Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Что не так с нынешней системой пособий по уходу за людьми с инвалидностью?

Пособия по уходу за детьми с инвалидностью нужно повысить с 5,5 до 10 тысяч рублей. Такое распоряжение дал президент Владимир Путин в послании Федеральному собранию 20 февраля. Через два дня Министерство труда РФ отчиталось о разработке соответствующего законопроекта. 

Людей, которые заботятся о близких с инвалидностью (дети, взрослые и пожилые), официально называют лицами, осуществляющими уход (ЛОУ). В России их около 1,8 миллиона человек, из них за детьми с инвалидностью ухаживают менее 500 тысяч. Другие категории ЛОУ получают пособие в размере 1,2 тысячи рублей. 

По закону пособие по уходу теряется при появлении другого заработка или пенсии. При этом с полноценной работой положение ЛОУ совместимо мало и многие люди становятся его заложниками, уходя в долги. Что не так с нынешней системой пособий, «Таким делам» рассказали люди, ухаживающие за близкими с инвалидностью, и президент Центра проблем аутизма Екатерина Мень.

Светлана Штаркова

Лидер движения «Поднимите пособия ЛОУ», мать ребенка с инвалидностью, Москва

Сейчас лица, осуществляющие уход за инвалидами, де-юре являются безработными. Для того чтобы получать пособие, нужно предоставить справки о том, что человек не стоит на бирже труда и не работает. Если человек будет работать, пособия он лишается. Это пособие государство вольно устанавливать на любом уровне, не соотнося его с МРОТ, прожиточным минимумом и другими показателями.

ЛОУ делятся на три категории: 1) родители и опекуны детей с инвалидностями и инвалидов с детства первой группы, они получают 5,5 тысячи рублей; 2) не родители и не опекуны (тетя/дядя, брат/сестра, бабушка/дедушка), ухаживающие за детьми с инвалидностями и инвалидами с детства первой группы; 3) ухаживающие за инвалидами первой группы и престарелыми людьми старше 80 лет. Пособие по уходу за детьми составляет 5,5 тысячи рублей, за взрослыми — 1,2 тысячи рублей.

Точных цифр о численности категорий ЛОУ мне не удалось получить от Минтруда, но господин [Максим] Топилин на днях озвучил цифру 470 тысяч человек, которые ухаживают за детьми с инвалидностью. До этого я находила только цифры за 2016 год — всего пособие ЛОУ получают 1,8 миллиона человек.

Представим себе жену, ухаживающую за мужем, которого разбил инсульт и он лежит дома, полностью парализованный. Или сына, ухаживающего за престарелым отцом-инвалидом. Они получают по 1,2 тысячи рублей. Парламентарии аргументировали повышение пособия для первой категории тем, что «за детьми труднее ухаживать».

Но разве за парализованным человеком ухаживать легче?

Год назад я создала петицию с требованием поднять пособие. На ее основе партия ЛДПР подала в феврале 2018 года в Госдуму законопроект, согласно которому должно было повыситься пособие первой категории ЛОУ до 12 тысяч. Он год пролежал в Думе, в январе 2019 года его рассмотрели и отклонили по причине того, что нельзя повысить пособие только одной категории граждан, что, в общем-то, справедливо. Мы ждали, что за этим последует предложение повысить пособие всем. Но через месяц президент выступает с той же инициативой, и зал аплодирует ему, не вспоминая ни о какой социальной справедливости. Ситуация похожа на театр абсурда.

Я не работаю и получаю пособие 5,5 тысячи рублей. У меня ребенок с инвалидностью, он не говорит, у него глубокая умственная отсталость, он даже самостоятельно не сидит. Его нужно переодевать, переворачивать, кормить, менять подгузники, мыть — с работой, даже с подработкой, это несовместимо по времени. Но у меня работает муж. В регионах есть женщины, у которых нет мужей, они должны выживать на пенсию ребенка-инвалида (12 тысяч рублей) и пособие. Денег им больше неоткуда взять, и они берут кредиты и закрывают ими другие кредиты. Весь ужас, который вы можете себе представить по этой ситуации, существует в реальности.

Мы хотим, чтобы ЛОУ тоже были включены в программу в качестве исполнителей, то есть работающих людей. Сейчас для этой системы ищутся сотрудники, но зачем их искать, когда у наших инвалидов уже есть родственники, которые за 1,2 тысячи рублей ломаются и пытаются выжить? Начните платить им, признайте это работой — и проблема будет решена и для государства, и для людей. Тем более что это почти 2 миллиона человек.

Марина Ефремова

Ухаживает за мамой с инвалидностью, Санкт-Петербург

Моей мам в этом году исполняется 70 лет. Она страдает сосудистой деменцией, имеет первую группу инвалидности. Из выплат получаю только пособие по уходу 1,2 тысячи рублей, и все.

В 2017 году я обращалась в разные инстанции, писала Путину, депутатам, в Общероссийский народный фронт, в Общественную палату РФ, уполномоченному по правам человека. Все обращения были перенаправлены в Минтруд по принадлежности вопроса. Оттуда приходили ответы: выплата названа в «фиксированном размере», индексация не предусмотрена, выплата установлена как частичная компенсация заработка гражданину, который лишился работы. Также пишут, что необходимость дополнительных затрат уже учтена в страховой пенсии.

МЫ ХОТИМ БЫТЬ ЗАКОНОПОСЛУШНЫМИ, НО НЕ МОЖЕМ

Из аппарата по правам человека пришел ответ, что выплата направлена на восполнение потерь в связи с тем, что гражданин оставил работу из-за необходимости осуществлять уход. Также пишут, что субъекты РФ сами вправе устанавливать дополнительные выплаты. Что повышение пособия в связи со сложившейся экономической ситуацией в стране «преждевременно».

В одном из ответов мне написали, что эта сумма, 1,2 тысячи рублей, не увязывается с материальным положением человека и платится как частичная компенсация заработка. Возникает вопрос: какого заработка, если человек по закону не может иметь заработка в принципе? Тут явное противоречие.

Екатерина Мень

Президент Центра проблем аутизма, Москва

У меня есть мама из региона, я даю ей удаленную подработку по администрированию, 15 тысяч рублей в семестр, то есть за четыре месяца работы. Она соглашается. Я, естественно, как НКО, работаю в белую, и мы оформляем с ней договор. Она проработала год и сейчас пишет, что эти сведения дошли до Пенсионного фонда и ее лишили пособия по уходу за ребенком. 15 тысяч приработка за четыре месяца лишили ее доплаты от государства. Более того, они могут заставить ее вернуть полученные параллельно с работой пособия через суд — такая практика, поверьте, существует. Эти несчастные деньги ставят добросовестных людей на грань какой-то криминальности.

Читайте также Проводники

Сейчас эта мать обратилась ко мне, чтобы контракт был подписан на ее мужа, работать при этом будет она. Скорее всего, мы так и сделаем, чтобы она сохранила пособие, а я сохранила себе сотрудника. Если все честные люди думают, как бы обойти закон, значит, закон никуда не годится.

Мне кажется, все, кто общается с Минтрудом, знают эту коллизию, особенно те, кто сам растит детей с инвалидностью. Отчасти в этих преградах отражается нежелание придумать более справедливую модель. Это может быть связано с боязнью того, что более справедливая модель будет более затратной.

Вы знаете, что все социальные льготы у нас существуют «по требованию», а не по умолчанию? Чем компетентнее человек, тем больше он понимает про свои права, льготы, преференции и тем большего он добивается. Чем семья менее грамотная, тем меньше она получает.

ЛОУ — это труд. Пособие здесь выплачивается за конкретную социальную работу. Наш Трудовой кодекс (ТК) разрешает совместительство: подработку, несколько работ, переработки и так далее. И именно труд ЛОУ почему-то несовместим с другими, выпадает из правил, регулируемых ТК. Это еще одна стигма для такого человека — что даже ТК на него не распространяется.

Гораздо больших денег такой уход стоит не только на рынке, но и в государственной системе. Если вы отдадите ребенка, допустим, в ПНИ, за этим человеком немедленно придет около 100 тысяч в месяц или даже больше. Поэтому система ПНИ и такая крепкая — там сложенная годами «экономическая модель» с очень мощной группой выгодоприобретателей.

Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: