Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Как приемному ребенку и его семье подготовиться к встрече с биологическими родителями?

Что делать, если приемный ребенок решил найти биологических родителей? Процедура поиска понятна, гораздо сложнее психологическая сторона вопроса. Как отнестись к желанию приемного ребенка найти своих биологических родителей? Как подготовиться к первой встрече с родственниками? Как при этом вести себя приемным родителям? «Такие дела» узнали мнение руководителей НКО, волонтеров и психологов благотворительных фондов.

«Вопрос решается индивидуально»

В 2017 году, по подсчетам Министерства образования и науки, в России было 50 200 детей, оставшихся без попечения родителей. Новые семьи обрели 64 500 сирот. Право ребенка знать своих родителей прописано в пункте 2 статьи 54 Семейного Кодекса РФ и может быть ограничено только тогда, когда это противоречит его интересам. Говорится об этом и в Конвенции ООН о правах ребенка.

Однако в российском законодательстве имеется и другая ограничительная мера — тайна усыновления, решение о которой принимают приемные родители. За ее разглашение предусмотрена уголовная ответственность по статье 155 УК РФ. Специалисты департамента труда и социальной защиты Москвы уточняют, что тайна усыновления охраняется законом, но не всегда является обязательным элементом любого усыновления, главное — решение усыновителей.

«Тайна усыновления ребенка должна соблюдаться лишь по желанию усыновителей, что главным образом касается случаев усыновления малолетних детей, новорожденных детей и иных случаев, когда целесообразность обеспечения тайны усыновления не вызывает сомнений, — говорится на сайте департамента. — Иногда усыновители по каким-либо причинам не считают нужным сохранять тайну усыновления и не скрывают от ребенка факта его усыновления. Этот непростой вопрос решается усыновителями ребенка индивидуально в каждом конкретном случае».

«Как строить дом, если нет фундамента?»

Со своей стороны эксперты некоммерческих организаций настаивают на том, что каждый приемный ребенок имеет право знать своих кровных родителей. «Все психологи, которые работают в службе сопровождения, всегда говорят о том, что знание корней — это некая основа, от которой ребенок может отталкиваться», — отмечает директор детского благотворительного фонда «Солнечный город» Марина Аксенова.

Если вопрос касается несовершеннолетних, то состоится встреча ребенка с кровными родственниками или нет — это всегда выбор приемных родителей. Иногда они в категорической форме отказываются.

«У нас был случай с приемной мамой, — приводит пример директор фонда. — У нее была собственная травма, в 15 лет она осталась без родителей и какую-то часть жизни провела в детском доме. Она категорически отказывалась говорить с приемными детьми на тему биологических родителей, причем даже тогда, когда они сами захотели с ней поделиться мыслями. С ней работали психологи, эта мама — большая молодец, потому что она захотела услышать их, и теперь у них все хорошо. Дети знают о своей кровной маме. Она, к сожалению, в не очень хорошем состоянии. В результате дети сами не захотели с ней общаться».

Другой пример из опыта Марины Аксеновой завершился возвращением детей к кровной матери. Из многодетной семьи сбежали два старших приемных мальчика. Их поймали, и они заявили, что с ними жестоко обращались.

«Семья прожила год в страшной ситуации. Все расследования были проведены, ничего не подтвердилось, ребят вернули обратно в приемную семью, — рассказывает Марина Аксенова.—Мама совместно со специалистами прорабатывала вопрос общения мальчиков с их кровной мамой. Оказалось, что она живет в другом городе, у нее появилась новая семья, есть еще один ребенок. В результате с помощью приемной мамы контакт был налажен. Родную маму восстановили в правах, и мальчишки уехали к ней жить».

Единственное правило при работе с поиском биологических родителей — вести эту работу аккуратно,  потому что некоторые процессы могут привести к ухудшению поведения ребенка и к расстроенному психическому состоянию. «Эти ситуации временные, как говорят психологи, и их все равно нужно прорабатывать до конца. Иначе, как строить дом, если нет фундамента?» — заключает эксперт.

«Поиск кровных родителей должен идти под контролем взрослого»

Запросов от усыновленных детей на поиск их кровных родителей много, говорит руководитель благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям — сиротам» Елена Альшанская. «Это довольно распространенная история, когда детям в определенный период становится важно что-то узнать о своих родителях, либо это становится понятно приемной семье, даже если сам ребенок не совсем четко произносит этот запрос», — объясняет она.

По мнению Альшанской, поиском и установлением коммуникации должен заниматься взрослый, но ни в коем случае не ребенок, потому что «часто случается так, что дети сами ищут своих кровных родителей в социальных сетях. Это не всегда происходит безболезненно и успешно». Лучше всего, если эту работу проводят специалисты.

«Во многих других странах этим занимаются социальные службы. У нас в государственных службах нет такого функционала. Иногда это делается достаточно безграмотно или не делается вовсе. Контакты могут скрываться или, наоборот, биологическим родителям без предупреждения выдаются контакты приемной семьи, которая вообще не готова к этому и не знает об этом», — заключает руководитель «Волонтеров в помощь детям-сиротам».

О необходимости посредника, который поможет детям в приемных семьях разыскать их родных, говорит и психолог, координатор проектов фонда «Дети наши» Диана Зевина. Такой человек не вовлечен в историю эмоционально и благодаря опыту может максимально грамотно организовать встречу ребенка и его приемной семьи с биологическими родителями.

«Приемные родители не должны предлагать ребенку найти биологических родителей, он должен сам этого захотеть. Обычно так и происходит, примерно в подростковом возрасте. Подросткам, например, часто достаточно просто увидеть один раз, от кого они родились, и потом они больше не проявляют стремления общаться», — замечает психолог. Также Зевина подчеркивает, что маленькому ребенку нужно сразу объяснить, что он может общаться со своими мамой и папой, если он хочет, но жить с ними он не будет, поскольку так решил суд. Жить он будет дома — в приемной семье.

Когда контакты биологических родителей или других кровных родственников найдены, приемные родители должны сперва встретиться без ребенка. «Нужно сначала узнать, как живут кровные родители, безопасно ли там появиться с ребенком. Не нужно ехать наобум. Биологические родители сами могут быть не готовы к этой встрече», — советует координатор программ «Дети наши».

Непосредственно перед днем встречи лучше, чтобы с ребенком пообщался психолог. Ребенок может не захотеть обсуждать предстоящую встречу с приемными родителями, а специалисту сможет открыться. Кроме этого, стоит обсудить с ребенком его самочувствие и выслушать его переживания после встречи.

«Разные случаются накладки. Бывает, кровные родители — люди пьющие, могут сорваться, потому что для них это тоже волнительно. Нештатные ситуации важно обсудить и объяснить, что родной маме или папе тоже сложно и они оказались не готовы», — говорит Зевина.

В любом случае ребенку нужно говорить только правду, даже если родственники отказались от встречи совсем. «»Мама сказала, что пока не готова встречаться и отказалась. Мы точно не знаем, почему. Но у нас есть ее контакты, у нее есть наши — попробуем связаться еще раз, только позже», — приводит пример психолог. — Плохо говорить о кровных родителях нельзя, даже если есть что сказать. Нельзя вставать между ребенком и его родными. Да и сами биологические родители чаще всего хотят общаться. Они могут стесняться или стыдиться того, что сделали, как сейчас выглядят и как живут. Но общаться хотят на самом деле».

«Усыновители обижаются и ревнуют»

В 2008 году в «Живом журнале» появилось «Сообщество взрослых усыновленных». Его инициатором стала Марина Трубицкая, которая сама узнала о том, что ее удочерили, только в 21 год. За 10 лет существования группы женщина получила порядка 500 писем от людей со всей России. Сейчас страницы сообщества есть во «ВКонтакте», Facebook и Instagram.

«Сама я, как усыновленная, такого места в российском интернете не нашла. В большинстве обсуждений усыновленные обязательно встречали неприятие их поисков, советы выбросить из головы эти мысли и думать только о приемных родителях. Хотелось бы, чтобы желание усыновленных разобраться в своей жизни встречало больше понимания в обществе, — рассказывает Трубицкая. — Наше сообщество усыновленных не очень массовое, но пишут мне почти каждый день. Чаще это взрослые люди, нередко только недавно узнавшие, что они приемные, и нелегко переживающие такие новости».

Практика Трубицкой показывает, что в большинстве случаев усыновленные решаются на поиски родных, чтобы понять, почему кровные родители от них отказались. Для кого-то важны наследственные предрасположенности к болезням, склонности и риски, добавляет она.

«Как правило, усыновленные ищут [родственников] не для того, чтобы заменить приемных родителей на кровных. Этого часто боятся усыновители, обижаются и ревнуют, но я считаю, что зря. Если приемная семья поддерживает и принимает ребенка полностью, включая его происхождение, это только укрепляет отношения. Заменить одних людей на других невозможно, и причины поисков совершенно другие», — уверена эксперт.

Перед первой встречей с кровными родителями Трубицкая рекомендует усыновленному не строить иллюзий и быть готовым принять кровных родителей такими, какими они окажутся, в том числе больными и асоциальными. Биологические родители могут отказаться от встреч, если ситуация отказа от ребенка была для них связана с тяжелыми переживаниями, стыдом и виной, и они постарались о ней забыть.

В качестве примера активистка рассказала, как однажды в сообщество обратился мужчина по имени Алексей. Он знал о себе только то, что был рожден в тюрьме. После освобождения из заключения мать оставила его в больнице, затем его усыновили. Ему удалось узнать о своих кровных родных лишь то, что они были в тюрьме, психбольнице, имели наркотическую зависимость. На вопрос, не жалеет ли он о поисках, Алексей ответил: «Я думаю, что результат, пусть и печальный, — лучше, чем неизвестность. Начиная искать, я думал, что, быть может, смогу помочь своей матери. К сожалению, не смог». В результате он продолжил поиски оставшихся в живых родственников.

Есть истории, завершившиеся благополучно. Одна из обратившихся в «Сообщество усыновленных взрослых» женщина рассказала, что после раскрытия тайны и поисков ее приемная и кровная матери подружились. «Нашла [ее], увидела и поняла, что я ее простила, еще не выслушав, и мне было абсолютно все равно, почему она так поступила, я ее уже любила, — написала она в сообществе. — Моя мама — та, что меня воспитала и которую я в своем сердце считаю и буду считать мамой номер один, живет со мной в нашем общем доме. Мои две мамы общаются между собой тоже, звонят друг другу, скайпят, посылают открытки. Я не справилась с собой, не смогла жить в неведении, я долгих семь лет пыталась забыть, то, что мне рассказала мама, но не смогла. Я нашла свою вторую маму и успокоилась. Сейчас нам всем хорошо. Очень хорошо».

«Чтобы найти биологических родителей, нужно пройти круги ада»

Помимо психологических причин поискам мешает то, что приемным родителям сложно установить информацию о биологических родителях. «Об этом почему-то никто не говорит, но чтобы приемным родителям ребенка получить информацию о биологических, им нужно пройти круги ада, — говорит Марина Аксенова. — Эта информация может где-то потеряться между учреждениями, она может не передаваться или передаваться не полностью. Масса историй, когда восстановить цепочку было просто невозможно».

Ее позицию разделяет и Марина Трубицкая. В ее практике самые сложные для поисков ситуации — когда ребенка подкинули, а в архивах нет информации о его реальных родителях.

«Нередко пишут люди, которых усыновили нелегально, с подделкой документов в роддоме. В таком случае запрашивать информацию негде, даже если тут фактически не было юридического усыновления и, соответственно, нет охраняемой законом тайны. Возможно, тут справились бы частные детективы, но мало у кого есть возможности для такого пути поиска, расследования и судов», — заключает эксперт.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: