Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Законы у нас не работают для простых людей». Монолог журналиста из Хабаровска, оштрафованного на 400 тысяч за работу на митингах

Дмитрий Тимошенко из Хабаровского края — журналист «Арсеньевских вестей» и автор блога «Демьян Бедный». Он каждую неделю работал на митингах в поддержку бывшего губернатора Сергея Фургала. Его неоднократно задерживали, арестовывали и штрафовали за присутствие на протестных акциях, несмотря на то что при себе у мужчины были отличительные знаки представителя СМИ.

В январе Дмитрия Тимошенко поместили в спецприемник, после этого суд пять дней подряд штрафовал его на суммы от 10 до 160 тысяч рублей по разным статьям о митингах. Общая сумма штрафов журналиста достигла почти 400 тысяч рублей. «Такие дела» публикуют его монолог. 

Участники несанкционированного митинга в поддержку губернатора Хабаровского края Сергея ФургалаФото: Дмитрий Моргулис / ТАСС

Начало задержаний

Я пришел в журналистику абсолютно случайно — это произошло во время первых протестных акций в Хабаровске в защиту Сергея Фургала. До этого я занимался музыкой, выкладывал в блог свои стихи, композиции.

Фото: Дмитрий Тимошенко

Сначала я принимал в митингах участие как протестующий. Когда 11 июля люди массово вышли на улицы, меня это затронуло и заинтересовало: я общался со многими участниками акций, хотел узнать, что ими движет. В июле, в день, когда меня задержали в первый раз, я писал о происходящем в блоге и выкладывал в инстаграм видео с акций. Поэтому на меня обратили внимание, и после задержания сотрудники сетевого издания Rus.news предложили мне поработать на них в качестве корреспондента.

То первое задержание было очень странным: я уже сидел с другом в такси, когда к нам подошел непонятный человек в гражданском и потребовал выйти. Он сказал водителю машины, что мы задержаны. Таксист отказался нас везти, и мы вышли. Только после этого мужчина показал свое удостоверение. Мы позвонили прессе, адвокатам. Тогда и появилось то самое видео, которое позже распространилось и в других городах. Вроде это было первое задержание на этих акциях, до этого полиция относилась к митингам лояльно. Тогда как раз приехал Дегтярев, и началось. В итоге мне присудили пять суток ареста, несмотря на мое семейное положение — я отец-одиночка, моей дочери 12 лет.

После этого я уже не был участником акций: никаких лозунгов не выкрикивал, не нес никаких транспарантов. Я полностью занялся журналистской деятельностью — просто брал интервью у людей, вел онлайн-трансляции. Но наши власти решили, что они все равно имеют право меня задерживать и судить.

Меня начали задерживать уже как журналиста, когда у меня на руках были все необходимые документы: редакционные задания и удостоверение

Первый раз после работы журналистом на митингах меня арестовали на трое суток. Мы с адвокатом выстраивали активную линию защиты и заявили тогда примерно восемь ходатайств, из-за чего судебное заседание растянулось часов на девять. Это разозлило судью, и она решила вместо штрафа присудить мне арест.

Мешаю полиции

После этого я решил развиваться как журналист и развивать свой канал. Но у нас в стране блогеров вообще за людей не считают и на митингах приравнивают к протестующим, хотя это неправильно. Если человек просто ведет видеосъемку, то по сути он тоже осуществляет журналистскую деятельность, и судить его за это недопустимо, незаконно и немыслимо, но в нашей стране это практикуется. Так что я решил, что мне необходимо закрепить свою деятельность договором с изданием, и вышел на редактора «Арсеньевских вестей» Ирину Гребневу.

Но даже с пресс-картой «Арсеньевских вестей» меня все равно продолжили задерживать. Осенью меня арестовали на сутки. Полицейский дал мне свой телефон и велел поговорить с подполковником Русланом Игнатьевым. Подполковник мне сказал, что я своей деятельностью мешаю полиции выполнять свою работу и что не надо мне этим заниматься ни в коем случае, иначе я себе испорчу жизнь. Он взял с меня слово, что я больше им мешать не буду.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от ДЕМЬЯН БЕДНЫЙ (@dmbkhv)

Мешали мы тем, что приходили в отделы полиции, куда доставляли людей, снимали моменты задержаний и арестов. Я так понял, что они просто хотели нас убрать. Я понял, что мной серьезно занялись, и сказал подполковнику: «Хорошо».

В дальнейшем я действительно перестал приходить в отделы полиции, они тогда как раз закрылись из-за коронавируса.

Карусель репрессий

Но я продолжил рассказывать про работу полиции. В январе я заснял, как полицейский упал, сделал из этого шуточное видео и опубликовал. После чего они решили мне устроить «карусель репрессий» с ежедневными заседаниями и множественными штрафами.

Задержания журналистов на митингах — это абсолютный беспредел, который лишний раз доказывает, что никакие законы у нас не работают для простых людей и работников СМИ. Судьи не принимают во внимание статьи закона, которые тебя оправдывают, они принимают лишь те статьи, которые тебя обвиняют.

Последней точкой для понимания, что законы не работают, стало то, что в январе меня снова отпустили «по звонку». Мне опять дали телефон и сказали, что от этого звонка зависит, уеду я домой сегодня или нет. Когда тебя пятые сутки выматывают морально и физически — такое не каждый может выдержать. Поэтому пришлось идти на уступки и сказать: «Да, я все понял».

Я ощущал угрозы, видел, что за мной следят — сотрудники органов буквально всегда находились где-то рядом. Наши власти почему-то увидели во мне какую-то глобальную угрозу и решили пресечь мою деятельность. Но я не думал, что мне несколько дней подряд будут устраивать суды с новыми штрафами. Я думал, они дадут суток 30 ареста, штраф тысяч на 140, а они пошли дальше — решили вымотать на судах и вогнать в долги.

Журналистика — это мое

Я понимаю, что журналистика — это огромные риски, но в другой деятельности я себя не вижу. Я пожертвовал работой, на которой получал нормальную зарплату, ради этого. Я не могу не замечать огромную несправедливость, которая намеренно замалчивается властями и федеральными СМИ.

Моей дочери печально, когда отца нет по 10, по 30 суток дома. Но она, как и все, понимает, почему меня нет дома и что это незаконно

У меня есть мама и бабушка, которые помогают мне и находятся с дочерью, когда меня нет рядом. Только благодаря этой поддержке и поддержке людей — подписчиков, зрителей — я могу дальше заниматься журналистикой. Если бы этого всего не было, пришлось бы подумать о путях отступления.

Меня очень поддерживают местные жители, подписчики и зрители, подписчики каналов моих коллег, сами коллеги, блогеры, организации. Многие выложили у себя на страницах мои реквизиты и объявили сбор в мою поддержку и на оплату штрафов. И люди оказали колоссальную поддержку — уже на оплату штрафов половина суммы собрана.

Но просто так мы эти 400 тысяч им не отдадим, будем бороться до конца в судах. Если мы не сможем победить это судилище и доказать свою невиновность, то хотя бы покажем людям, что отстаивать свои права в российских судах бесполезно и необходимо добиваться справедливости в ЕСПЧ. И пока власть в нашей стране не сменится, закон и права граждан не будут иметь никакой силы.

Сейчас я на реабилитации — меня освободили буквально несколько дней назад. Я надеюсь, что буду писать не только про политику и протесты. Но все мы видим, что закон все более ужесточается для работников СМИ, для простых граждан. Посмотрим, к чему мы придем в дальнейшем. Кто его знает, вдруг расстаться придется не только с профессией, но и со страной.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: