Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Как игры учат детей с особенностями развития самостоятельности и общению

Комната ломится от игрушек: это кабинет эрготерапевта — специалиста, который работает с детьми с нарушениями развития. Игрушки почти не отличаются от обычных — отличается подход к игре. С помощью кубиков, конструкторов и лото детям помогают справиться с последствиями травмы, болезни или сложной операции, научиться самостоятельности, общению со сверстниками и выражению своих чувств.

Специалисты из благотворительных фондов и коммерческих реабилитационных центров рассказали, как они подбирают игры для детей с особенностями развития и почему занятия помогают и родителям.

Сенсорные рыбки с разными наполнителями — где-то вата, где-то шарики. Надо
подобрать пару по весу или по наполнителю
Фото: Анна Давыдова

Специалисты по игре

Обычно с детьми в реабилитации работает команда специалистов: нейропсихолог, логопед, физический терапевт, эрготерапевт. Нейропсихолог специализируется на нарушениях мышления, логопед — на нарушениях речи, физический терапевт — на двигательных нарушениях. А задача эрготерапевта — помочь ребенку освоиться в повседневной жизни и научить его быть самостоятельным.

К эрготерапевту приходят дети с разными заболеваниями, нарушениями развития, состояниями или осложнениями после операции. Чаще всего это дети с ДЦП, нарушениями опорно-двигательного аппарата, нейроонкологией (в период ремиссии) и черепно-мозговыми травмами, перечисляет эрготерапевт Диана Воронина из реабилитационного центра «МРЦ-Дети».

«Иногда обращаются без диагноза, просто родители заметили что-то в поведении и беспокоятся, — уточняет Диана Воронина. — Например, ребенок в школе плохо усваивает материал. Мы общаемся с родителями и с ребенком, пытаемся понять, в чем причина. Мы не лечим, мы работаем над состоянием ребенка, улучшаем качество его жизни. Моя цель как эрготерапевта — самообслуживание и максимальная независимость ребенка во всех ежедневных активностях — досуге, в школе и домашних делах».

Мы не лечим, мы работаем над состоянием ребенка

«Игра — это площадка для безопасного исследования окружающего мира и себя в нем, — объясняет Маргарита Истомина (Парамонова) из реабилитационного центра “Апрель”. — Ребенку, как и взрослому, очень важно быть эффективным и видеть результат своих действий. Это возможно сделать в специально подобранной игре. Исходя из всего этого мы высоко ценим желание ребенка играть и игру как инструмент и способ нашей работы. Мы подхватываем его инициативу и выстраиваем процесс так, чтобы отработать реабилитационные цели, например, освоение навыков рутинных задач: принятие пищи, переодевание».

Этапы развития

Сначала специалисты определяют, на каком этапе развития находится ребенок: что он умеет, какие проявляет эмоции, как общается, — и сравнивают его развитие с нормативными показателями. Это важно, потому что эти показатели не всегда совпадают с биологическим возрастом.

«У некоторых детей с особенностями развития игра развивается чуть позже, так что надо понять, что актуально сейчас для этого ребенка, — объясняет эксперт фонда “Обнаженные сердца” Татьяна Морозова. — Если не понимать этого и пытаться играть на своем, взрослом уровне, то ребенку будет либо скучно, либо непонятно. Например, для самых маленьких детей, которым по уровню развития меньше года, важны игры на социальное взаимодействие — простые прятки, игры с имитациями действий (ладушки, сорока-ворона). Сначала нужно научиться играть с человеком, а игры с человеком и игрушками возникают позже».

Каждому этапу развития соответствуют разные по уровню сложности игры. «Детей в возрасте около одного года интересуют игрушки с “обратным ответом”— когда нажимаешь на кнопку и что-то происходит: появляется звук, движение, кто-то выскакивает из коробки, — перечисляет Татьяна Морозова. — Потом — простые конструкторы и составные игрушки (например, кубики, игрушки-вкладыши), чтобы можно было собирать и разбирать их на части. Постепенно ребенок учится объединять игрушки: нагружает машину, машина заезжает в гараж, в машину садятся животные; дети играют с домиком, там могут быть мебель или люди, на игрушечной кухне — посуда или игрушечная еда. Не очень хорошо, если ребенок предпочитает играть только в одну игру. Это признак ригидности. У ребенка должен быть выбор из множества игр и возможностей — как играть».

Как выбирают игру?

Специалисты спрашивают у родителей, во что ребенок с удовольствием играет дома, или приводят его в кабинет, полный игрушек, и дают возможность выбрать. Затем следят, как он играет. Определившись с игрой, эрготерапевт насыщает ее тем, что хочется подтянуть, подкачать, на что обратить внимание.

«Играет только с машинками. А как играет? Катает туда-сюда. Тогда мы расширяем сюжет: машинка едет домой. Так у нас в игре появляется кубик с башенкой. Дальше: машинка везет домой яблоки. Добавляем их в игру. “А давай теперь яблоки найдем на картинке?” Меняем игры, чтобы интерес держался, и заодно смотрим, чтобы помогало, — приводит пример Диана Воронина из “МРЦ-Дети”. — Например, цель — улучшить функциональность кисти. Если я вижу, что в игре задействованы все мышцы и пальцы, игра подобрана правильно. Если кисть постоянно в одном положении, надо попробовать что-то еще».

Для детей с ментальными и речевыми трудностями важно научиться концентрироваться и обращаться к другим людям. «У нас есть игры, когда мы садимся рядом и передаем интересный ребенку предмет из рук в руки. То есть, чтобы получить машинку, надо повернуться к Маше и ее об этом попросить. Для этого нужно умение выделить не только предмет, но и человека, который его держит, а также ощутить свое желание. Не очень похоже на классическую игру, но включает в себя много компонентов. Для некоторых ребят это высокие материи, но абсолютно необходимые в жизни», — говорит Маргарита Истомина.

Сенсорная игра «Тактильные ладошки»Фото: Анна Давыдова

Дети с сенсорным дефицитом не готовы сразу играть с предметами, их нужно подготовить. «При сенсорном дефиците недостаточно сформированы вестибулярная, тактильная, проприоцептивная системы. Ребенок не играет с обычными игрушками и к ним нужно его еще подготовить. Тогда мы играем в пену, качаемся на качелях, что-нибудь трогаем, пересыпаем, играем с водой, пеной, пузырями, добавляем в них цвет, текстуру, крупу, — перечисляет старший эрготерапевт Елена Григорова из “Трех сестер”. — Бывает, так испачкаемся оба за занятие, но сколько удовольствия».

У ее коллеги нейропсихолога Ксении Ворониной есть готовые наборы для разных типов нарушений. Мемори-игры — для развития когнитивных функций, внимания, памяти, речи, мышления. Лото, «Доббль» — для развития внимания.

«Если у ребенка нарушено пространственное мышление, будем играть вне кабинета. Я прячу игрушку, ребенок становится, например, роботом, я им как будто управляю и веду к игрушке: два шага вправо, два шага влево. Потом мы меняемся ролями — и детям это очень нравится. Обычно у ребенка больше мотивации, когда он становится ведущим».

Игры могут перемешиваться и меняться, и это нормально, говорит Ксения Воронина. «Если со взрослыми можно распланировать свое занятие, то с детьми невозможно. В этом есть мастерство: убрать все, что ты запланировал, и быстро достать что-то другое. Иногда я играю по правилам ребенка и дозированно вставляю то, что нужно мне как психологу».

К настольным играм надо быть готовым

Настольные игры ценят за огромный потенциал для развития высших психических функций, а также за «опыт взаимодействия, кооперации и конкуренции, умения действовать по правилам и строить общение вокруг общего игрового центра. Научившись следовать правилам, ждать своей очереди, концентрировать внимание на ведущем и соотносить свои действия с действиями партнеров в рамках игры, ребенок затем переносит эти навыки в новую школьную среду и легче адаптируется к школе», — так пишут специалисты в статье «Настольные игры в нейропсихологической практике» в девятом выпуске фонда «Особое детство». Один из авторов — психолог и супервизор программы «Уверенное начало» Екатерина Горина.

«Настольные игры — это один из инструментов нейропсихологической коррекции, который можно передать родителям домой, — объясняет Екатерина Горина. — Они позволяют ребенку играть с родителями или братьями и сестрами».

Детям с аутизмом настольные игры могут трудно даваться, потому что они не всегда готовы пускать в игру другого человека. «Их часто больше привлекают компьютерные игры, поскольку они логичны, просты и не требуют чьего-то присутствия, — объясняет Татьяна Морозова из “Обнаженных сердец”. — В компьютерных играх нет ничего плохого, но важная часть игры — взаимодействие с человеком. Некоторые люди считают, что ребенок с аутизмом не нуждается в том, чтобы играть с другими. Это не так — он или она просто не всегда знает, как играть с другими. И поэтому детям с РАС в этом очень нужна помощь грамотного специалиста».

Екатерина Горина предлагает использовать самодельную настольную игру на основе любимой компьютерной игры или с использованием фигурок любимых персонажей: «В таких случаях подготовка к игре (рисование игрового поля, обсуждение фабулы и правил, выбор героев) доставляет не меньше удовольствия, чем сами игровые действия».

Ребенку, которому трудно считать, очень полезна ходилка с кубиком. Если у него не получается сразу считать шаги, его нужно подвести к игре постепенно. «Если интересуют машинки, то мы усваиваем, что есть машинка одна, а если больше — то две и три. Берем кубик из бродилки — ”А давай посмотрим, сколько машинок нам выпадет?” Привыкаем к кубику и так переходим к бродилке, — говорит Диана Воронина из “МРЦ-Дети”. — Если трудно со вниманием, сократим игру до трех шагов для начала».

Игра с родителями

Лепешка — игра специально для детских психологов. В ней ребенок может неожиданно проиграть, и психолог учит справляться с негативными эмоциямиФото: Анна Давыдова

Программа коррекции или реабилитации никогда не ограничивается одной игрой, так что нельзя определить, насколько та или иная игра эффективна. Эксперты сходятся в одном мнении: если ребенок играет с удовольствием, значит, игра помогает.

После реабилитации ребенок продолжит играть со сверстниками и родителями, поэтому специалисты не должны замыкать реабилитацию на себе. Часто специалисты просят родителей включаться в процесс реабилитации. Это помогает им продолжить занятия дома.

«Мы советуем родителям, как адаптировать игровую зону дома, чтобы не допустить нарушения зрения и искривления позвоночника, — объясняет Елена Григорова из “Трех сестер”. — В рутину добавляем элементы игры».

Ее коллега, коррекционный педагог Ольга Жукова составляет для родителей список игр, которые стоит завести дома. При этом родителям советуют учитывать и свои интересы.

«Игра возникает там, где оба участника получают удовольствие, — говорит Екатерина Горина из “Уверенного начала”. — И если родителям не нравятся конструкторы или настольные игры, всегда можно найти другую совместную деятельность: уборка, приготовление пищи, просмотр и обсуждение мультиков, чтение книги. Залог счастливого детства — это счастливые родители. Если мы поддержим родителей — они поддержат своего ребенка».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: