Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Почему людям с особенностями развития сложно выбрать профессию и получить работу?

Партнерский материал

Уровень безработицы среди трудоспособных людей с инвалидностью составляет 17% (против 4% в общем по стране). В среднем граждане с нарушениями здоровья в два раза дольше ищут работу. Социологические опросы говорят, что респондентам с инвалидностью сложнее получить специальность. Из-за чего сложилась такая ситуация и как ее исправить — в материале ТД.

Фото: Рита Черепанова для ТД

Нет программ профориентации

Проблемы с трудоустройством людей с ограниченными возможностями здоровья вызваны не в последнюю очередь тем, что в России нет как таковых программ профориентации. А они помогали бы подросткам с нарушениями здоровья определиться с работой в будущем и выбрать подходящее учебное заведение.

При этом авторы руководства Career Development and Students with Disabilities («Развитие карьеры и студенты с инвалидностью», Вашингтонский университет) подчеркивают, что профориентация для подростков с особенностями развития в сущности не отличается от помощи в выборе профессии обычному ученику. Нужно оттолкнуться от желаний молодого человека, составить список возможных профессий, где применимы его навыки, план действий, проработать мотивацию. В то же время в зависимости от типа особенностей развития педагог может применять разные тактики работы (другие способы коммуникации, индивидуальное расписание профориентационных занятий, тщательное планирование времени занятия и подробные заметки). Все это не отменяет главного принципа — определяющим в выборе профессии должны быть желания и склонности студента.

Последующее образование и выбор профессии зависят от многих факторов, в том числе от школы, в которой учился ребенок. Если подросток с особенностями развития выпустился из инклюзивной школы, то ему будет проще выбрать будущую специальность не только потому, что он прошел всю учебную программу, но и потому, что он более социализирован.

Тем, кто учился на дому или в коррекционной школе, сложнее получить дальнейшее образование и определиться с работой

«Дети в инклюзивных школах в том числе умеют общаться со сверстниками, обладают необходимыми коммуникационными навыками, и им, разумеется, проще конкурировать на рынке труда, хоть это и не значит, что помощь им не нужна, — рассказывает Мария Прочухаева, директор некоммерческой инклюзивной школы «Абсолют». — Профориентация — это не только выбор профессии, но и, например, обучение ребят навыкам самопрезентации, которые нужны при прохождении собеседования, дальнейшей работе с людьми».

Абстрактные цели

Люди с особенностями развития вполне могут быть успешны в самых разных направлениях, если помочь им преодолеть существенные пробелы в знаниях и школьной программе, а также проблемы с общением и базовыми бытовыми навыками. Особенно это характерно для детей, которые находятся в коррекционных детских домах, считает Ольга Тихомирова, директор некоммерческого центра «Вверх».

«Ребята по окончании обучения получают аттестат школы восьмого вида, который эквивалентен пяти классам обычной школы. С таким аттестатом мало куда можно поступить, и зачастую ребята просто не знают, какие возможности у них есть, у них никогда не было таких предметов, как физика, химия. Когда они к нам приходят, немногие могут провести логическую цепочку “аттестат — колледж — работа”, цели у них довольно абстрактные», — говорит Тихомирова. Мария Прочухаева подтверждает эти проблемы: «Выпускники коррекционных школ получают специальность “швея” или “маляр”. Но устроиться на работу они не могут, и эти умения превращаются в абстрактные навыки, которые негде применять».

Студенты, которые занимаются в центре «Вверх» (выпускники детских домов и жители психоневрологических интернатов), приходят с разными запросами: кому-то нужно подтянуть грамоту и основы счета, кто-то хочет дальше осваивать школьную программу. Занятия проходят в группах по 8-10 человек. Кроме этого, в центре студенты получают бытовые навыки (учатся снимать деньги с карты, ездить в общественном транспорте, готовить), чтобы в будущем выйти из ПНИ (если человек живет в интернате) и жить самостоятельно.

«Путь от аттестата школы восьмого вида до сдачи государственного экзамена и получения обычного школьного аттестата у студента занимает в среднем три-четыре года», — рассказывает Тихомирова. После этого перед студентом встает выбор: идти работать, поступать дальше в колледж или готовиться к сдаче ЕГЭ.

В сентябре прошлого года фонд «Абсолют-Помощь» инициировал программу профориентации и трудоустройства «Профи», в которой участвуют центр «Вверх» и школа «Абсолют».

«Мы столкнулись с проблемой, что у ребят по ряду причин слабо сформированы мотивация и желание работать: это и иждивенческая позиция, сложившаяся в детском доме, и отсутствие жизненных горизонтов. Когда у тебя один знакомый работает поваром, а второй — в столярной мастерской, особенно выбирать профессию не из чего», — рассказывает руководитель программы «Профи» Дарья Андреева.

В рамках программы студенты работают с психологами, встречаются с разными специалистами: биомеханиками, журналистами, фотографами, инженерами, физиками, ходят на экскурсии в московские офисы. Андреева подчеркивает, что определяющий фактор — это желания и склонности самого студента. Она приводит в пример юношу, студента центра Андрея (имя изменено. — Прим. ТД). Он активно готовился к сдаче экзамена, много занимался, но не думал, куда пойдет учиться дальше и в какой сфере хочет работать. Вместе со специалистами центра он решил заниматься проектированием мебели и столярным делом и сейчас готовится к поступлению в колледж. Другая девушка, талантливая швея, окончила колледж и сомневалась: стоит ли идти работать или учиться дальше. Сейчас девушка подала документы в университет на конструктора одежды и ждет результатов набора.

Поддержка не заканчивается

В школе «Абсолют» учащиеся проходят профессиональное тестирование, определяющее способности, склонности и желания детей, после теста у каждого проходит консультация с психологом, встречи с сотрудниками разных колледжей. Кроме того, проходили стажировки: в приюте для бездомных животных, управляющей компании ЖКХ, сети семейных кафе. Все это, считает Прочухаева, поможет детям с особенностями развития выбрать будущую профессию и продолжить профессиональное образование.

Но для успешной учебы поддержка должна продолжаться и после выбора профессии и поступления на нужную специальность

Тихомирова рассказывает, что молодым людям с непростой судьбой (особенности развития, жизнь в детском доме, учеба в классах коррекции) порой сложно вписаться в атмосферу колледжа или университета сразу. «Кому-то не дается предмет, кто-то не привык к насыщенному учебному расписанию, другому сложно влиться в коллектив — часто наши ребята старше, они начинают учебу лет в 20, а их одногруппники на пять лет младше, начинаются расспросы о прошлом, к которым наши студенты не готовы», — говорит Тихомирова.

Поэтому центр продолжает консультировать и поддерживать выпускников на разных ступенях обучения. Практика работы центра показывает, что при должной поддержке выпускники коррекционных детских домов и жители психоневрологических интернатов могут быть столь же успешны, как их сверстники: студенты центра поступают в университеты, среди выпускников есть инженер, священник, тренер по легкой атлетике.

Еще один пример — проект «Деревня» в Верхнем Романове Тульской области, где людям с особенностями развития помогают социализироваться, получить бытовые и профессиональные навыки.

Участники «Деревни» приезжают на определенное количество дней — от пяти до десяти, многие бывают здесь каждый год. Они живут в двухэтажном доме, занимаются сельскими работами и работой по хозяйству, трудятся на молочной ферме и на сыроварне. Тех, кому нужна помощь, в «Деревне» сопровождают педагоги-ассистенты и волонтеры. Первые помогают формулировать цели участника на заезд, работают с глобальными перспективами, вторые помогают в быту и в решении конкретных ежедневных задач.

Один из участников проекта, Геннадий, приехал в Верхнее Романово без навыка общения с незнакомыми людьми. У юноши — особенности развития. Руководитель проекта Сергей Степанов вспоминает, что поначалу Геннадию в Романове было сложно: во время еды, чтобы попросить передать соль, он звонил матери, которая находилась в другом городе. Геннадий ездит в Романово уже семь лет и сейчас отлично водит трактор, едет ровно, «как по навигатору». Юноша незаменим, когда нужно сделать грядки. Степанов рассказывает, что, когда Геннадий приехал домой после очередного заезда в Романове, мама просто не узнала сына.

Система работы в проекте «Деревня» устроена так, что ребята пробуют самые разные виды деятельности, рассказывает Степанов. «“Деревня” дает человеку большой круг задач, это и обычные социально-бытовые навыки, личная гигиена, стирка, готовка еды, а также чисто сельские задачи: сажать, копать, работать на тракторе, на молочной ферме. Мы заготавливаем березовый сок, делаем веники, печем хлеб, красим, строим, пилим — у нас ребята пробуют все многообразие деревенского труда, ведь пока человеку не дашь возможность посмотреть, попробовать, поучаствовать, то никогда и не поймешь, на что он способен. Потом мы выбираем конкретное направление работы и развиваем его, если человеку оно нравится», — говорит глава «Деревни».

По словам Степанова, их команда старается сделать так, чтобы ребята научились замечать друг друга, работать вместе в команде и «получили опыт и другие рабочие навыки, которые помогут им трудоустроиться в других сферах и просто быть успешнее и самостоятельнее в жизни».

Сельский труд, как в Верхнем Романове, подходит не всем, но при отсутствии системной помощи в профориентации и сопровождаемого трудоустройства для людей с особенностями развития для ряда людей это чуть ли не единственная возможность получить необходимую занятость.

«У нас не существует выстроенной системы трудоустройства особенных людей, чаще всего это единичные точечные практики, родительские инициативы. Путь человека с особенностями развития от учебы до работы — это не прямая линия, и наши подопечные не могут сами преодолеть эти изгибы, им нужно сопровождение», — резюмирует Прочухаева.


Материал подготовлен в партнерстве с благотворительным фондом «Абсолют-Помощь», занимающимся системной поддержкой детей с особенностями развития и детей, имеющих опыт сиротства. Фонд реализует собственные проекты долгосрочной помощи и поддерживает другие эффективно работающие организации.

Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: