Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

У меня часто болит голова. Это мигрень?

С мигренью живет каждый пятый взрослый человек в России. Однако большинство из этих людей не догадываются о своем диагнозе — принимают обезболивающее и объясняют головную боль с тошнотой «магнитными бурями» или отравлением.

Почему больные страдают годами, не зная о своем диагнозе, какие ошибочные представления о мигрени распространены среди пациентов и врачей и когда нужно обращаться к неврологу, а не пить таблетки, узнали «Такие дела» на конференции «Лечение головной боли: теория и практика».

Фото: pxhere.com

Как диагностируется мигрень?

Мигрень — это один из самых частых видов первичной (то есть не вызванной другими заболеваниями или лекарствами) головной боли. Для мигрени характерны сильная, часто —  пульсирующая боль, которая может ощущаться с одной стороны головы, тошнота и дискомфорт от света или звука. Приступы могут длиться от нескольких часов до нескольких дней, возникать как раз в год, так и практически ежедневно, и усиливаться от физической нагрузки. По данным исследования, на мигрень жалуется каждый седьмой взрослый человек в мире, и вместе с тем во всем мире это заболевание недооценивается и сложно распознается.

Как рассказала ТД пациентка с мигренью Татьяна Семеновна, свой диагноз она узнала только в 60 лет, хотя последние 15 лет из-за сильных головных болей она была вынуждена принимать обезболивающее несколько раз в день. Все это время врачи, к которым она обращалась, объясняли ее приступы повышенным давлением и остеохондрозом.

Такой долгий период постановки диагноза не редкость, несмотря на то что жалобы на головную боль составляют треть обращений к неврологу. По словам невролога, руководителя «Университетской клиники головной боли» Кирилла Скоробогатых, этому есть несколько причин.

Во-первых, дело в том, что мигрень диагностируется только по характеристикам головной боли пациента, объясняет врач. «Диагноз построен исключительно на основании того, что нам сказал пациент. Никаких объективных методов исследования, к сожалению, нет. Мы очень хотим, потому что это было бы просто — по анализу крови ставить диагноз “мигрень”, но, к сожалению, их пока нет», — говорит Скоробогатых.

Проблема в том, что, с одной стороны, у врача мало времени на приеме, чтобы подробно расспросить пациента, а с другой стороны, у него не всегда есть навыки общения с пациентами, чтобы выяснить все симптомы.

«Должны быть дискомфорт от света или звука, тошнота, головные боли высокой интенсивности, усиливающиеся при нагрузке, и с одной стороны, — перечисляет эксперт. — Пациенты же не приходят с жалобой: «у меня фоно- и фотофобия на фоне односторонней головной боли”»

Человека нужно подробно расспросить, а на это требуется время и определенный подход к вопросам

Что делает врач на приеме? Для начала исключает головную боль, которая вызвана другими заболеваниями, — это, по данным исследований, один пациент из десяти. Тревожным сигналом для врача в таком случае станет головная боль, которая возникает, например, после сильного кашля или чихания, после сексуальной активности или после перемены положения тела.

У оставшихся 90% пациентов — головные боли, которые не связаны с другими заболеваниями, а являются нарушениями работы головного мозга. Чаще всего это мигрень или головная боль напряжения. Последняя отличается от мигрени тем, что она проходит легче и меньше снижает качество жизни человека.

«Да, голова болит, по десятибалльной шкале на 3-4 балла. Пошел пешком до метро, прогулялся после работы, покрутил головой — боль прошла сама, например, — рассказывает эксперт. — По сути дела, это любая головная боль, даже мигрень в начале приступа приступа может быть похожа на головную боль напряжения, ведь боль не бывает за первую же секунду на 10 баллов, она медленно нарастает… Поэтому всегда очень легко, если мы активно не выясним подробные характеристики мигрени, уйти по ложному пути. [Диагноз] «головная боль напряжения» можно, закрыв глаза и не слушая пациента, написать любому человеку с головной болью. Но это неправильный путь, потому что мы должны сначала оценить, нет ли жалоб, которые указывали бы на другие головные боли».

Почему вместо мигрени могут поставить другой диагноз?

Согласно данным по США за 2012 год, только 26% человек с эпизодической мигренью получают правильное лечение, а в случае с хронической мигренью — еще меньше, всего 5%. Подобной статистики по России нет, но, по оценке экспертов, ситуация в стране вряд ли лучше.

Существует Федеральный закон № 323 «Об охране здоровья граждан», в котором указано, что лечить нужно по определенным стандартам. В стандартах прописано, как диагностировать мигрень: у пациента нужно взять общий анализ крови, общий анализ мочи, рентген черепа в двух проекциях, МРТ шеи и головы. Часто анализы пациентов показывают минимальные изменения, например остеохондроз шейного отдела позвоночника, извитость сонных или позвоночных артерий. «Врачу сложно это игнорировать. Он увидел, что рентгенолог описал остеохондроз шейного отдела позвоночника, это не отфильтровал и перенес в диагноз, связав это с жалобами пациента», — предполагает Кирилл Скоробогатых. И в ряде случаев диагностика идет по ложному пути.

«У нас, в России, к сожалению, есть такие диагнозы, как вегетососудистая дистония, остеохондроз, нейроциркуляторная дистония, дисциркуляторная энцефалопатия — диагнозы, которых нет в международной классификации болезней, это такая наша особенность.

И туда, в котел этих диагнозов, сваливается куча заболеваний

Там могут быть и головокружение, и депрессия, и тревога, и головные боли», — отмечает врач.

Кроме того, свою лепту вносят и страховые компании — как государственные, так и частные. «У страховых свои взгляды на некоторые диагнозы и на то, оплачивают они или нет какие-либо методы исследований. Поэтому врачу всегда приходится проходить между Сциллой и Харибдой за очень короткий промежуток времени, чтобы не врезаться ни в одну, ни в другую скалу», — добавляет Скоробогатых.

Какие вопросы о мигрени чаще всего задают пациенты?

Как правило, рассказывает невролог, сооснователь «Университетской клиники головной боли» Юлия Азимова, человек с мигренью уже посетил не одного врача и у него уже есть и результаты обследований, и установки о своем заболевании. На конференции она назвала самые частые вопросы, которые задают пациенты.

Везде пишут, что при мигрени сначала сосуды сужаются, потом расширяются. Как лечить сосуды? — Никак.

Большинство пациентов связывают появление головной боли с тем, что сосуды сперва сужаются, а потом расширяются, и делают вывод, что им нужно лечить сосуды. Но на самом деле это не связано между собой.

Датский центр головной боли провел системный анализ 17 исследований и не обнаружил никаких изменений кровотока — ни при мигрени с аурой, ни без нее, ни при хронической мигрени, ни при эпизодической, ни во время приступов, ни между приступами. Нет никаких изменений.

У меня остеохондроз. Может ли у меня от этого болеть голова? — Нет.

«Ко мне еще ни один пациент не пришел с заключением УЗИ или МРТ, чтобы там было написано: “У вас все нормально”, — замечает Азимова. — Мы видим в заключении некоторые изменения и относимся к ним критически».

По данным эксперта, боль в шее бывает у 76% пациентов с мигренью, но это лишь один из симптомов мигрени, а не ее причина. Это вызвано тем, что во время приступа головной боли активируется нерв, связанный с верхним шейным отделом позвоночника, поэтому пациент может чувствовать боль в этой области.

Отчего же у меня мигрень? — Нарушения на молекулярном уровне.

Честный ответ в том, что наука не знает причин возникновения мигрени, но уже известны некоторые детали пазла, которые могут дать ответы на определенные вопросы. Причина возникновения головной боли связана с врожденными особенностями строения нервных клеток на молекулярном уровне.

Под воздействием триггеров — стресса, нарушения сна, изменения гормонального фона — нервные клетки становятся возбудимыми. В ответ на это выделяется проводник головной боли — белок-нейромедиатор CGRP. «Это как провода, и та часть, которая отвечает за доставку болевой информации, начинает искрить, чрезмерно работать», — поясняет врач.

Мигрень не связана со структурными нарушениями, но тем не менее к ней есть предпосылки и наследственная предрасположенность, говорит Азимова.

Чем же тогда лечиться? — Смотря от чего.

Существует три основных направления в лечении головной боли: это снятие приступа, профилактика его появления в будущем и при необходимости лечение сопутствующих заболеваний, влияющих на мигрень, — депрессии, тревожных расстройств, нарушения сна.

Принимать анальгетики при головной боли рекомендуется не чаще десяти дней в месяц — существует вид головной боли, которую вызывает как раз чрезмерное потребление обезболивающих. Курс профилактики занимает от 6 до 12 месяцев, и ее цель — сократить больше чем наполовину частоту дней с головной болью. То есть профилактика будет считаться успешной, если у пациента, страдавшего от боли 20 дней в месяц, будет болеть голова девять раз в месяц и реже.

Эффект от профилактики наступает через месяц или два, и важно, чтобы пациенты проходили весь курс лечения до конца, а не бросали его, добившись улучшений, подчеркивает врач.

А есть лекарства лучше и быстрее? — Да, но в России их еще нет.

Возможно, скоро в широком доступе появятся препараты, которые действуют непосредственно на белок— проводник боли или его рецептор. Они вводятся как инъекция раз в месяц, и первый эффект наступает уже в течение недели. Американское управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) одобрило применение класса таких препаратов, однако неизвестно, когда они появятся в России.

Когда нужно обращаться к врачу?

«Я всегда говорю, что наш главный конкурент — это условный “Пенталгин”, то есть любое обезболивающее, — говорит Скоробогатых. — Если болит голова, человек выпил таблетку — вроде бы полегчало, а завтра нужно пить ее снова. Это приводит к другой проблеме — головной боли, вызванной чрезмерным употреблением лекарств».

Когда стоит обратиться к неврологу из-за головной боли:

— если головная боль возникла впервые в жизни (особенно если это случилось после 50 лет);
— если изменилась частота головной боли;
— если лекарства от боли стали действовать иначе: медленнее или хуже;
— если головные боли начинаются после кашля, чихания, перемены положения тела;
— если в анамнезе есть ВИЧ, онкологическое заболевание или лихорадка;
— если максимальная интенсивность головной боли нарастает за несколько секунд;
— если изменился характер головной боли. Например, если раньше при приступе болела половина головы, то теперь стало болеть за глазом, началось слезотечение и так далее.

«Если пациент понимает, что даже по поводу известного ему диагноза “мигрень” он принимает обезболивающее больше четырех-пяти дней в месяц, это повод обязательно прийти к врачу, потому что он близок к лекарственно-индуцированной головной боли, — подчеркивает Скоробогатых. — Врач должен прописать ему рецептурные препараты для профилактики мигрени».

Очень важно понимать, что мигрень излечить нельзя, подчеркивает эксперт. Главная задача врача — это дать пациенту инструменты контроля над своим состоянием. «Нужно, чтобы пациент понимал: если у меня тяжелый приступ, я выпиваю вот эту таблетку, если легче — другую таблетку; если приступы стали чаще, я начинаю профилактическую терапию, которую мы с доктором обсудили; я знаю свои триггеры, я знаю, что мне, например, нельзя голодать, нельзя быть обезвоженным, это провоцирует мигрень, поэтому, чтобы этого не было, я с собой ношу бутылку воды и периодически пью, — описывает Кирилл Скоробогатых. — И чем раньше мы это сделаем, тем меньше дней жизни он потеряет из-за мигрени».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: