Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Пришельцы, взрывы и социальные проблемы. Сценарист Marvel и DC придумал супергероя, который спасает детей от рака

В феврале в Россию приехал Стив Инглхарт — один из сценаристов комиксов в Marvel и DC, создавший Звездного лорда в «Стражах Галактики» и причастный к эпохальному выпуску «Смерть Капитана Марвела». Писателя пригласили в петербургский Центр протонной терапии, чтобы он рассказал детям с онкозаболеваниями о своем новом персонаже Человеке-Протоне, который лечит рак.

«Такие дела» встретились со Стивом Инглхартом и поговорили о том, зачем детям комиксы про рак и почему супергерои должны болеть и страдать от человеческих проблем.

Фото: Ирина Милеева, Благотворительный фонд помощи онкологическим больным имени Сергея Березина

— Стив, добро пожаловать в Россию. Можете рассказать для наших читателей, кто такой Человек-Протон и как появилась идея создать этого персонажа?

— Идея создания Человека-Протона принадлежит руководителю отдела долгосрочного маркетинга в области протонной терапии в Varian Биллу Хансену и его другу детства, графическому редактору Майку Яшевскому. Они хотели помочь детям, которые получают протонную терапию, чтобы те могли лучше понять, в чем суть лечения. И подумали, что лучше всего это сделать с помощью комиксов.

Комикс с самого начала был не столько коммерческой историей, сколько способом улучшить терапию. Мы подумали, что для ребенка и так тяжело болеть, а ведь еще ему нужно пойти в незнакомую больницу и встретиться с незнакомыми врачами.

Человек-Протон в нашем комиксе — это один из врачей. Это было сделано потому, что дети в ходе лечения общаются с врачами, и поэтому я хотел придумать какого-то посредника не из больничного мира. Доктор может быть Человеком-Протоном, поскольку врачи во всех отношениях — это супергерои, которые помогают детям.

Человек-Протон проникает под кожу прямо к опухоли и высвобождает свою энергию, борясь с раковыми клетками

Билл Хансен и Майк Яшевский пришли ко мне и сказали: «Мы хотим, чтобы вы написали этот комикс, потому что вы хорошо умеете это делать». При этом, да, я хорошо пишу комиксы, но совсем ничего не знаю про протонную терапию. Поэтому, когда я начал писать историю, то периодически звонил врачам и спрашивал, правильно ли я понял это или это? Я хотел быть точным, и мне не хотелось, чтобы ребенок получил неправильную информацию.

— Супергероика ведь не требует такой дотошности в деталях?

— Комикс создавался в лечебных целях. Мой отец был репортером газеты, и однажды я сказал ему, что разница между мной и им заключается в том, что я должен выдумать факты. До тех пор, пока история не имеет никакого смысла, кроме того, чтобы быть интересной, я могу делать практически все что угодно.

Но в этом случае я не хотел давать ребенку ложную информацию. Именно поэтому в конце комикса я не пишу, что ребенок полностью выздоровел от рака. Доктор в лице Человека-Протона вместо этого говорит: «Похоже, Салли (главная героиня комикса — прим. ТД) излечена!» Протонная терапия имеет огромный успех, но не на 100%.

— Как отреагировали врачи на супергероя, который борется с опухолевыми клетками?

— Им понравилось. Ведь я в этом комиксе говорю врачам: «Вы, ребята, как супергерои». Пациенту могут быть доступны все комиксы в мире и все больницы мира, а также все необычные способы лечения, но придется применять терапию и ежедневно работать с детьми именно врачам. Так что врачи — герои.

— А для кого этот комикс?

— В целом комикс был разработан для детей. Но пару месяцев назад в США я ходил в больницу, и большинство людей, которые получали лечение, были взрослыми, потому что [протонная] терапия подходит всем. Я увидел, что взрослым комикс нравится так же, как и детям. Все любят комиксы, хотя раньше только определенная группа людей интересовалась ими. Сейчас комикс — это очень доступный носитель со словами и картинками. Вы можете рассказать историю, и людям будет легко ее понять.

— Как вышло, что вы приехали представить комикс в России?

— Меня и мою жену Терри пригласил Центр протонной терапии Онкологической клиники МИБС приехать в Санкт-Петербург во Всемирный день борьбы против рака. Мы с женой очень любим путешествовать, но до этого никогда не были в России. Меня позвали презентовать комикс в детском онкоцентре. К сожалению, я не говорю по-русски и не мог нормально поговорить с детьми в этом центре.

Также я побывал в магазине комиксов [«Чук и Гик«], где прошла автограф-сессия. Люди приходили в магазин и оставляли пожертвования для благотворительного фонда помощи онкологическим больным имени Сергея Березина.


— Во время презентации комикса в США вы тоже общались с онкобольными детьми, может быть, вам запомнилось что-то из разговоров с ними?

— В целом мы говорили только об их опыте. Я никогда не болел раком и не знал никого, кто бы болел. Я очень хотел понять, каково это для детей. Конечно, для всех это по-разному. Я имею в виду, у некоторых детей рак, но они смогли избавиться от него, а другие переживают сейчас тяжелые времена. Я совершенно не хочу быть просто лучиком и цветочками. Если ты ребенок, то проходишь через тяжелые времена.

Салли в первом комиксе — отважная девушка. Во втором комиксе про иммунотерапию я намеренно показываю ребенка в депрессии, расстроенного из-за лечения. Я намеренно хотел написать следующую книгу о парне, у которого точно такой же рак, но для него мир — отстой. И к концу книги он проходит лечение, но оно не помогает.

Один из самых запоминающихся моментов в клиниках — это общение с восьмилетним мальчиком. Его отец рассказал мне, что сын очень любит супергероев и поэтому он был очень рад встретиться со мной, потому что я создаю супергероев. Он рассказал, что сын хотел создавать своих собственных супергероев.

Например, он придумал собаку, которая писала лазерами

Но вообще общение с любым из этих детей запоминается. При этом по закону в Америке вам не разрешается знать диагноз пациента, если вы не врач. Поэтому, когда я говорю с этими детьми, я не знаю их прогнозы. Я всегда веселый рядом с ними, и мне нравится говорить с ними о том, что они любят. Но я никогда не знаю, идут ли дела у них хорошо или плохо.

Обложка русского издания комикса «Смерть капитана Марвела»Фото: предоставлено издательством "Комильфо"

— Вы создали сюжетный поворот, когда Капитана Марвела поражает токсичный нервно-паралитический газ во время битвы с вором Нитро. Позже вы ушли из Marvel, а там продолжили сюжетную линию таким образом, что Марвел умер от рака. Как вы думаете, это первый раз, когда супергерой умирает от рака, или такое было и раньше?

— Да, я думаю, что первый.

— Почему нужно показывать, что супергерой может умереть от обычной человеческой болезни?

— В комиксах почти никто не умирает навсегда из-за авторских прав. Поэтому если вы публикуете «Супермена» и после не выпускаете его снова, то авторские права на персонажа могут быть утеряны. Персонаж всегда должен быть снова оживлен. Если так не получается, то через пару лет мы придумываем новую версию персонажа.

Именно поэтому тот факт, что Капитан Марвел умер и не вернулся, необычен для комиксов. Конечно, Marvel создал еще одного Капитана, чтобы сохранить имя, но это уже совсем другой персонаж.

— Как читатели реагировали на это?

— Изначально комиксы создавались для детей, и поэтому в них не было историй о людях, которые умирают от рака и еще чего-то. Но сейчас комиксы гораздо шире. Создатели комиксов могут делать что угодно, и именно поэтому смерть Капитана Марвела от рака стала сюрпризом для тех, кто не знал этого. [В остальном] читателям понравилось это. Я не могу сказать, что была хоть какая-то негативная реакция.

Я могу написать что захочу в формате комиксов. И это значит не только то, что я могу придумать что-то удивительное, но и то, что я могу добавить туда какой-то необычный факт. Я просто рассказываю истории в любом направлении, которое мне интересно.

— В фильме «Стражи Галактики» мать Питера Квилла, Звездного лорда, тоже умирает от рака…

— Существовали разные версии ее смерти. Когда я создал Звездного Лорда, нам надо было сделать так, чтобы Питер Квилл стал сиротой и покинул Землю. Поэтому в то время речь не шла о раке самом по себе, это был просто способ оставить его сиротой.

С Капитаном Марвелом я создал Звездного Лорда и отправил его в путешествие, а затем я покинул Marvel и начал свою работу в DC. Звездный Лорд принадлежит Marvel, я не владею правами на него. И поэтому, когда я ушел, кто-то другой продолжил работу над комиксом, поначалу используя мои наработки, а затем продвигаясь вперед со своими идеями.

— Как вы считаете, нужно ли в целом затрагивать социальные темы в комиксах?

— О, мне кажется, что в комиксах может быть затронуто что угодно! В 70-е годы комикс «Зеленый фонарь» прошел через так называемый социальный период, где каждый выпуск был посвящен какой-то социальной проблеме. Это было чем-то новым в 70-х годах. Там поднимались темы бедности, расизма, наркотиков.

В 50-х годах в США появился кодекс, согласно которому в комиксах все полицейские должны быть хорошими, также нельзя было показывать секс или употребление наркотиков. И вот в 70-х годах наркотики стали более распространенными среди подростков, и люди хотели увидеть истории об этом в комиксах, но в кодексе говорилось, что так нельзя.

Люди начали говорить, что комиксы не могут игнорировать наркотики, расизм, бедность. В Marvel Стен Ли начал говорить об этом, и это было революционно. Героизм, скажем так.

В целом мир супергероев не может состоять только из социальных проблем, поскольку там присутствуют пришельцы, взрывы и прочее. Ты можешь миксовать эти темы, но я не уверен в успехе, если ты будешь говорить только о серьезных темах.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: