Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Минтруд изменил критерии установления инвалидности. Как это навредит пациентам с онкологическими заболеваниями?

С 2020 года вступил в силу приказ Министерства труда, который изменил критерии установления инвалидности, в частности для людей с онкологическими заболеваниями. Представители благотворительных фондов и медицинские юристы опасаются, что теперь онкопациентам станет сложнее получить инвалидность, что приведет к сложностям с получением лекарств и должного лечения. Минтруд опубликовал приказ без пояснений, поэтому все больницы трактуют его по-разному. «Такие дела» попросили экспертов предположить, к чему приведет новый приказ.

Фото: Олег Харсеев/Коммерсантъ

Ольга Гольдман

руководитель службы помощи онкологическим пациентам «Ясное утро»

Была нашумевшая петиция о сроках [на которые устанавливается инвалидность], но проблема совсем не в этом. Если раньше человеку ставилась инвалидность на пятилетний срок, после чего ее могли снять или понизить/повысить, то сейчас ситуация со сроками незначительно улучшилась.

Проблема в этом приказе совсем в другом: в нем есть критерии установления инвалидности и есть баллы. Если, например, количество баллов переходит через 50, то считается, что у человека потеряна трудоспособность, и тогда ему присваивается инвалидность. И если посмотреть баллы по онкологическим заболеваниям первой и второй стадии, то их очень резко снизили.

Например, меланома кожи — это очень агрессивное заболевание. Если раньше пациент с первой стадией меланомы кожи на первые пять лет сразу получал 50 баллов и автоматически мог получить инвалидность, то в новом приказе у него будет 10—30 баллов. Это говорит о том, что он не сможет получить инвалидность, если у него нет других каких-то отягчающих обстоятельств, например болезни кости. И в новом приказе Минтруда проблема именно в том, что почти все первые и вторые стадии самых распространенных онкологических заболеваний стали понижены в баллах практически в два раза.

Выходит так, что люди с первой-второй стадией онкологических заболеваний не будут получать инвалидность

Для всех тех, кто сейчас только занимается оформлением документов, будет сложнее получение инвалидности.

Понятно, что Минтруд занят социальной поддержкой людей с тяжелыми видами инвалидности, поэтому они немного ослабили сроки. Но в онкологических заболеваниях проблема заключается в том, что лечение дорогое. Сейчас у каждого онкологического пациента есть две льготы: региональная, которая не зависит от инвалидности (каждый регион делает списки лекарств, которые он дает бесплатно при таких-то заболеваниях), и федеральная — зависит от инвалидности. Раньше большинство онкологических пациентов получали лекарства бесплатно, даже если регион бедный. Сейчас практически никто из них не получит инвалидность в первой-второй стадии заболевания и у них не будет возможности лечиться бесплатно.

То есть пациенты, у которых наибольший шанс выздороветь — при первой и второй стадии, — поражаются в правах больше всего. Это очень несправедливо.

Приказ Минтруда плохо прописан в целом. Почему мы должны сидеть и раскапывать, что они имели в виду? Почему нельзя просто сказать: мы перераспределяем деньги в сторону тех людей, которые болеют сильнее. Я тогда задаю вопрос: какого черта вы не следуете национальной медицинской программе по борьбе с онкологическими заболеваниями? Потому что этот приказ идет вразрез с национальной программой по борьбе с онкологическими заболеваниями. Что это такое? Почему Минздрав работает в одну сторону, а вы в другую?

Какого черта вы не следуете национальной медицинской программе по борьбе с онкологическими заболеваниями?

У инвалидов есть индивидуальная программа реабилитации. Раньше женщина могла получить инвалидность потому, что ей поставили рак молочной железы, и после удаления груди по медицинским показаниям могла бесплатно поставить себе протез, потому что он включался в программу реабилитации. Сейчас у нее такой возможности не будет, потому что у нее нет инвалидности, протез никто бесплатно не даст. Ей придется брать квоту на постановку этого протеза: то есть делать 300 кругов по государственным учреждениям, все это оформлять-переоформлять и делать вторую операцию.

Поэтому этот приказ абсолютно не согласуется с медициной. И в этом, на мой взгляд, проблема: у нас социальная политика идет отдельно от медицины. А пациент один. И инвалид один. Тут его лечат, а тут его реабилитируют, социально поддерживают. И в этом проблема.

Ирина Боровова

руководитель ассоциации онкологических пациентов «Здравствуй!»

Сам приказ не совсем плохо написан. Экспертным советом ОНФ были внесены поправки, которые бы позволили человеку, уже пролеченному после онкологии, облегчить получение инвалидности. Раньше считалось, что если человека радикально лечили от онкологии, делали химиотерапию, лучевую терапию или хирургическое вмешательство, то фактически у него не было онкологического профиля. Инвалидность давали, если этим самым лечением были нанесены организму какие-то дефекты, которые нарушают физическую функциональность.

При этом сейчас мы видим совершенно обратную картину: на местах эта ситуация трактуется противоположно. Нам посыпались жалобы от пациентов, особенно от пациенток, в которых они рассказывают, что инвалидность не продлевают. Особенно если инвалидность была третьей группы — тут же, мгновенно, по их словам, снимают ее. Либо сразу больше не дают инвалидность первично.

Если женщину только что прооперировали, она прошла все манипуляции, связанные с химиотерапией, облучением и у нее назначена гормонотерапия, то раньше ей сразу давали инвалидность второй группы на год. Затем давали третью и дальше смотрели по состоянию.

Сейчас девушкам отказывают совсем в получении инвалидности

На наш взгляд, это абсолютно неправильно, и мы будем обращаться в медико-социальную экспертизу, в Минтруд, чтобы нам дали хоть какие-то разъяснения по поводу этих ситуаций.

Процедура получения инвалидности усложнилась, стало больше каких-то бюрократических моментов. Например, вчера была жалоба онкогинекологической пациентки, которой 75 лет и она еле ходит, и с нее требуют копию трудовой книжки. Ей не выдали никаких обходных листов только потому, что у нее при себе не было этой копии и справки о прикреплении к поликлинике, от которой она приехала. Во-первых, прикрепление должно быть в базе, это абсолютно бюрократический момент. А во-вторых, требовать от человека 75 лет трудовую книжку — это тоже совсем неправильная история.

Екатерина Батурина

адвокат по медицинским делам

Если мы говорим про онкологических больных, то их количество растет, государство выдает медикам премии за установку диагноза, чтобы выявить патологию. С другой стороны, государство не готово расходовать денежные средства в виде льгот на каждого больного, если, по его мнению, выявленное заболевание может быть излечимо либо не делает человека инвалидом. Поэтому государство хочет найти золотую середину: и выявить патологию, и сохранить бюджет.

У нас главные проблемы, во-первых, в злоупотреблении правами сотрудниками медико-социальной экспертизы (МСЭ), на что часто жалуются люди, и, во-вторых, в незнании пациентами своих основных прав и порядка обжалования. С 2014 года действует Административный регламент по предоставлению государственной услуги по проведению МСЭ. Он четко прописывает, как предоставляется услуга по установлению инвалидности, какие документы необходимы, порядок обжалования и прочее. Люди же этого просто не знают.

В петиции против нового порядка акцент сделан именно на том, что те, кому группа нужна, будут незаконно ее лишены. Но здесь ни при чем ни сроки наблюдения, ни сроки ремиссии. Все это вопросы о правомерности либо неправомерности решений МСЭ по конкретному больному, которые были, есть и будут, к сожалению.

С ущемлением прав людей нужно бороться

Наша задача — оповещать людей, содействовать им в решении этих проблем, а не сеять опасения и страхи. Люди, подписавшие петицию, как раз и указывают, что столкнулись с проблемами сбора документов, установления неправильной группы. Если у человека есть заболевание и он нуждается в лекарствах, в социальной поддержке, он ни в коем случае не должен быть ее лишен. Какие бы приказы ни действовали и ни принимались заново.

В новом приказе критерии установления инвалидности расширены, расписаны стадии, типы онкологических заболеваний, некоторые вопросы по осложнениям, по самому лечебному процессу, что, по сути, должно помочь в решении этого вопроса. Но как это будет на практике, будут ли злоупотребления со стороны МСЭ и как будут реагировать на это пациенты — вот в чем вопрос. Если нарушения будут носить массовый характер, то нужны петиции, основанные на конкретных обстоятельствах, фактах, и предложены пути решения данных ситуаций, чтобы к ответственности были привлечены виновные лица.

Николай Дронов

председатель координационного совета МОД «Движение против рака»

В приказе Минтруда больше дискуссионных вопросов. Нужен ли инвалидности период противоопухолевого лечения? Наши граждане привыкли получать дополнительные социальные гарантии и считают, что при раке человек должен обязательно стать инвалидом. При этом пациент должен стремиться не инвалидом стать, а социализированным человеком, имеющим возможность жить полноценной жизнью.

В этом и должен быть смысл реабилитации — не превращать людей в инвалидов, а возвращать к жизни

В тексте приказа много техноюридических и фактических огрехов. Стоит задать вопросы разработчикам приказа: кто это делал, насколько было вовлечено профессиональное сообщество в эту работу, на каких достижениях медицинской науки и клинической практики основывались врачи-онкологи, которые привлекались к этой работе, привлекались ли они? Такие документы — это последствия ненадлежащего межведомственного взаимодействия между органами управления здравоохранения, врачебным сообществом и системой Минтруда.

Говорить о каких-то проблемах с новым приказом мы можем лишь тогда, когда будет достаточный период и достаточный объем правоприменительной практики. На сегодняшний день мы не фиксировали обращений от граждан по поводу проблем, связанных с этим приказом.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: