Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Когда он родился, было очень страшно». Как в Новосибирске мамам помогают не отказаться от ребенка

В Новосибирске на протяжении 12 лет негосударственный центр поддержки семей и детей «Вместе» занимается профилактикой отказа от детей в родильных домах. За это время сотрудники проекта помогли оставить больше 500 детей в кровных семьях. По статистике центра, в среднем за год 100 женщин хотят отказаться от своих новорожденных детей. Из-за чего они решаются на такой поступок, почему некоторые могут передумать и как центр помогает матерям в подобных ситуациях, узнали «Такие дела».

Фото: Unsplash.com

«Женщины остаются одни со своими проблемами»

В 2007 году жительница Новосибирска Александра Марова, которая возглавляла родительское движение, выиграла деньги в конкурсе и решила потратить их на благотворительность. Вместе с организацией «Семья и дети» мамы-волонтеры сделали проект по профилактике отказов от детей в родильных домах: собрали необходимую аналитику, нашли специалистов и тех, кто обучит сотрудников правильно общаться с женщинами в роддомах. В 2008 году началась работа. Проектом стал заниматься негосударственный центр поддержки семей и детей «Вместе» (раньше организация называлась «Сибмама»).

Данные центра год от года разнятся: например, в 2010-м было зарегистрировано 144 отказа от детей, а в 2019-м — 84. Но и тогда, и сейчас женщины отказывались от ребенка из-за недостатка денег на жилье, отсутствия документов. Многие из них хотели родить ребенка, пока рядом был мужчина, но передумывали, оставшись в одиночестве.

«Часто на шестом месяце беременности мужчина уходит. “Я тебя не просил, мы же не планировали”, — такие слова он говорит. Когда она рожает ребенка, сказывается и обида, и “а что делать? А как я пойду работать? Мы жили вместе, были средства, он ушел, я на работу не могу выйти, на что жить?” Это основная причина отказа — женщины остаются одни со своими проблемами», — комментирует сотрудница центра «Вместе» Надежда Позолотина. 

Когда в родильном доме женщина подписывает отказ от ребенка, дежурные в отделении сообщают об этом в центр. К матери приезжает сотрудник «Вместе» — рассказывает об организации, о помощи, которую они готовы предоставить. Если женщина хочет оставить ребенка, она примет поддержку.

«Если она говорит, не хочу и все, то наша помощь тут не нужна. Выбор давно был сделан. Если говорит, я бы забрала, но у меня проблемы, тогда есть вероятность, что после предложения нашей помощи она заберет ребенка, — рассказывает Позолотина. — Многие думают, что мы уговариваем мать оставить ребенка. Нет. Мы предлагаем решить проблемы. Если она хочет ребенка, она принимает эту помощь».

Дать женщине жилье, пока она не сможет себя обеспечить

Раньше женщин размещали в других кризисных центрах, позже у организации «Вместе» появилась четырехкомнатная квартира. С 2014 года женщины живут в кризисном центре «Надежда» — в трехэтажном коттедже (здание купил фонд «Солнечный город» и отдал центру «Вместе» в безвозмездное пользование) может разместиться 20 человек. 

Фото: центр «Вместе»

Женщины живут в кризисном центре от пяти дней до трех лет. Задача центра — предоставить жилье до тех пор, пока женщина не сможет себя обеспечить. Большинство может сделать это тогда, когда ребенок пойдет в детский сад.

По мнению сотрудников центра, самое главное — показать женщинам, что надо не сидеть на месте, а решать свои проблемы и возвращаться к обычной жизни. В «Надежде» установили правила для проживающих, обязанности по кухне и уборке делятся на всех, и каждая женщина должна вносить свой вклад в устройство большого общего дома.

«Понимание порядка у каждого свое. В самом начале было очень сложно. Я прихожу, спрашиваю: “Девочки, кто дежурный, почему в ванной бардак?” Мне отвечают: “Я дежурная, там порядок”, — говорит Надежда. —  А там колготки валяются, зеркало все в пасте. Я заметила, что многие искренне не видят этого, не понимают, о чем я им говорю. Тогда я пришла домой и составила памятку, как надо убирать ванную: зеркало чистое, на машинке ничего не лежит, за унитазом должно быть чисто, сидушка — чистая. Ко мне дочь подошла и спросила: “Мам, тебе делать нечего?” А оказывается, это сработало».

«Не возьму ребенка, меня мама убьет»

Позолотина рассказывает: отказываются от детей разные матери — нет четкой статистики по «социальным классам». Например, девушка поступила в университет, забеременела, а отец ребенка ушел. После родов она написала отказ: «Нет, я не возьму, меня мама убьет». Через некоторое время она передумала, забрала ребенка, но матери о внуке так ничего и не сказала. 

«Проходит несколько дней — мать не могла дозвониться до дочери, через подружек узнала о беременности. Позвонила в роддом, а там что-то перепутали. Сказали, что дочка от ребенка отказалась. В итоге мать звонит дочери и на нее кричит: “Ты что наделала? Почему отказалась от ребенка?” Мать приезжает в кризисный центр за дочерью и внучкой», — говорит Надежда.

Другая семья написала отказную от третьего ребенка — они собирались брать ипотеку. Пятый член семьи уменьшил бы прожиточный минимум, из-за чего в кредите бы отказали. Мама скрывала беременность от старших детей и родственников, чтобы не возникало лишних вопросов. Эта семья заранее приняла такое решение, ребенка забирать они не стали и после общения с представителями центра.

Сотрудница центра рассказала еще об одном необычном случае: девушку выписали из роддома — и она весь день просидела на лавочке с младенцем, потому что ей было некуда идти. Кураторы организации «Вместе» приехали к ней и забрали в центр «Надежда».

Надежда добавляет, что во многих случаях сама женщина не хочет отказываться от ребенка, но ее убеждают это сделать родственники или партнер. «Говорят: “Отказывайся, иначе я тебя не приму, зачем тебе сейчас ребенок?” Я всегда прошу не осуждать женщин, которые отказываются от детей. Изначально, первым от нее и ребенка отказался мужчина. Можно долго говорить: “А чем она думала? А что, она не знала, как дети получаются?” Оба ни о чем не думали, только его вот не осуждают, потому что он ушел, и никто его не знает. А вот она здесь, и вот ее  ребенок. И вот этот непростой выбор», — комментирует Надежда.

«Трудности пройдут, их пережить надо»

Подопечная центра Катя рассказывает: у нее была стандартная ситуация — жила с молодым человеком, забеременела, сначала он был рад и говорил, что хочет ребенка, но через какое-то время передумал. Мужчина попросил Катю уйти, и ей пришлось уехать к подруге. В женской консультации девушке дали визитку кризисного центра. Катя связалась с сотрудниками центра, за две недели до родов она приехала в «Надежду».

«У меня с собой вообще ничего не было: ни лекарств, ни конверта для ребенка. В центре мне всем помогли. Мне было так приятно, когда за мной в роддом приехали из центра с такими красивыми цветами, с красивым тортом, нарисовали плакаты. Сразу понимаешь, что мы кому-то нужны», — вспоминает Катя.

Первое время девушка ждала, что объявится отец ребенка. Она не ожидала, что он заберет их с сыном снова жить вместе, но хотела, чтобы он увидел ребенка и иногда с ним общался. Годовалый мальчик так и не видел своего биологического отца. 

«Когда он родился, я хотела написать отказ, — признается Катя. — Просто было очень страшно. Но потом я поговорила с психологом и передумала. Через некоторое время после родов у меня снова начали появляться такие мысли. Я постоянно думала: “Вот выйду я из центра — как я буду одна? Что мне делать”? Я много разговаривала с кураторами “Надежды” (в центре у девушек есть кураторы — люди, которые помогают девушкам адаптироваться к жизни. — Прим. ТД), с теми, кто все-таки писал отказные. И те девушки, которые когда-то написали отказы, а потом потратили много времени, чтобы вернуть ребенка, мне говорили: “Эти все трудности пройдут, их просто пережить надо”. И я передумала. Больше к этим мыслям не возвращаюсь».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: