Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Свобода — для многих красная тряпка». Автора и героинь фотопроекта о раке груди травят в соцсетях

В 2019 году фотограф Сергей Строителев опубликовал на «Таких делах» кадры из своего фотопроекта «Мне больше не страшно?» о женщинах, которые из-за рака груди пережили мастэктомию — удаление молочной железы. После операции женщины переосмысливают отношение к своему телу. Героини проекта решились на обнаженную съемку, чтобы перебороть свой страх и развенчать стереотипы.

Спустя год после начала проекта фотограф и несколько героинь подверглись травле — им начали писать агрессивные комментарии люди из онкосообщества. Женщин стыдили за фото с обнаженной грудью, а сам проект назвали «грязным делом».

Почему возникала травля женщин, перенесших рак груди, что кроется за агрессивной реакцией внутри сообщества и почему такие проекты по-настоящему важны, разбирались «Такие дела».

«Глубокая женская рана»

Сергей СтроителевФото: автопортрет

Сергей Строителев придумал проект «Мне больше не страшно?», когда поговорил с онкологом-маммологом Анной Ким из Высшей школы онкологии и узнал о масштабах заболевания раком молочной железы. «Это меня очень зацепило. Я решил как фотограф внести свою лепту в исследование этого вопроса», — поясняет он. 

В проекте уже больше 20 человек, героини постоянно прибавляются — женщины, которые пережили удаление груди, сами пишут и выражают желание принять участие в съемках. «Для меня честь, что девушки доверились именно мне. Я это очень ценю и безмерно им благодарен за это, — говорит Сергей. — В самом начале проекта было сложно и мне, и им. Были некоторые психологические сложности, но это неизбежно при съемке ню. Когда человек обнажается, у некоторых происходит ступор. Я старался эти съемки провести максимально деликатно. Насколько я знаю, все остались довольны результатом».

Героиня проекта Марина говорит, что для нее это был первый опыт обнаженной съемки. Она сомневалась, готова ли она, взрослая женщина и мать, к такому уровню открытости. «Сначала я смущалась. Но я смогла показать свой внутренний мир, переживание своей болезни и при этом не стеснялась своего тела, — рассказывает она. — Я не беспокоилась, как выгляжу, я чувствовала себя — такую, какая есть: я уязвима, я переживаю, но иду к миру с добром, хочу поддержать девочек, которые стесняются своего тела и отвергаются обществом, иногда собственными мужьями. Это очень глубокая женская рана. Сергей это чувствовал и смог показать, попробовал найти это внутри каждой героини, чтобы и другие девушки-онкопациентки увидели. Мы поддерживаем тех, кому плохо, вот так — открывая свои чувства». 

Анна Якунина сразу же согласилась принять участие в проекте — потому что считает необходимым «говорить миру, обществу, мужчинам и женщинам о том, что есть ситуации, когда женщине удаляют грудь». «Я знаю очень много историй, когда мужчина бросал женщину только из-за того, что она осталась без груди. В глаза говорили ей, что она уродина, что между ними не может быть ничего общего. Женщины, которые столкнулись с такими ситуациями, очень подавлены и удручены», — комментирует она. 

Фото из проекта Сергея Строителева «Мне больше не страшно?»Фото: Сергей Строителев

По мнению фотографа, этот проект нужен женщинам для того, чтобы отрефлексировать свое состояние после операции. «Многие не могут принять себя после операции — но они посмотрят, что женщина стоит перед камерой с обнаженной грудью, и тоже, возможно, захотят по-другому на себя посмотреть в зеркало, — считает Сергей. — Тело может выглядеть по-разному, но человеческое тело в любом состоянии красиво. Зависит от того, как на это посмотреть. Грязь в глазах смотрящего». 

Героиня Вера Ковшикова говорит, что у нее самой не было комплексов и зажатости, но она уверена, что проект помогает другим женщинам с раком груди принять себя. Аналогичная позиция у Анны. «Я смотрю на себя и вижу, что я классная, я красивая. И я готова показать это другим. Все мои знакомые после фотосессии мне говорили, как это мощно и смело, как необычно. Долгое время это была достаточно табуированная тема. С помощью таких проектов можно показать, что женщина остается женщиной, несмотря на шрамы, отсутствие или присутствие груди, и важно совершенно другое. Девочки мне писали: “Аня, ты такая смелая, так классно, я тоже так хочу. Смотря на тебя, начинаю принимать себя, свое тело”. Когда ты получаешь такую мощную обратную связь, как можно не соглашаться на участие в таких проектах?»

«Как такое можно сказать женщине, которая перенесла рак?»

Проект Строителева существует с 2019 года, однако раньше фотограф не получал агрессивных комментариев. «До этого случая самые худшие отзывы, которые я получал: “тяжело смотреть”, “больно”. И если люди так реагировали, они просто отписывались. Но таких случаев было очень мало, 95% аудитории поддерживали проект и высказывали исключительно положительные отзывы: “как здорово, какую хорошую работу вы делаете”», — рассказывает фотограф. 

В конце октября в инстаграме проекта стали появляться грубые и агрессивные комментарии — за несколько дней фотографу пришлось удалить множество сообщений и заблокировать за оскорбления около 30 аккаунтов. «В рамках проекта этого достаточно, чтобы очень навредить всему тому, что мы делаем вместе с героинями. Для них это очень серьезный шаг, на который они решились, а их шеймят за участие такие же онкопациентки», — говорит он.

Как выяснил Сергей, травлю начала женщина из онкосообщества. Ему стало известно, что одну девушку удалили из чата сообщества и заблокировали, когда она написала, что не против принять участие в съемке. «Онкопациенты очень дорожат связями в онкосообществе, и если они оказываются на обочине, это может привести к плачевным результатам», — поясняет фотограф. 

Участница проекта Анна Якунина говорит, что она травле не подверглась, но видела комментарии и потрясена, что люди позволили себе выражать мнение таким образом. «То, что сейчас произошло, — это жесткий буллинг, я в полнейшем недоумении. Конечно, мы все разные, могут быть любые реакции, но чтобы до такой степени жестко и агрессивно, я не ожидала. И за мой шестилетний опыт жизни, связанной с РМЖ, за пятилетний активный опыт в волонтерстве — это первый раз, когда я столкнулась с таким негативом», — говорит она. 

Фото из проекта Сергея Строителева «Мне больше не страшно?»Фото: Сергей Строителев

По словам Строителева, его упрекали и за то, что в инстаграме проекта есть фото девушек, которые недавно умерли. Фотограф уточняет, что обе эти девушки были рады участвовать в проекте и согласились на использование своих фотографий. Его слова подтверждает и Вера Ковшикова — еще одна героиня проекта, которая помогала Сергею с поиском женщин для фотосессий.

«Двух девочек, которые снимались в проекте, уже нет с нами. Я знаю их очень хорошо, мы близко общались. Они были счастливы, что живут, что современная медицина дала им возможность прожить дольше. Когда они участвовали в проекте, им было комфортно и легко, им это нравилось, они любили жизнь», — рассказывает Вера. 

Однако комментаторы стали писать под фотографиями, что этот инстаграм — «кладбище». Такие же слова в личку написали одной из героинь — Марине. «Ситуация для меня была крайне тяжелой. В онкосообществе многие друг с другом общаются, негативные комментарии я получила от людей, с которыми хорошо и дружелюбно общалась, мы раньше помогали друг другу, — говорит Марина. — Мне писали, что я “на кладбище”. Как такое можно сказать женщине, которая перенесла рак? Мне тяжело было принять свой диагноз, я ходила к онкопсихологам. Негативные комментарии действуют на нервы, и я боюсь, что моим близким могут это преподнести в каком-то непотребном виде».

Ковшикову тоже попытались пристыдить за участие в проекте — ей лично позвонила девушка из онкосообщества. «Она начала утверждать, что проект ужасный. Мой ответ был: проект прекрасный, мы там сами себе нравимся, и если тебя это не устраивает, это твои личные проблемы. У каждого человека есть свое мнение, и неправильно навязывать его, тем более устраивать буллинг», — убеждена Вера.

Вера с 2017 года вела инстаграм @future_breast о реконструкции груди после рака молочной железы, там было около 15 тысяч человек. Неожиданно из-за жалоб пользователей аккаунт удалили. «В разговоре с [девушкой, которая устроила травлю] я сказала, что поддерживаю проект Строителева и однозначно размещу в своем инстаграме слова поддержки. Буквально через два часа после этого разговора страница была снесена, — утверждает Вера. — Айтишники сказали, что жалобы встречались и раньше, но большое количество поступило именно в этот день. Странное совпадение». 

«Соцсети размазывают ответственность»

По мнению Строителева, причиной таких агрессивных комментариев может быть страх. «Героини проекта перебороли внутренний страх, но не все могут это сделать, — предполагает фотограф. — Ко всему прочему, это стадное чувство. Буллинг — это массовая вещь: одно цепляется за другое и люди могут подпитываться этим своего рода активизмом. Одна из героинь сначала была довольна и говорила, что чувствует свою женственность через фотографию, но после того как получила агрессивные сообщения, поменяла позицию. Буллинг так влияет на людей: это манипуляция сознанием. Тем более если женщина чувствительна, тем более если у нее онкодиагноз».

С ним соглашается педагог-психолог, руководитель программы «Травли.нет» Мария Свир. «Механизм здесь такой же, как и в любой другой травле, в том числе школьной. Когда людям очень страшно, они стараются скрыть эти чувства даже от самих себя. История [связанная с онкозаболеванием] вызывает неподдельный страх у большинства людей. И мы сталкивались с травлей еще более светлых проектов, но настолько нешаблонных, что человеку сложно урегулировать [эмоции] внутри себя. Обычно хейтят те, кто еще сам не вырос, остался на уровне подростков и не достиг психологической зрелости», — указывает она. 

Руководитель службы помощи онкобольным «Ясное утро» Ольга Гольдман говорит, что «свобода, которую продемонстрировали героини фотопроекта, — для многих как красная тряпка». «Наше общество очень патриархальное, ригидное, закрытое. У нас слишком много установок. Но только через таких героев общество может стать терпимее и милосерднее. Надо выразить публичную поддержку этим женщинам, поддержать их в их свободе. Это так редко бывает в нашем обществе», — комментирует Гольдман.

Анна добавляет, что в свой адрес она после фотопроекта никакого негатива не получала, только сообщения с благодарностью. В то же время она встречала отрицательную реакцию со стороны женщин в онкосообществах в аналогичных случаях. «Мне кажется, такие люди просто не живут в мире и согласии с собой. И когда они видят, что где-то есть проект, в который их не позвали и там что-то идет вразрез с их видением, они начинают воспринимать это плохо», — считает она. 

Фото из проекта Сергея Строителева «Мне больше не страшно?»Фото: Сергей Строителев

Героиня проекта Марина говорит, что была готова к разным мнениям, но совершенно не ожидала откровенных обвинений. «Я знаю, что женщины с таким диагнозом очень стесняются, боятся себя показать, чувствуют себя уязвленными в интимной сфере, напрягаются отношениями с мужьями. И мне казалось, что я делаю благо для таких девочек. Самым большим шоком было, что такая реакция возникла у девочек, которые должны были понять этот посыл и поддержать, а не увидеть в этом грязь», — комментирует она. 

Вера добавляет, что психологическое состояние пациента, которому ставят диагноз «рак», сложное. Человек ищет поддержку и попадает в онкочаты взаимопомощи, где «есть ценная информация, но ее тоже нужно фильтровать». «Человек должен понимать степень своей ответственности за все, что он делает. Современные соцсети эту ответственность размазывают. Люди решили, что, если они находятся по ту сторону экрана, им все дозволено. Эта безнаказанность порождает такое», — уверена Вера. 

Свир отмечает, что человеку нужно много работать над собой, чтобы понять, в чем причина его агрессии, а инициаторы кибербуллинга обычно над этим не задумываются. «В момент ненависти человек себя совершенно не контролирует. Мы встречались с хейтерами, которые травили в детстве, и у них остается этот паттерн поведения во взрослой жизни. И вот когда во взрослой жизни они задумываются, что эта бесконечная ненависть, бесконечные придирки мешают им жить, они начинают разбираться, в чем причина», — объясняет эксперт. 

По ее словам, противостоять травле в интернете можно точно так же, как и любой другой. «Не обращать внимания и заблокировать, — советует она. — Особенно если речь идет о кибертравле. В обычной жизни мы можем пойти на диалог, но в киберпространстве это делать не нужно. Это еще больше убеждает хейтера в том, что он прав». 

«Смелая женщина говорит: “Имею право распоряжаться своим телом”»

Свир указывает: любое начинание вызывает и негатив, и позитив, и равнодушие, но нужно продолжать дело, даже с пониманием, что результат не всем понравится. «Стопроцентного принятия чего бы то ни было нет и не может быть. Это прекрасный и светлый проект, который очень важен», — считает руководитель программы «Травли.нет». 

Гольдман провела аналогию с историей, которая происходила с Анджелиной Джоли: в 2013 году актриса перенесла операцию по удалению молочных желез из-за мутации в гене, повышающей риск онкозаболевания. От рака умерла мама Джоли. «До сих пор этот поступок, как мне кажется, чуть ли не самое важное событие в области отношения к раку. Анджелина стала своего рода ролевой моделью для женщин, которые вынуждены принимать такие же решения. [Когда Джоли сделала заявление] на нашу горячую линию повалил шквал растерянных и возмущенных абонентов, — вспоминает Гольдман. — Мужчины особенно были возмущены — они говорили: “Как она смеет здоровую грудь у себя отнимать”». 

По ее мнению, негативная реакция на фотопроект Строителева объясняется неготовностью некоторых людей принять чужую смелость и свободу. «Смелая женщина говорит: “Я имею право распоряжаться своим телом. Я хочу жить и иду лечиться. Хочу — иду показывать тело, которое у меня есть”. Это поднимает много табу: на показ женского тела, на показ неидеального женского тела, на показ искалеченного женского тела, на право распоряжаться своим телом. Я безмерно восхищена тем, насколько смелые эти девушки. Это помогает другим женщинам, и я уверена, что помогает и им», — считает эксперт.

Гольдман добавляет, что в любом публичном проекте есть риск получить негативные комментарии, но ее беспокоит агрессия по отношению к героиням. «Надеюсь, что у девушек есть круг поддержки, который поможет справиться с неприятными сообщениями, — говорит она. — Если вас задели эти фотографии, подняли сложные чувства и мысли, лучше обсудить с близкими, что именно вас так взволновало. Наши психологи на горячей линии тоже всегда на расстоянии вытянутой руки, линия “Ясного утра” 8-800 100-0191 работает анонимно и круглосуточно». 


Редакция «Таких дел» присоединяется к словам поддержки в адрес фотографа Сергея Строителева и всех девушек, ставших участницами проекта. Одна из задач «Таких дел» — борьба со стигмой и стереотипами. Мы считаем проект «Мне больше не страшно?» важным и полезным как для женщин с раком груди, так и для общества в целом. Героини — смелые женщины, которые достойны уважения. Травля недопустима.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: