Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Кот да Винчи», «Рыба Шагала», чаепитие на парковке и борьба за советские витражи. Как активистка спасает культуру в Кемерове

Кемеровская арт-активистка Ольга Васильева была хозяйкой «Кота», а теперь — президент «Рыбы». Вместе с друзьями привлекает внимание к проблемам городской среды, но не находит понимания у местных властей. Ее попытка отстоять пешеходную зону в историческом центре города закончилась судебным иском к активистке. А накануне Нового года чиновница даже попросила Ольгу предоставить справку от психиатра.

Как живет и за что борется Ольга Васильева, рассказал автор Андрей Новашов.

Фото: Андрей Новашов

«Попробуй, выйди, и получишь как минимум штраф»

Три судебных заседания по делу Ольги Васильевой состоялись в ноябре. Акция, ставшая причиной, прошла 12 сентября.

В историческом центре Кемерова на площади Пушкина незаконно паркуют машины. Активисты делали запрос в городскую администрацию и получили официальное подтверждение: в центральной части площади Пушкина ставить автомобили запрещено.

До революции, когда Кемерова еще не было, а существовало село Щегловка, и позднее, весь ХХ век, это место оставалось пешеходной зоной. Активисты считают, что нужно вернуть площади ее историческое значение и вновь сделать открытым городским пространством.

12 сентября 20 кемеровчан из общественных организаций «Культурный патруль», «Горпроекты Варламова и Каца» устроили чаепитие посреди незаконной парковки и написали на асфальте цветными мелками:

«Площадь, а не парковка»

Протокол составили только на Ольгу Васильеву — президента фонда культурных инициатив «Рыба Шагала». Сначала ей инкриминировали организацию несанкционированного массового мероприятия, потом обвинение переквалифицировали по статье о нарушении режима повышенной готовности. При этом в середине сентября в Кузбассе проходили официальные массовые мероприятия.

«Сейчас пресекаются любые попытки горожан высказывать свое мнение публично. Нам внушают: “Попробуй, выйди, и получишь как минимум штраф”», — объясняла Ольга.

20 ноября, на третьем заседании, суд прекратил дело Васильевой. По словам Ольги, в таких случаях суд крайне редко занимает сторону активистов. Благоприятный исход в ее случае она связывает с многочисленными процессуальными нарушениями в протоколе, который составил участковый.

«Казалось, всё — расцвет либерализма»

Ольга Васильева меняет городской культурный ландшафт уже восемь лет. В 2012 году появился главный ее проект, просуществовавший пять лет, — антикафе «Кот да Винчи», быстро превратившееся в творческое объединение.

В «Коте» выступали музыканты НААДЯ, «Почему Коммутатор Молчит», СБПЧ, Псой Короленко, арт-акционист Макс Евстропов, позже придумавший «Партию мертвых», авангардный музыкант Александр Маричев.

Посетители «Кота» сами предлагали и воплощали проекты — поэтические слэмы, фотосушки, кинофестивали, мастер-классы, трибьют-вечера. Статистику Ольга и соучредитель «Кота да Винчи» Михаил Дорф вели на свой манер: за пять с половиной лет посетители выпили 7,7 тонны молока — его в основном добавляли в кофе.

«Интересно было этот путь пройти. Мы превратились в менеджеров, в маркетологов, у которых постоянно нет денег, но они выкручиваются, чтобы сделать интересно. Постоянно придумываешь, аккумулируешь, общаешься. Тогда, начиная с 2012 года, был подъем, пик вообще во всей стране. Эти ночи в музеях, группы поэтов, хипстерская культура, ресторанные дни. Казалось, всё — расцвет либерализма. И мои иллюзии были связаны с тем, что от властей города будет какая-то поддержка, пиар», — вспоминает Ольга.

Фото: Андрей Новашов

Но чиновники Васильеву и ее проекты невзлюбили, считает она. У нее не было возможности даже размещать информацию о мероприятиях на городских афишных тумбах. Когда она мелом на асфальте писала приглашения для прохожих, полицейские требовали объяснений.

В 2019 году, когда «Кот» уже закрылся, она обратилась к подписчикам арт-пространства в соцсетях, чтобы помочь собрать подписи в защиту кемеровского Соснового бора — это почти 400 гектаров реликтового леса в центре города.

У бора статус особо охраняемой природной территории, но чиновники и крупные бизнесмены уже много лет пытаются построить там парк аттракционов или начать хозяйственную деятельность. Атаки на бор не прекращаются до сих пор. Последнюю серьезную попытку завести тяжелую технику активисты отбили в марте 2019 года. По мнению Ольги, ее общественная активность усиливает неприязнь власти к ее арт-начинаниям.

АИК и голуби

Арт-акции Васильевой и ее сторонников проходили не только внутри антикафе, но и снаружи — сначала во дворе «Кота», а потом и на городских улицах. Результатом этой «культурной экспансии» стал проект Ольги, который так и называется — «Внутри и снаружи». Он насчитывает более 30 авторских городских экскурсий.

«Хочу зафиксировать то, что скоро может совсем исчезнуть, — объясняет Ольга Васильева. — Все ходят мимо и этого не замечают. Зачем вам в Питер? Там уже все переделано, никакой живой истории нет. Езжайте на окраину Кемерова в Предзаводской район, где все настоящее, где сохранилась атмосфера 50—60-х годов. Мне как художнику нравится, когда это все покрывается патиной, даже немножко плесенью и ржавчиной. И на этой экскурсии вы увидите не массовку, которой заплатили, а настоящих людей. Мы изучаем, что такое Сибирь, Кузбасс, Кемерово. Мне стало интересно жить после этого. Эти истории надо раскопать, чтобы вытащить своеобразие, понять, как развиваться дальше».

Район Кемерова, в котором живет Васильева, называется Красная Горка. Совсем рядом архитектурные памятники — наследие социального эксперимента первых лет советской власти. В 1922 году на территории нынешнего Кемерова возникла автономная индустриальная колония (АИК) «Кузбасс». В Сибирь приехали коммунисты и «леваки» из разных стран, чтобы поднимать угольную промышленность. В те годы иностранные инженеры и рабочие трудились на многих коммунистических стройках, но автономная колония — кузбасский эксклюзив. НЭП свернули, вместе с ним закрылась и колония, уехали иностранцы.

На многие годы АИК «Кузбасс» вычеркнули из официальной истории, но в Кемерове сохранились построенные по проектам голландского архитектора-новатора ван Лохема школа и таунхаусы, дома-колбасы для пролетариев. В 90-х были планы реконструировать их, но сейчас постройки в плачевном состоянии. Тем не менее неформальная экскурсия к этим объектам, которую в рамках проекта «Внутри и снаружи» проводит историк Владимир Сухацкий, одна из самых востребованных. Как и трамвайная экскурсия Максима Гончаренко в Предзаводской район.

Неформальные экскурсии посвящены не только архитектуре, но и, например, городской флоре. Например, в Кемерове, как оказалось, существуют десятки голубятен. До сих пор есть энтузиасты, которых это хобби увлекает не меньше, чем героев советских послевоенных фильмов.

Фото: Андрей Новашов

Москвич Михаил Алексеевский — руководитель центра городской антропологии КБ «Стрелка» — познакомился с Ольгой Васильевой в 2017 году на кемеровском фестивале «Детализация», придуманном и проведенном активистами «Кота да Винчи». По словам Михаила, Ольга, начавшая в небольшом городе неформальные экскурсии, опережала тренды, стала одной из первых, кто начал развивать это направление в провинции.

«Эта история становится уже не вертикальной, а горизонтальной. Горожане не только приходят на экскурсии, но и сами предлагают темы. Это очень прогрессивно и перспективно. Изначально проект был востребован молодой городской интеллигенцией, но аудитория постепенно расширяется. Мода на неформальные экскурсии не прошла. Более того, большие города сейчас развивают нишу, которую Ольга открыла. Другой вопрос, что, когда проект существует долго, он не может бесконечно повторять себя, должен развиваться. И здесь у Ольги много интересных заходов. Она мотор. Умеет собирать вокруг себя талантливых людей, и я верю, что наступит момент, когда таких, как Ольга, власти будут поддерживать, а не возбуждать против них административные дела», — говорит Михаил.

Горизонтальная история

Ольга Васильева пытается защитить городские объекты, например витражи. В Кузбассе официально их 34, но, по словам Васильевой, половины фактически уже нет. Например, стометровый витраж в Кемеровском драмтеатре был уничтожен во время ремонта в 2005 году.

«Если объекты монументального искусства кемеровчанам не нужны, мы запустим серию перформансов “Прощание с объектом”. Витраж кемеровского Дома актеров демонтировали этим летом во время проведения ремонта здания, и сейчас он хранится в подсобном помещении. Мне кажется, его бы выкинули, если бы мы эту историю не приподняли», — говорит Ольга.

В ноябре она разместила в соцсетях видео, посвященное проблеме сохранения витража Дома актеров.

Привлекла к решению и юристов. В защиту витража высказался Владимир Сухацкий — популярный в Кемерове краевед и журналист. Власти пообещали, что витраж восстановят и после новогодних каникул соберется комиссия, которая посчитает, сколько будут стоить такие работы.

Кемеровский Дом актеров 14 мая 2020 года переименовали в Дирекцию инновационных творческих проектов Кузбасса. Накануне Нового года дирекция опубликовала в соцсетях фотографии, как автобус с Дедом Морозом проехал 5 тысяч километров по Кузбассу. На снимках Дед Мороз вместе с другими актерами разыгрывает спектакль под открытым небом, но публики не видно. В комментариях кузбассовцы поинтересовались, нужно ли было тратить бюджетные деньги на представления без зрителей. Оставила свой комментарий и Васильева: «Где публика? В чем инновационность ваших проектов, каков бюджет всех ваших мероприятий?»

Ей ответила Ирина Панцырева, заместитель директора Дирекции инновационных творческих проектов: «Не будете ли Вы любезны предоставить мне справку о Вашей вменяемости?» Кроме того, заместитель директора сообщила, что отвечать считает возможным только дипломированным журналистам и добросовестным налогоплательщикам. Сейчас все комментарии под постом удалены, но скриншоты опубликовал независимый портал «Абажур».

«Меня этот комментарий не задел. Панцырева всего лишь сотрудница дирекции, исполняющая чьи-то указания. Но, когда началась кампания за сохранение витража Дома актеров, директор Людмила Ковалева попросила меня больше не снимать видеороликов, заверив, что встретится со мной, и мы всё обсудим. И я каждый день звонила секретарю Ковалевой, чтобы записаться на прием. И мне каждый день отвечали, что Людмиле Викторовне некогда. Это тактика — уклоняться от ответа, прятаться, вообще игнорировать», — объясняет Ольга Васильева. «Такие дела» направили в дирекцию запрос с просьбой прокомментировать высказывание их сотрудницы.

14 января, как стало известно Ольге Васильевой, в Кемерове соберется комиссия, в состав которой войдут искусствоведы, чтобы решить судьбу витража.

Редакция отправила официальные запросы в управление культуры города Кемерова, министерство культуры Кузбасса и бывший Дом актеров, чтобы выяснить, кто войдет в состав комиссии, где можно ознакомиться с результатами ее работы, почему витраж бывшего Дома актеров демонтировали и занимается ли кто-нибудь из местных чиновников проблемой учета и сохранения памятников монументально-декоративного искусства.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: