Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Буддийские ламы, шаманы и мальчик-герой: как в Бурятии развивается система трансплантации органов

Пересадка почки является самым эффективным методом лечения терминальной почечной недостаточности, когда функция органа безвозвратно утрачена и других способов лечения не остается. В Бурятии, где растет число пациентов с таким заболеванием, с 2020 года будет работать система донорства и трансплантации почки.

Как в Бурятии буддийские ламы отнеслись к трансплантации органов, а мальчик с пересаженной трупной печенью стал национальным героем — в материале «Таких дел».

Почему в Бурятии необходима трансплантационная служба?

Первая трансплантация почки была выполнена в СССР в 1965 году академиком Борисом Петровским. С тех пор благодаря этой технологии были спасены тысячи жизней: по данным Российского трансплантологического общества в 2018 году было сделано 2193 трансплантации органов, из них 1361 пересадка почки. Это значительно больше по сравнению с достижениями предыдущих лет, но реальная потребность в трансплантациях гораздо выше — в пересадке почки нуждаются около 30 тысяч россиян, при этом средний срок ожидания органа — два-два с половиной года.

В России операции по пересадке донорских органов проводят в 60 медицинских центрах в 32 регионах. С 2020 года трансплантация почки будет доступна и в Бурятии.

«Трансплантация показана тогда, когда у пациентов отказывают жизненно-важные органы, когда не остается других способов лечения, — поясняет заместитель директора НМИЦ трансплантологии и искусственных органов имени академика В.И. Шумакова Сергей Хомяков. — Часто это пациенты с множеством патологий, которые требуют серьезных медицинских вмешательств на этапах до трансплантации и после трансплантации”.

По данным, предоставленным «Таким Делам» минздравом республики, сейчас в Бурятии пересажены органы у 41 человека — с новой почкой живут 30 человек (29 взрослых и один ребенок), с новым сердцем — два человека, с новой печенью — четверо взрослых и пятеро детей. Все эти операции приходилось делать за пределами региона, в большинстве случаев в Москве, как, например, Кате и Андрею.

Кате Давыдовой в детской клинической больнице Улан-Удэ поставили диагноз «врожденная гипоплазия правой почки». Каждый год Катя лежала в больнице, периодически случались обострения, и, когда креатинин превысил норму в несколько раз, ей по квоте сделали пересадку почки в Центре им. Шумакова. Через несколько лет Катя смогла родить совершенно здоровых детей, девочек-близнецов, сейчас им по три года. Ее мама озабочена, что Катя с дочками живет в плохих условиях, — площадь жилья у них всего 18 квадратных метров, в доме нет центрального водоснабжения. Несколько раз они обращались в администрацию района Улан-Удэ, но получали отказ.

Андрею Фролову был всего месяц, когда ему поставили диагноз «атрезия желчных протоков». Врачи сказали, что ребенка можно спасти, если сделать пересадку печени. Вскоре ему пересадили часть печени мамы в Центре имени Шумакова. И мальчик, и его мама Аюша очень быстро восстановились после операции: «Я уже на следующий день ходила на прогулку, а на седьмой день начала бегать. Меня врачи ругали: “У нас в отделении не бегают! А если бегают, то это значит, что кому-то плохо! Поэтому, мадам Фролова, угомонитесь!”» А Андрей в этом году идет в первый класс».

Высокая совместимость и одобрение буддийской общины

Летом 2019 года Улан-Удэ в рамках проекта «Диалог во имя детей. Проблемы и перспективы усыновления детей с заболеваниями» при поддержке Минсоцзащиты посетили Наталья Бурдина и ее приемный сын Аюр.

Наталья и Аюр Бурдины с Сергеем ГотьеФото: Тамара Амелина

В 2014 году история бурятского мальчика Аюра, оставшегося без попечения родителей, вышла далеко за пределы республики. Кровная мать отказалась от него сразу после родов, а вскоре выяснилось, что из-за его заболевания ему необходима трансплантация печени.

Состояние Аюра было крайне тяжелым, поэтому его поставили в экстренный лист ожидания. В Центре имени Шумакова ему успешно пересадили часть трупной печени, но дальше ребенку был необходим тщательный уход. Директор Центра Сергей Готье попросил журналистов рассказать о мальчике, чтобы поскорее найти ему приемных родителей. Десятки тысяч пользователей распространили в соцсетях фотографии и историю Аюра. О мальчике узнала Наталья Бурдина и практически сразу же решила его усыновить.

Сейчас в Бурятии мальчик — национальный герой: о нем сняли фильм и выпустили книгу. Наталья рассказывала, что очень много людей приветствовали их прямо на улицах города. Главный врач Республиканской Клинической больницы имени Н.А. Семашко Евгения Лудупова считает, что «ситуация, связанная с приездом Натальи Будиной и Аюра, способствовала созданию в обществе Hеспублики Бурятия положительного отношения к трансплантологии».

«Пример Аюра – это реальный факт»

Как объясняет министр здравоохранения Бурятии Дамбинима Самбуев, у коренного населения республики — высокая совместимость по HLA-типированию (важный показатель при пересадке органов и тканей, — прим.ТД), что способствует развитию донорства. Другим таким фактором, на его взгляд, является наличие медицинских организаций, где оказывают высокотехнологичную медицинскую помощь. «Мы надеемся, что объединение усилий общества и власти, врачей и ученых, духовенства и политиков даст возможность развить трансплантологию в республике», — подчеркивает он.

Инициативу развивать в Бурятии трансплантологию одобрила буддийская сангха (община — прим. ТД) России. Ректор Буддийского университета «Даши Чойнхорлин» Геше Дымбрыла Дашибалданов сказал: «Если наш орган даст возможность другому человеку продлить свою жизнь — это и есть добродетель». «Это очень светлый человек, который произвел на меня колоссальное впечатление, — комментирует встречу с ректором Сергей Хомяков. — Оказалось, что, к своему стыду, я знаю гораздо меньше о буддизме и о ламах, чем он знает о трансплантологии».

Созреть в плане технологий и сознательности населения

С августа 2019 года при участии правительства Бурятии и началась интенсивная подготовка к организации трансплантологической службы в республике. Заслуженный хирург, депутат Народного Хурала (Законодательное собрание республики Бурятия) Галан Гунзынов неоднократно обсуждал с главой РБ эту задачу. На базе Республиканской больницы планируется развернуть Региональный координационный и трансплантационный центры. Это позволит повысить качество жизни пациентов с хронической болезнью почек, кроме того, трансплантация значительно выгоднее, чем диализ, отмечает глава Бурятии Алексей Цыденов. Начиная со второго года жизни пациент с пересаженной почкой «экономит» для государства в год больше одного миллиона рублей. «Регион будет эффективнее использовать финансирование, выделяемое на здравоохранение», — уверен Сергей Хомяков.

По мнению заведующего хирургическим отделением Центра имени Шумакова Игоря Милосердова, трансплантация почки является самым эффективным методом лечения терминальной стадии хронической болезни почек, потому что обеспечивает не только наибольшую продолжительность жизни, но наилучшее качество жизни. «Дети после успешной трансплантации начинают быстро развиваться — при почечной недостаточности они отстают от сверстников в физическом и психическом развитии, а диализом это компенсировать невозможно», — говорит эксперт.

Директор НМИЦ трансплантологии и искусственных органов имени академика В.И. Шумакова Сергей Готье подчеркивает: «Каждый регион, который начинает развивать трансплантацию, должен созреть не только в плане технологий и квалификации хирургов, но и в плане сознательности населения». Он обещает, что Центр имени Шумакова создаст все условия для развития трансплантологии в Бурятии, «но дальнейшее развитие будет зависеть от местных обычаев, устоев, уровня образования людей».

«Я знаю, что буддизм лоялен к посмертному донорству, шаманизм поддерживает прижизненное родственное донорство. Православная Церковь не видит ничего плохого в трансплантации органов, если это может спасти жизнь человека, — перечисляет Готье. — Чтобы понять, как сложится ситуация в Бурятии, надо начать. А чтобы начать, на месте должна быть группа специалистов, которые уверены в значимости трансплантологии именно в их регионе. При наличии инициативы можно создать кластер из трансплантологических центров — Якутск, Иркутск, Улан-Удэ, хорошо бы присоединился Хабаровск».

«В коллективе огромный подъем, интерес к таким инновациям, — отметила главный врач РКБ Евгения Лудупова, — Главный нефролог больницы рассказала мне, что к ней подошли три женщины и говорят: “Мы верим бурятским хирургам. Мы год прождали органы в Москве и вернулись, потому что просто деньги на жизнь в столице закончились. Когда вы начнете? Поставьте нас в лист ожидания”. Это дорогого стоит — вера во врачей».

Трансплантация возможна и при онкологических заболеваниях. Сейчас в Центре имени Шумакова находится пациент из Бурятии с диагнозом «гепатоцеллюлярная карцинома» (имя не указано по просьбе спикера, — прим. ТД). Не сразу стало понятно, что поможет трансплантация, — местные врачи отговаривали его и советовали консервативное лечение. Когда семья выяснила, что пересадка печени необходима, злокачественная опухоль была на грани допустимых размеров. Лечащий врач этого пациента уверена, что даже при такой запущенности болезни его можно вылечить. Сам он настроен бороться: «Здесь я понял, что нет безвыходных ситуаций. Вижу людей с пересаженными органами и трудно поверить, что они пережили. Говорят об этом, как будто просто колесо у машины заменили».

Лечащий врач также отметила, насколько важна информационная подготовка населения: она вспомнила недавнюю историю, как житель Бурятии ждал трансплантацию печени, но оказался вне зоны доступа, когда пришел подходящий орган. «Врачи нашего Центра ему звонили много раз, но он не отвечал, хотя и был информирован, что телефоны должны быть всегда включены и у него, и у его жены, потому что орган может появиться в любой момент. В итоге печень с редкой группой крови досталась другому человеку», — резюмировала она.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: