Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Пожертвования сократились, а подушки безопасности нет». Как фонд «Защити жизнь» оплачивает анализы онкобольным детям во время кризиса

Директор благотворительного фонда помощи детям и взрослым с онкологическими заболеваниями «Защити жизнь» в Новосибирске Евгения Голоядова рассказала «Таким делам», как кризис и пандемия коронавируса отразились на работе организации.

Траты не уменьшаются

В период тотального карантина фонд столкнулся с тем, что не все программы возможно реализовывать на необходимом уровне — посещение больниц жестко ограничено, поскольку пациенты входят в группу риска. Психологическую и социальную помощь оказывают онлайн и по телефону, реабилитационные мероприятия приостановили, обучающие семинары отложили.

При этом фонд продолжает оплачивать из своих средств диагностику и лечение в Новосибирске. Лабораторные исследования отправляются в клинику имени Дмитрия Рогачева в Москве — платные как анализы, так и доставка. Стоимость исследований на одного ребенка во время лечения может доходить до 200 тысяч рублей. «К сожалению, в нашем городе до сих пор нет областной детской больницы, как бы ни звучало это нелепо по отношению к третьему по населению городу в России, в котором делают вакцину от коронавируса», — отмечает Голоядова. 

Именно поэтому за многими медицинскими услугами подопечных фонда приходится отправлять в Москву, Санкт-Петербург или Екатеринбург. Фонд оплачивает билеты. «Многие лекарства, совершенно незаменимые в лечении, и процедуры, например, поиски и активацию доноров костного мозга, государство не оплачивает по разным причинам, и откладывать их оплату до лучших времен тоже невозможно», — говорит Голоядова. Продолжается также работа сиделок фонда, которые помогают родителям ухаживать за паллиативными детьми.

«Сложность многократно увеличилась»

Фонд «Защити жизнь» перевел на удаленный режим работы сотрудников, которые обеспечивают его работу, — привлекают пожертвования, поддерживают связь с родителями, больницами, обучают и координируют волонтеров, закупают лекарства, оборудование, расходные материалы, ведут обязательный документооборот, отчитываются перед благотворителями и государственными организациями. 

Директор фонда отмечает, что сейчас сложность привлечения денег на организацию работы фонда «многократно увеличится», ситуация сокращения финансирования ударит именно по сотрудникам фонда, занимающимся обеспечением его работы. «Да и, собственно, налоги и отчисления в госфонды для НКО тоже никто не отменял», — отмечает Голоядова. По ее мнению, благотворительным фондам нужна прямая финансовая поддержка на оплату работы сотрудников, «ведь без них процесс организации квалифицированной и оптимальной помощи невозможен». 

«Сотрудники НКО — эффективные и универсальные сотрудники с высоким КПД. Они делают то, что государственные организации не могут делать в силу ведомственного разделения, а коммерческие — в силу отсутствия финансовой привлекательности. Поэтому, например, паллиативная помощь без НКО невозможна ни в одной стране, и именно фонды начали ее развивать в России. Именно поэтому ни одна страна мира не обходится без помощи благотворителей в лечении детской онкологии», — говорит Голоядова.

По словам директора, сейчас фонд отменил все запланированные фандрайзинговые мероприятия, начинают сокращаться пожертвования. Некоторые доноры из юридических лиц уже позвонили в «Защити жизнь» и сказали, что на какой-то период вынуждены прекратить сотрудничество. Пожертвования физических лиц тоже сократились. «Сколько это продлится и каков будет уровень падения, прогнозировать практически невозможно. К тому же, как небольшой региональный фонд мы не имеем подушки безопасности. У нас, конечно, есть гранты и субсидии, но основная часть наших поступлений — это пожертвования, при их сокращении сокращаются наши возможности оказания помощи нашим подопечным”, — заключает директор.

Фонд «Защити жизнь» оказывает комплексную помощь детям и молодым взрослым с онкологическими заболеваниями не только на всем протяжении лечения, от постановки диагноза до полного выздоровления, но и после его завершения — по программам реабилитации и паллиативной помощи. Паллиативная служба оказывает помощь семьям с неизлечимыми детьми с любыми заболеваниями. Также фонд повышает квалификацию медицинских и социальных работников в вопросах детской онкологии и паллиативной помощи с помощью образовательных программ и мероприятий.


Кризис ударил по многим некоммерческим организациям. Как выживают фонды в эпоху пандемии — читайте в сюжете «Таких дел». Поддержите НКО небольшим, но регулярным пожертвованием на странице акции «Спасаем тех, кто спасает нас».

Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: