ребенок, у которого не развивается головной мозг, у которого нет центров, отвечающих за мыслительные функции, это человек? Нужно ли прикладывать усилия, чтобы поддерживать в нем жизнь? По мнению Сингера, такое существо назвать человеком нельзя. Такая радикальная отметка показывает, что нам очень сложно понять, в какой момент мы можем с уверенностью сказать, что перед нами человек. Или мы должны всегда говорить, что перед нами человек, даже если у него нет мозга?»

Права животных или права человека?

Председатель комиссии МГУ им. Ломоносова по биоэтике, доктор биологических наук Николай Марфенин называет Питера Сингера «певцом урбанистики», идеи которого разделяют люди, не знающие правил жизни в природе. «В нашем обществе главной ценностью являются права человека, за которые приходится бороться, — отмечает профессор. — Эту же схему люди хотят перенести и на своих любимцев, что кажется вполне логичным. Но это совершенно не согласуется с законами природы, где нет такого понятия, как права животного или права человека. В природе должен действовать закон избыточного размножения и, соответственно, смертности. Если пара оставляет после себя двенадцать особей, то выживают две, а десять погибают. Если пара оставляет тысячу особей, две остаются, остальные погибают и так далее. И здесь говорить о правах животных абсурдно. Ну какие права должны быть у тех животных, которым по законам природы суждено погибнуть?»

Сингер призывает людей быть более чувствительными

Однако Арсений Куманьков замечает, что Сингер все-таки не настаивает на том, что человек и животное – это одно и то же. «Он говорит, что у животных есть свои права, — подчеркивает Куманьков. – Сингер призывает людей быть более чувствительными по отношению к тем существам, которые обладают способностью к страданию и, как следствие, стараются минимизировать свои страдания. В этом смысле определенная схожесть между животными и людьми, безусловно, присутствует. Мы не любим, когда нас бьют. А собака разве любит? Однако это не значит, что у собаки впоследствии появляются права на свободу, собственность и так далее. Но право на безопасность, на жизнь без насилия, по мнению Сингера, должно быть».

Ставить ли опыты на животных?

Еще один важный тезис теории Питера Сингера заключается в том, что нельзя держать животных у людей в плену. Относительно этой идеи мнения российских ученых также расходятся.

«Давайте представим, что это действительно так, и наши домашние любимцы на самом деле у нас в плену, — говорит Николай Марфенин. – Даже если мы их хорошо содержим и очень любим. Давайте их освободим и выпустим домашних кошек и собак на свободу. Что с ними будет? Они же не приспособлены к жизни в дикой природе».

Читайте также Оксана Мороз: Показная добродетель на марше Почему позиция Сингера вызывает как минимум противоречивые реакции, а чаще — раздражение и критику

Арсений Куманьков уточняет, что в понимании Сингера в плену находится только та часть животных, которых выращивают для того, чтобы впоследствии они были убиты и съедены людьми. Поэтому он призывает к отказу от мясоедения, к вегетарианству. «Это, безусловно, очень радикальная позиция, — отмечает Куманьков, — Сингер не учитывает некоторые практические моменты, связанные с тем, что человек изначально в процессе эволюции выигрывал за счет того, что стал есть мясо. Такая диета исторически заложена в человеческий рацион. Но этика отчасти и должна быть радикальной, поскольку она задает наивысшие стандарты, к которым мы можем стремиться. И предложение Сингера здесь выглядит очень радикальным».

Что касается испытаний на животных, против которых выступает Сингер, Николай Марфенин утверждает, что «лабораторные животные жить вне лаборатории не приспособлены». При этом профессор отмечает, что отношение к содержанию лабораторных животных за последние годы очень сильно изменилось. «Биоэтика сейчас переживает период бурного подъема. Это связано не только с желанием ученых, но и с установкой жестких международных правил, в которых прописаны все мельчайшие детали работы с лабораторными животными. Порядок содержания, вплоть до размера клеток, правила кормления, допуска к ним сотрудников, руководство по постановке опытов. Также в международной конвенции прописаны вопросы эвтаназии и обезболивания животных. Ученые стали относиться к этому очень серьезно, так как в случае несоблюдения этих правил можно лишиться права публиковать свои статьи», — подчеркивает Марфенин.

«Отказаться от опытов на животных  пока невозможно, — отмечает Куманьков. — Это очень серьезная индустрия, и мы не можем одним движением руки взять и изменить эту ситуацию. Так же, как и с мясоедением. Поэтому я бы предложил относиться к идеям Сингера как к серьезной радикализации этих вопросов, над которыми, безусловно, стоит задумываться и делать все, чтобы минимизировать страдания всякого живого существа. Но не нужно воспринимать эту книгу как революционный манифест».


Питер Сингер. «Жизнь, которую вы можете спасти. Как покончить с бедностью во всем мире». Москва, издательство «Нужна помощь», 2018.

Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: