Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Я ходила три дня на цепи, как собака». Красноярская студентка рассказала о похищении в Азербайджан из-за гомосексуальности

В середине января «Российская ЛГБТ-сеть» сообщила о похищении красноярской студентки, 18-летней Севгии Исмаиловой. Подруга девушки Полина Вавилина утверждала, что родственники Севгии обманом увезли ее в Азербайджан из-за сексуальной ориентации и посадили на цепь. Через два дня Севгия опубликовала видео, в котором отрицала похищение. Однако, когда студентка сбежала и вернулась в Россию, она призналась, что записывала видео под давлением родственников.

«Такие дела» поговорили с Севгией Исмаиловой, ее матерью Расмией и руководительницей азербайджанской организации «Чистый мир» Мехрибан Зейналовой и выяснили, как каждая из них видела эту ситуацию.

Севгия ИсмаиловаФото: Полина Вавилина

«Документы сожжены, так что лучше не бороться»

«В конце декабря я рассказала маме, что я лесбиянка, потому что у меня уже не было сил скрывать это от нее. Она чувствовала, что я что-то скрываю, и постоянно до меня докапывалась», — рассказывает Севгия и добавляет, что признание привело к ссоре с матерью. Девушка говорит, что ожидала агрессивной реакции, «но даже не подозревала, чем все в итоге закончится».

2 января Расмия Исмаилова предложила дочери полететь с ней в Баку на новогодние каникулы. «У мамы была сломана рука, и передвигаться по аэропорту одной ей было бы тяжело, поэтому я согласилась улететь. Также она говорила, что бабушка очень хочет меня увидеть, она тяжело больна», — комментирует Севгия. По словам девушки, вернуться в Красноярск планировалось 14 января, но 9 января она узнала, что родственники ее обманули. «Мне сказали, что документы сожжены, так что лучше даже не бороться», — вспоминает она.

Мать девушки Расмия Исмаилова подтверждает, что в конце декабря дочь призналась ей в своей гомосексуальной ориентации, а заодно рассказала о депрессии, панических атаках и приеме антидепрессантов по назначению психотерапевта. «Конечно, я в шоке была. Плакала, спрашивала, почему она не рассказывала мне. Я просто не ожидала такого. Она дома передо мной совсем другая была, оказывается. Все мои знакомые говорили, какая у меня хорошая дочь, воспитанная», — сказала Расмия.

Женщина говорит, что «чувствовала — с дочкой что-то не то». «У нее нездоровые мысли. Все это началось, когда она познакомилась с Полиной, я думаю», — считает Расмия. Подругу дочери Полину она знает около года, почти все лето девушка прожила у Исмаиловых дома. «Такая спокойная, тихая, работала. Они у меня на глазах были. Я не верила, что они такие фотографии выставляют, такими делами занимаются», — заявляет женщина.

В день ссоры, говорит Расмия, дочь сбежала из дома. Пытаясь ее догнать, женщина упала и сломала руку, поэтому поехала в травмпункт, где ей наложили гипс. Севгия вернулась на следующий день и согласилась уехать в Баку на новогодние праздники.

«Про Полину мы уже не разговаривали. Я спросила ее о депрессии. Она рассказывала, что боялась выходить на улицу из-за панических атак, поэтому даже в университет не ходила. Я сказала, что не хочу здесь жить, и попросила поехать в Баку, побыть там немного, с психологом поработать, полечиться. Она согласилась. Я ее не заставляла», — утверждает Расмия.

«Мне связывали руки и ноги веревкой»

По словам Севгии, в Баку она поняла, что уже не вернется в Красноярск, и «начала бороться за свои права», за что подвергалась насилию. «Меня сильно били пощечинами нон-стопом. Мать один раз со злости ударила меня железным рожком для обуви по голове. Мне связывали руки и ноги веревкой. Я ходила три дня подряд на цепи, как собака. Спала тоже на цепи», — рассказывает девушка.

Видео, на котором она говорит, что с ней все в порядке, записано под давлением родственников, утверждает девушка. Только благодаря этому, добавляет Севгия, с нее сняли цепь. «Я клянусь, что не заставляла ее давать интервью, — комментирует Расмия Исмаилова. — Я просто сказала: “Севгия, видишь, в какое болото я попала. Почему ты так поступила? Доченька, очнись. Что у тебя в душе есть?” Она извинилась».

Женщина отвергает обвинения: говорит, что ударила дочь один раз «за некультурные слова», но не избивала Севгию и не держала ее на цепи. «Это неправда, что я ее держала. Если бы я ее закрыла, она бы не смогла сбежать», — утверждает Расмия.

Севгия говорит, что пыталась сбежать трижды и во второй раз смогла добраться до российского посольства и сделать запрос на восстановление документов для возврата в Россию. Решить вопрос пообещали в течение трех дней. На это время Севгия решила остаться у подруги в Баку, но, как рассказала девушка, туда приехали ее родственники и забрали домой.

Читайте также Условно свободные  

Помочь Севгии пытались из России: Полина пошла в полицию в Красноярске и сообщила, что подруга перестала выходить на связь. В пресс-службе красноярского управления МВД «Таким делам» подтвердили, что получали заявление, но поиски не начинали, потому что Полина — не близкий родственник пропавшей. Через четыре дня после заявления полицейские пообщались с Севгией по видеосвязи, а с тех пор новых заявлений по этому делу не поступало.

Севгии удалось получить свои документы через азербайджанское общественное объединение «Чистый мир», специализирующееся на защите прав женщин. Руководитель объединения Мехрибан Зейналова забрала девушку в приют и обратилась в местную полицию. «Мы договорились, что Севгия сообщит полиции, что с ней все в порядке, она просто не хочет возвращаться домой. Утром мать пришла в участок. У нее забрали документы и передали Севгии. Вечером приехал адвокат и девушка уехала. Все разрешилось очень быстро», — рассказывает Зейналова.

По словам правозащитницы, во время встречи с полицией Расмия призналась, что связывала дочь веревкой, чтобы она не убежала, но насилие полностью отрицала. Зейналова говорит, что не заметила на девушке явных телесных повреждений — только царапину на руке. Сама Севгия решила не жаловаться на мать в полицию и не просила провести судмедэкспертизу.

«Мать никак не могла понять [ориентацию дочери]. Она говорила, что Севгию нужно в сумасшедший дом, что это [потому, что она принимает] наркотики. Мы хотели ей объяснить, но она никак это не восприняла», — заключает Мехрибан Зейналова.

«Мы должны бороться, а не бояться»

По мнению руководителя «Чистого мира», нельзя говорить о том, что Севгия получила большую психологическую травму: девушку постоянно поддерживали друзья. «Самое главное — она знала, что никакая опасность ей не угрожает», — считает Зейналова. Сама Севгия говорит, что получила психологические последствия. «Мне очень тяжело осознавать настоящее. Я не понимаю, что происходит. Мне каждую ночь снятся сны. То родственники со своими словами и насилием, то побег, то картина о том, что мне не удалось сбежать и я все еще на цепи, жду помощи», — рассказывает Севгия.

Сейчас девушка находится в России. По ее словам, родственники больше не пытались ее искать и вернуть в Азербайджан. С матерью она больше не общается — добавила ее в черный список. «Я не знаю, собирается ли моя мать возвращаться в Красноярск, но точно знаю, что до следующего года видеться с ней я не планирую. У меня в планах сейчас — решить вопрос с обучением», — комментирует Севгия.

По возвращении Севгии в Россию ее подруга Полина стала размещать у себя в инстаграме рекламу, поскольку в ее профиле повысилась активность. Севгия объяснила это попыткой заработать для нее немного денег. «У меня нет абсолютно ничего, кроме телефона, который мне дали, и одежды, которая была на мне во время побега. Мне купил человек из “Чистого мира” несколько вещей, они не подошли по размеру, но я их все равно ношу, ибо носить нечего», — поясняет девушка.

Севгия говорит, что после того, как ее история стала известна, она получила много поддержки: люди называли ее героем и сильной личностью. «Конечно, быть лесбиянкой или тем более геем на Кавказе очень тяжело. В некоторых регионах дело доходит до убийств, и это ужасная ситуация. Быть лесбиянкой или геем в России в 2020 году уже не так опасно, но все зависит также и от города или района. Я считаю, что люди не должны скрываться. И хотеть скрываться тоже не должны! Гетеросексуалы же не скрывают себя? Я надеюсь, ЛГБТ станут увереннее. Мы должны бороться, а не бояться», — заключает Севгия.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: