Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

В Иркутске отец после развода забрал двоих детей вопреки решению суда. Приставы не могут вернуть их матери

Жительница Иркутска Елена больше полугода не видела своих сыновей. Она говорит, что бывший муж после развода забрал у нее мальчиков: старшего, 13-летнего Диму*, увез с дачи, а шестилетнего Костю* увел без ее ведома из игровой комнаты.

Несмотря на то что еще в июне 2019 года суд определил, что дети должны жить с матерью, судебные приставы не могут забрать детей у отца. Сама Елена пытается вернуть детей и считает, что в квартире с бывшим мужем мальчики подвергаются опасности. «Такие дела» попытались разобраться в ситуации.

* Фамилия родителей скрыта, а имена детей изменены в соответствии с законом о персональных данных несовершеннолетних.

«Бил сына так, что пришлось оттаскивать»

Денис и Елена были знакомы с детства, учились в одной школе. В 2003 году пара поженилась. Елена говорит, что первые признаки раздражения и агрессии у мужа стала замечать спустя несколько лет его работы в силовых структурах. Она вспоминает, что мужу часто приходилось выезжать на убийства, он дежурил сутками, уставал. Дома, по словам Елены, у него стали возникать вспышки немотивированной жестокости.

«Я хотела уйти от мужа, когда он начал поднимать руку на меня. Держали долги. Я была в декрете с двумя маленькими детьми, муж работал один. Это ему также придавало уверенности в себе: я с детьми и без работы никуда от него не денусь. Жаловаться было нельзя, потому что его могли уволить из органов, если бы руководство узнало о побоях», — рассказывает Елена.

Когда старшему сыну было шесть лет, отец впервые поднял руку на ребенка, продолжает женщина. «Бил сына так, что мне пришлось оттаскивать его, так бы зашиб», — вспоминает она. Елена говорит, что после этого старалась укрыть ребенка и муж выплескивал ярость на нее. В 2015 году, после того как Денис жестоко избил ее пряжкой солдатского ремня, она подала на развод.

«В суде он стоял на коленях, плакал, читал стихи. Сотрудники опеки уговаривали меня дать ему последний шанс. Говорили, что я с детьми буду никому не нужна, что чужие дети никому не нужны сейчас. И я дала ему шанс», — продолжает Елена.

После того как насилие в семье было вынесено на публичное рассмотрение, Дениса попросили уйти на пенсию — так описывает дальнейшие события Елена. Сама Елена содержала маленький детский сад, параллельно работала юристом, кроме того, на ней были дети и дом.

В 2018 году, после очередных побоев, Елена попыталась скрыться вместе с детьми в Красноярске. Попытка бегства не удалась: как рассказывает женщина, супруг выследил ее, воспользовавшись своими связями в органах, и забрал детей. Ей не оставалось ничего другого, кроме как вернуться домой.

В 2019 году она вновь подала на развод. Решение о расторжении брака суд Иркутска вынес в марте (документ есть в распоряжении редакции. — Прим. ТД). Процесс о месте жительства детей шел несколько месяцев. В июне по результатам судебных экспертиз суд определил, что сыновья должны находиться с матерью (решение есть в распоряжении редакции. — Прим. ТД).

«Сказал, тетенька меня ругала матом, а мама била»

Но в июле, уже после решения суда, отец увез с дачи старшего сына, рассказывает Елена. «Дима весь день был со мной на даче. Вечером ему позвонил Денис. После этого звонка ребенка как подменили. Он схватил кочергу, стал крушить ею все в доме, вышел на улицу», — описывает события того дня Елена.

В тот день с Еленой и Димой была руководитель кризисного центра для женщин «Мария» Наталья Кузнецова. «Дима свернул по дороге, я увидела там Дениса. У нас на глазах Денис расцарапал ногтями лицо мальчику, — говорит Наталья. — Денис включил камеру на телефоне и стал задавать Диме вопросы. Тот указал на нас с Леной и сказал: “Тетенька меня ругала матом, а мама била”. Денис вызвал полицию, Диму и Лену сразу забрали. Лена стала настаивать, чтобы ее проверили, взяли смывы из-под ногтей. Это дорогостоящая процедура, ее делают редко. Но, поскольку речь шла о возможном насилии над ребенком, у нее взяли смывы. Наталья и Елена сообщили ТД, что результаты смывов подтверждают, что мать не царапала мальчика, однако не смогли предоставить их на момент публикации.

Вскоре после этого, продолжает Елена, ее бывший муж забрал и младшего сына, когда она оставила его в игровой комнате в торговом центре. «Я предполагала, что Денис может следить за нами. Сотруднице игровой комнаты я дала четкие указания: передать ребенка она должна лично мне, — рассказывает она. — Когда я вернулась, в игровой сказали, что ребенка забрал отец. Я не знала, где находится мой ребенок, и бросилась искать его».

Я не знала, где находится мой ребенок, и бросилась искать его

Судебным приставам известно место, где находятся дети, — это квартира Дениса, в которой Елене до сих пор принадлежит половина. Однако, по оценке Елены, никаких действий для того, чтобы вернуть ей детей, приставы не предпринимают. Как предполагает мать, дело в том, что отец не лишен родительских прав и не пускает в квартиру ни приставов, ни полицию, ни сотрудников органов опеки. Октябрьский районный суд Иркутска в ответ на заявление Елены постановил, что у суда нет обязанности указывать, как именно приставы должны исполнять судебное решение (документ есть в распоряжении редакции. — Прим. ТД).

«Такие дела» направили запрос в управление судебных приставов по региону с просьбой прокомментировать ситуацию. В управлении МВД по Иркутской области корреспонденту ТД сообщили, что полиция не имеет права вмешиваться в работу судебных приставов.

«Мы ходим по заколдованному кругу»

По документам Елена имеет все права находиться вместе со своими сыновьями, но на самом деле не видела их почти полгода. Единственный результат, которого удалось достичь матери за все это время, — поздравить детей с Новым годом.

Елена рассказывает, что в квартиру, где находятся мальчики, она зашла в сопровождении вооруженных сотрудников службы судебных приставов. Встреча с мальчиками происходила в присутствии психолога. Елена подарила сыновьям подарки, вместе они попили чай с тортом, который женщина принесла с собой.

«Таким делам» удалось связаться с Денисом по телефону. Сначала он согласился встретиться с корреспондентом в своей квартире, потом перенес встречу на нейтральную территорию. Затем перезвонил сам и запретил писать о нем материал и упоминать его личные данные. В разговоре он добавил, что имеет высшее юридическое образование и является бывшим сотрудником полиции.

Сама Елена считает, что находится в опасности. По ее словам, 26 ноября бывший муж напал на нее и попытался запихнуть в автомобиль. Женщина успела заскочить в ближайшее здание, где оказалась аптека. Фармацевты вызвали группу быстрого реагирования, и сотрудники охранного предприятия проводили Елену до ее дома. В полицию она не обращалась.

До этого, весной 2019 года, Денис ударил руководителя кризисного центра Наталью Кузнецову, когда они пришли в общую квартиру супругов забирать вещи Елены после развода. Эти слова матери «Таким делам» подтверждает Кузнецова. Она обратилась в Октябрьский районный суд с заявлением о побоях, сам Денис подал на нее заявление о нанесении повреждений. Заседаний по делам еще не было.

«Мы ходим по заколдованному кругу. Выиграны все суды, написаны обращения в полицию, прокуратуру. Подключился уполномоченный по правам ребенка в Иркутской области. Но сдвинуть дело с мертвой точки не можем уже несколько месяцев. Дети в опасности: они находятся в одной квартире с отцом-садистом. Службы, которые должны защищать людей, просто наблюдают за событиями. Видимо, ждут, когда ситуация дойдет до критической — убийства или самоубийства. Тогда правоохранители начнут работать», — считает Кузнецова.

9 января Елена рассказала корреспонденту ТД, что сама забрала младшего сына Костю у подъезда своего дома. Она говорит, что бывший муж вызвал полицию, которая задержала ее знакомых, сопровождавших ее в тот вечер. В пресс-службе ГУ МВД по Иркутской области «Таким делам» рассказали, что отец подал заявление о похищении мальчика. По их данным, Денис сообщил, что накануне вечером на него напали неизвестные, избили его, а также похитили деньги и сотовый телефон. Елена показала полиции определение суда, который оставил детей жить с ней, и подала встречное заявление о том, что Денис нанес ей телесные повреждения. По обоим заявлениям сейчас ведутся проверки.

Костя в настоящее время находится с матерью, но связи с Димой у нее нет до сих пор. Елена и Наталья готовят иск об ограничении Дениса в родительских правах.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: