Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

В Петербурге вводят ограничения на выступления уличных музыкантов. Их задерживают за «самовольный захват земли»

В Санкт-Петербурге уличным музыкантам запретили выступать без специального согласования с городскими властями и ограничили в громкости до шума от электробритвы. Кто и по каким критериям будет выдавать разрешения — неизвестно. Сейчас артистов массово задерживают по самым разным статьям КоАП: от захвата участка до незаконного вылова рыбы. Почему даже согласование не спасет их от админпротоколов, разбирались «Такие дела». 

Задержание уличных музыкантовФото: из личного архива

Заксобрание Петербурга приняло в первом чтении законопроект, регулирующий деятельность уличных музыкантов. Теперь музыканты будут вынуждены подавать заявки на выступление в профильный комитет, а решение о согласовании будет приниматься совместно с районными администрациями. По каким критериям — неизвестно. Новый закон предписывает музыкантам не играть коллективами более 10 человек и не превышать уровень шума 60 децибел. И это тише, чем электробритва или разговоры людей.

Документу предстоит пройти три чтения. Пока он не принят в окончательной форме, правоохранители имеют право задерживать музыкантов.

«Пел песню “Прорвемся! (опера)”»

В начале сентября 2020 года, сразу после выхода постановления о продлении запрета на массовые мероприятия, по всем соцсетям стали появляться публикации с хештегом #сохранистрит: полиция устраивает «облавы» на выступающих. Артисты, давно ставшие визитной карточкой Санкт-Петербурга и много лет выступавшие на одних и тех же локациях, вдруг оказались лишними.

Сразу несколько музыкантов рассказывают, что полицейские часто даже не представляются, а сразу забирают в отделение вместе с аппаратурой и инструментами. Все это потом изымается.

View this post on Instagram

Здравствуйте дорогие друзья со мной приключилась вот какая штука. В сб 5 играл музыку возле Спаса-на-Крови и около 21:20 меня задержали сотрудники полиции. После того как они невнятно представились и не показали удостоверения,Они отвезли меня в 78 отдел полиции центрального района и составили протокол по статье 7.1 КоАП РФ «Занятие земельного участка». Это просто смешно, так как игра музыки не является видом коммерческой деятельности. #streetmusic #makarpeace #russia #streetart #уличнаямузыка #уличноеискусство #санктпетербург #изниоткудавникуда #noherenowhere #saintpetersburg #макарпистолетов #россия #антонтерехов #antonterekhov #менты #подицейский беспредел#отобралиинструменты

A post shared by Anton Terekhov (@nohere_nowhere) on

В отделении артистам вручают протоколы (есть в распоряжении редакции. — Прим. ТД), согласно которым их действия подпадают под такие статьи Административного кодекса, как «Самоуправство» (штраф от 100 до 300 рублей), «Самовольное занятие земельного участка» (минимальный штраф 5 тысяч рублей). В то же время последняя статья куда больше подходит торговцам с табуреток, которые продолжают свободно вести коммерческую деятельность на выходе из каждой станции метро.

В протоколах полиция фиксирует правонарушение вплоть до названия оборвавшейся из-за задержания песни. Так, артистов задерживали во время исполнения песни «Любэ» «Прорвемся! (опера)», Оксимирона — «Слово мэра», Хаски — «Панелька».

задерживали во время исполнения песни «ЛЮБЭ» «Прорвемся! (опера)», Оксимирона — «Слово мэра», Хаски — «Панелька»

Вокалисту ВИА «Дешевые Драмы» Глебу Васильеву, который играл на набережной канала Грибоедова, выписали протокол «Пользование объектами животного мира или водными биологическими ресурсами без разрешения» (есть в распоряжении редакции. — Прим. ТД). По всей видимости, полицейский при оформлении документа перепутал статью 7.1 со статьей 7.11 КоАП, предполагает Глеб.

Наказание по статье «Самоуправство», согласно протоколам, следует за нарушения музыкантами пунктов приказа 1999 года губернатора Санкт-Петербурга о необходимости согласования культурно-массового мероприятия с властями. Сами музыканты говорят, что все попытки получить такое согласование после продолжительных хождений от кабинета к кабинету заканчиваются ничем.

В то же время музыкант Сергей Висконти сообщил «Таким делам», что он без каких-либо сложностей брал разрешения и ранее не сталкивался с задержаниями. «Я пять лет играю на улице, у меня никогда не было проблем с полицией, потому что всегда брали разрешения в комитете по культуре и в Центральном, и в Адмиралтейском районе, как и другие уличные музыканты. Мне всегда там шли навстречу. В Центральном районе даже помогали заполнять уведомление чуть ли не по слогам. А теперь примут законопроект и выделят точки где-нибудь на отшибе, будем петь по очереди друг для друга. Кто мешал им [музыкантам] пойти и сделать разрешение? Никто. Лень».

По словам Сергея, полиция неоднократно объясняла музыкантам, что им играть нельзя без разрешения. То, что увещевания не подействовали, и стало причиной внезапной волны задержаний, считает музыкант.

«Касаемо полиции: сколько играю, они всегда приезжают и спокойным языком объясняют, что играть по каким-либо причинам не стоит. И в последнее время они по-человечески и меня, и других уличных музыкантов предупреждали, что запрещено играть без разрешения. Люди не понимают. Вот музыкантов и стали задерживать».

«Зачистка» ведется преимущественно на Невском проспекте. Есть случаи задержаний у храма Спаса на Крови, на канале Грибоедова, в Кирпичном переулке, на Рубинштейна и Сенной площади — как коллективов, так и музыкантов-одиночек (протоколы есть в распоряжении редакции). Полицейские аргументируют набеги то недовольством местных жителей, то приказом сверху, но никаких доказательств — жалоб или документов — не предоставляют», — говорит один из задержанных — музыкант Глеб Васильев. Некоторых музыкантов держат по пять — семь часов в отделении, заставляют быть понятыми.

«Сегодня на Невском полиция забрала меня за музыку, вменив статью “Самоуправство”, — пишет петербургский музыкант Михаил Каретко. — Сначала сидел час в полицейском закутке в переходе под пересечением Садовой и Невского. В протоколе о задержании были “ошибки” типа наличия 20 зрителей и неподчинения требованию полиции, поэтому я не подписал. Потом приехала машина, на заднее сиденье запихали аппаратуру, а меня поместили в тесное железное отделение сзади в компанию к буйному пьянице. Приходилось низко наклонять голову, высота этой камеры около метра — и на кочках голова встречается с железным потолком, доступа воздуха нет совсем. Привезли в 28-е отделение, у метро “Звенигородская”. Побыл понятым заодно в деле об убийстве, еще час посидел — и отпустили».

На запрос петербургского издания «Фонтанка» в МВД ответили, что причина задержаний — жалобы жителей города. При чем тут статья о самовольном занятии земельного участка, в полиции не уточняют.

«За последнюю неделю меня задерживали три раза по абсурдным в отношении уличной музыки статьям, — говорит Васильев, которому выдали протокол о незаконном вылове рыбы. — Пользуясь нашим страхом и правовой безграмотностью, полиция не выдает протоколы о задержании, изъятии аппарата, заведении административного дела. На справедливые замечания тех, кто не видит в происходящем трагедии и использует аргументы “они слишком громкие”, “они мешают проходу”, могу сказать следующее: вы ошибаетесь. Не все музыканты стремятся к ошеломительной громкости — вы не насчитаете и десяти таких коллективов. Я не играю после 22:00. Я не организую массовые мероприятия. Я не выходил на улицы, когда был введен обязательный карантин».

Громкость звука не должна превышать 60 децибел

Урегулировать ситуацию, по мнению властей города, призван новый закон, который заксобрание Петербурга приняло за основу 16 сентября. Законопроект внесли в марте 2020 года.

Как сообщил «Таким делам» помощник председателя комитета по законодательству Дениса Четырбока Ростислав Сериков, закон поможет упорядочить уличные выступления.

«В законопроекте прописано: человек или коллектив, который хочет выступать на улице, должен будет направить в упрощенном порядке заявку в уполномоченный орган. Мы предполагаем, что это будет комитет по культуре [правительства города]. В свою очередь комитет совместно с районными администрациями должен определить перечень мест, где уличные музыканты смогут выступать на законных основаниях. И разместить этот список в открытом доступе в интернете».

Согласно тексту законопроекта, согласование будет выдаваться на срок от месяца до полугода. Также устанавливаются и технические требования: продолжительность выступления не должна превышать шесть часов в день, при этом максимально допустимое количество участников творческого коллектива — 10 человек. Если музыканты используют какую-либо звукоусиливающую аппаратуру, то громкость звука не должна превышать 60 децибел.

Сериков отмечает, что законодатели стремятся упростить подачу бланка согласования так, чтобы даже юридически не подкованный человек смог с легкостью справиться с задачей. В то же время сам бланк будет разрабатываться не депутатами, а органами исполнительной власти.

«Как именно будет идти согласование музыкантов — это будет решать уже правительство города, — говорит Сериков. — Такие вопросы решаются на уровне постановлений, распоряжений исполнительных органов власти. Наше главное требование — это должен быть упрощенный порядок. Чтобы не было как в случае с граффити: девять кругов ада согласований проходишь, а по итогу все равно получаешь отказ».

чтобы не было как с граффити: девять кругов ада согласований проходишь, а по итогу все равно получаешь отказ

Кто именно будет на районных уровнях принимать решения о согласовании тех или иных музыкантов — неизвестно. По каким критериям — тоже пока не ясно. По информации помощника Дениса Четырбока, в депутатских заседаниях принимали участие и уличные музыканты, «к идеям которых мы открыты».

Сериков отмечает, что сроки рассмотрения законопроекта неизвестны, и приводит в пример аналогичный законопроект о граффити.

«Закон принимается в трех чтениях. Будут поправки, обсуждения и так далее, поэтому насколько это затянется — не ясно. Закон о граффити, к примеру, уже почти два года находится на стадии рассмотрения, потому что профильные ведомства, а конкретно комитет по градостроительству и архитектуре, категорически отказывается легализовывать граффити в городе».

«Боремся не с тем, с чем надо»

А пока документ не принят, задержания могут продолжиться. Сериков отмечает, что правительство города могло бы наложить временный мораторий на подобные набеги, однако пока такой инициативы нет.

Еще одна лазейка, с помощью которой полиция сможет задерживать музыкантов, это аскерство — сбор денег в шляпу. Этот процесс вообще никак не упомянут в законопроекте и фактически подпадает под попрошайничество. Лицо, занимающееся попрошайничеством, может быть наказано по статье 20.1 КоАП за мелкое хулиганство, если будет доказано, что его приставание к гражданам носило оскорбительный характер. Максимальный размер штрафа, установленный КоАП, составляет 2 тысячи рублей. Также нарушителю могут назначить административный арест до 15 суток.

«Этот момент в текущей редакции законопроекта действительно не прописан, — подтверждает Сериков. — Мы думали на этот счет, они в любом случае собирают, и это нормально. Можно пойти по опыту Москвы либо других европейских городов, где подобные выступления проводятся на лицензионной основе: музыкант платит какую-то символическую плату — два рубля, к примеру, — и взамен получает законные основания выступать и собирать деньги с добровольцев. Лицензионную схему рассматриваем, но она будет более детально рассматриваться в рамках подготовки документа ко второму чтению».

Помощник председателя комитета по законодательству признает: задержания музыкантов, как и закрашивание граффити — не то, с чем надо яростно бороться в Петербурге.

«У нас полно других проблем, — говорит Сериков. — Уличным музыкантам вменяют самовольное занятие земельного участка, но эту статью можно было бы вменить и тем же незаконным торговцам, которые у метро. Закрашиваем граффити, вместо того чтобы убирать улицы и закрашивать на домах матерные слова. Боремся не с тем, с чем надо».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: