Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Как выглядит дискриминация приемных детей и почему в этом виноваты взрослые

По данным ЮНИСЕФ, половина детей и подростков во всем мире сталкивается с насилием со стороны сверстников — как в школе, так и за ее пределами. Особенно уязвимыми оказываются дети, воспитывающиеся в приемных семьях, потому что стереотипы в их отношении поддерживаются не только ровесниками, но и взрослыми.

Психологи рассказали «Таким делам», почему приемные дети чаще оказываются вовлечены в школьную травлю и как помочь ребенку справиться с проявлениями дискриминации.

Кандидаты в приемные родители и волонтер благотворительной программы «Поезд надежды» беседуют с воспитанником детского дома в ИркутскеФото: Владимир Песня/РИА Новости

В чем выражается дискриминация приемного ребенка?

Социум нередко предвзято относится к приемным детям, указывает психолог благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Татьяна Панюшева. Источник такого предвзятого отношения — в стереотипах о наследственности, в представлениях о том, что приемные дети якобы испорченные.

«Пример из недавней практики: приемной маме соседка по этажу сказала фразу вроде “поразвели тут детдомовских“, — говорит психолог. — Понятно, такое могло быть сказано и в присутствии ребенка. Когда дети в силу внутренних переживаний находятся в неустойчивом состоянии, контекст сильно влияет — является ли среда подушкой безопасности, источником поддержки, или несет лишний негатив».

Другая распространенная реакция — жалость по отношению к приемным детям. Как говорит Татьяна Панюшева, ни одна из крайностей не полезна: «Конечно, у приемных детей часто есть сложности в общении с людьми, эти трудности связаны с пережитым травматическим опытом. Исключать этих детей из общества, гнобить или проявлять только жалость — жалость ведь тоже может сильно обижать! — это не способ [решения проблемы]. Необходимо понимание, что приемная семья делает большую работу, что этому надо способствовать и помогать».

Задеть ребенка могут не только резкие слова, но и лишние вопросы — например, про настоящих родителей, — особенно от малознакомых людей, соседей или одноклассников. «Такие вопросы сами по себе ребенка ранят просто потому, что он сам имеет право решать, где о нем говорят, а где нет», — подчеркивает Татьяна Панюшева.

Как развивается травля в школе?

Как говорят эксперты, чаще всего случаи дискриминации приемных детей происходят в школе и нередко перерастают в травлю. «Сменили три школы, нет мотивации к учению, тотальное неумение строить отношения с одноклассниками. Почему, стоит только прийти в школу и сказать, что ребенок приемный, реакцию получаю сразу и со всех сторон?» — цитирует беседу с приемной мамой пятиклассника ведущий психолог фонда «Арифметика добра» Наталия Мишанина.

В травлю вовлекаются не только дети, но и родители одноклассников приемного ребенка. Типичный сценарий: сначала ученики в классе избегают приемного ребенка или, наоборот, проявляют чрезмерный интерес. От такого внимания ребенок вынужден обороняться, может вести себя странно или агрессивно.

«Он так поступает, потому что ему страшно [и у него] нет опыта в выстраивании конструктивного общения. Получив много неприятных прозвищ, тычков, затрещин, унижения и боли, он начинает подвергаться гонению», — объясняет Наталия Мишанина.

Зачастую учитель или классный руководитель не справляется с ситуацией в классе или, хуже того, может ее усугубить, так как якобы из-за приемного ребенка страдают дисциплина и показатели успеваемости. Вольно или невольно учитель показывает свое отношение в классе — в результате травля усиливается.

«Далее на сцену выходит родительский комитет и выступает в защиту учителя и его достижений. “[Ребенок] тянет успеваемость и дисциплину вниз! Извел учителя! Мешает нашим детям!” Под раздачу попадают приемные родители: не смогли, не делают, не умеют, не следят. Родители из класса запрещают дружить своим детям “с этим приемным”, мол, плохому научит», — приводит примеры Наталия Мишанина.

Приемные родители пытаются исправить успеваемость и дисциплину, однако ребенок сопротивляется и отказывается идти в школу. В результате он оказывается в одиночестве со своим страхом, болью, обидой и с ощущением, что никому не нужен.

Что ее провоцирует?

Часто у детей с сиротским опытом, опытом жизни в неблагополучной семье плохо развито регулирование собственных эмоций и поведения, потому что все силы уходили на выживание, говорит социальный психолог, руководитель образовательного проекта «Шалаш» Лилия Брайнис. «Они в первую очередь реагируют на происходящее реакциями “бей, беги, замри” из так называемого рептильного мозга, который отвечает за выживание, то есть активен ствол головного мозга», — объясняет эксперт.

Поэтому, по словам психолога, приемные дети с неблагополучным опытом часто воспринимают мир как враждебный, а из-за опыта неуспешности в образовательной среде могут быть медлительными или отказываться что-то делать, думая, что ничего не получится. Это требует специфического педагогического подхода: нужно учить детей иначе реагировать, прививать социальные навыки и в то же время — создавать безопасную среду, чтобы рептильный мозг мог ослабить контроль.

При этом, как подчеркивает Брайнис, трудное поведение демонстрируют не только приемные дети. «Не обязательно быть приемным, чтобы стать объектом травли, — соглашается Татьяна Панюшева. — Однако рисков стать участником травли — в роли жертвы или агрессора — у приемных детей больше, потому что слабых мест у них больше, практически у всех занижена самооценка. Если ребенок чувствительный, не умеет за себя постоять, не всем делится с родителями, то он легко может быть выбран тем, кто хочет самоутвердиться, на роль жертвы». Также у приемных детей мало позитивного, доверительного опыта общения со взрослыми, получения от них поддержки и защиты, поэтому риск попасть в ситуацию травли выше.

Как остановить травлю в школе?

Если травля — систематическое агрессивное поведение при условии неравенства сил — уже началась, остановить ее может только слаженное вмешательство взрослых — родителей и учителей.

В ситуации травли важно не обвинять ребенка, травля — это всегда проблема группы, говорит Лилия Брайнис. Ее причины связаны с тем, что дети не умеют общаться на равных либо перенимают установки взрослых.

Приемные родители обязательно должны встать на сторону ребенка, обеспечить ему поддержку и чувство безопасности, указывает Наталия Мишанина. «[Нужно] обзавестись союзниками в школе: классный руководитель, психолог, социальный педагог, — рекомендует психолог. — Обеспечить поддержку в школе, чтобы приемный ребенок знал, кому он может довериться».

Важно, чтобы вмешательство взрослых было не единоразовым, а последовательным: требуются профилактические меры по работе с классом, чтобы атмосфера в нем менялась и не было объединения группировок против слабых детей, говорит Татьяна Панюшева. «Пример конструктивных отношений должны нести учителя, — добавляет Наталия Мишанина. — Создавать в классе благоприятную обстановку с помощью демонстрации принятия любого».

Возможно ли предотвратить дискриминацию?

В идеале ответственность за интеграцию приемного ребенка должна взять на себя вся школа, считает руководитель образовательного проекта «Шалаш» по развитию учебных навыков для детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, Лилия Брайнис. Классный руководитель должен поработать с родителями будущих одноклассников ребенка и рассказать, что будет происходить.

«Родители — очень тревожные люди, которые не любят, когда их дети сталкиваются с чем-то неизвестным. Часто звучит позиция: почему этот ребенок будет мешать моему ребенку учиться?» — приводит пример Лилия Брайнис.

«Уберите этого неудобного ребенка!»

Задача классного руководителя — объяснить родителям, что каждому ребенку важно научиться принимать новые, непонятные для них явления в обществе. «Речь не о том, что все дети должны дружить друг с другом, а о вежливом сосуществовании», — говорит психолог.

При этом, как подчеркивают эксперты, есть исследования, которые доказывают, что участие в ситуации травли — жертвой, агрессором или свидетелем — влияет на психическое здоровье. Это может обуславливать проблемы с вниманием и мотивацией, а ситуация травли повышает уровень тревожности всех вовлеченных. В таком случае в общих интересах сделать так, чтобы группа детей была разнородной и принимала разных людей, считает Лилия Брайнис.

Однако учитель не должен решать за ребенка, какую информацию о нем и в каком объеме сообщать его сверстникам — в частности, информацию о том, что ребенок приемный. По мнению экспертов, это решение может принять только сам ребенок и его приемная семья, иначе откровенность может навредить. Такой пример был в практике Татьяны Панюшевой: в начальной школе классный руководитель собрала одноклассников ребенка, рассказала, что мальчик приемный, и призвала его пожалеть. «Для ребенка это была не поддержка, а предательство, — поясняет психолог. — Совершенно другая история могла бы быть, если бы учительница перед этим спросила самого мальчика или по меньшей мере его родителей, чтобы узнать, не против ли они. Если да — нужно сообщить с участием самого ребенка, подыскать правильные слова».

Как отмечают эксперты, проблема травли в последнее время чаще становится предметом общественной дискуссии — однако нужна и системная работа в школах.

«Сейчас о травле в школах начинают более активно говорить, появляются книги, вышло пособие ЮНИСЕФ о предотвращении насилия в школах, — говорит Татьяна Панюшева. — Но на уровне государства у нас нет программ, как действовать в школах в ситуации буллинга. Чаще принято делать вид, что таких ситуаций нет, всячески прикрывать [конфликты], не разбираясь, а детей переводить в другие школы, что для них совершенно неполезно, потому что это никак не решает эти ситуации».

Как помочь ребенку справиться с дискриминацией?

Многие приемные дети, в детдоме или уже в семье, получали в свой адрес неприятные замечания от социума или от сверстников, говорит Татьяна Панюшева. С ребенком важно затрагивать тему самооценки и восприятия себя, хотя не в любой момент и не все готовы об этом говорить. «Следует показать, что это одно из явлений жизни, так бывает, но оно не делает его непохожим на других. Нужно помочь ребенку чувствовать себя как все — в хорошем смысле слова, — считает Татьяна Панюшева. — Очень важно искать сходства с другими, а не только какую-то особость».

Куда можно обратиться за поддержкой?

  • Приемным родителям помогает фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам», предлагая очные консультации психологов, юристов, дефектологов/логопедов.
  • Те, кто готовятся стать приемными родителями, могут пройти Школу приемных родителей «Дети в семье«.
  • Бесплатные анонимные консультации по Skype для приемных родителей проводит фонд «Измени одну жизнь».
Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: