Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Это шаг, чтобы освободиться от ежедневного террора». Трансплантолог Надежда Бабенко сообщила об увольнении из НЦЗД

Врач-хирург Надежда Бабенко решила уволиться из Национального медицинского исследовательского центра здоровья детей (НЦЗД). Перед этим она провела ребенку трансплантацию почки, согласование которой с руководством учреждения заняло более 11 часов. Об этом сама Надежда рассказала «Таким делам».

По словам Бабенко, она написала заявление об увольнении 13 мая и решение менять не собирается, чтобы «не создавать руководству НЦЗД лишние проблемы своим присутствием». Врач отработает положенные по закону две недели, после чего уйдет в отпуск.

«Я не буду брать новые проекты и пациентов в НЦЗД, но уволенной себя из дела, которому посвятила 20 лет, себя не считаю. Я продолжу консультировать по телефону пациентов со всей России. Также буду искать другую клинику, чтобы ознакомить ее руководство с программой, в которой мы с Михаилом Михайловичем [Каабаком, другим трансплантологом НЦЗД] преуспели, и попробовать перевести наших пациентов под ее наблюдение. Мы не можем с ним [Михаилом Каабаком] работать по отдельности, потому что уже стали сплоченной командой», — пояснила Бабенко.

До написания заявления Надежда провела трансплантацию почки ребенку, который находился в листе ожидания с декабря 2020 года. Почка от умершего донора поступила ночью 13 мая, но руководство НЦЗД, как рассказала врач, согласовало операцию только днем, спустя более 11 часов.

«Крайне важно, быстро ли заработает орган, который уже однажды умер, — отметила Надежда Бабенко. — Пересаживать почку и потом лечиться диализом в ожидании ее функции — чудовищно, дети это не переносят. Ты берешь на себя эту ответственность, уносишь из рук мамы ребенка в операционную, а перед этим просто часами ждешь, пока главный врач сообразит, как подписать бумажку».

Надежда отметила, что медиков вынуждали ввести оперированному ребенку медикаменты, предназначенные для другого пациента. «Меня заставили звонить маме другого ребенка и объяснять ситуацию. Мама просила этого не делать, потому что понимала — когда придет их очередь, лекарства она могут не получить. Это не первая трупная трансплантация в нашем исполнении [Бабенко и Каабака], но последняя. Все согласования занимают минуту — все остальное от лукавого. Эти танцы с бубнами — не причина подвергать ребенка риску отложенной функции почки», — рассказала Надежда Бабенко.

Она сообщила, что после операции исполняющий обязанности завотделением заместительной почечной терапии НЦЗД не разрешил ей заниматься лечением ребенка и использовать препараты, которые они назначили с Каабаком.

«Когда пациент попадает в твое поле зрения, надо сделать все, чтобы ваше общение было комфортным, насколько это возможно. Если происходит по-другому, то это психологическая проблема врача. Значит — ты пришел в мединститут не для того, чтобы быть милосердным, а чтобы самоутверждаться. Когда главный врач НЦЗД не может подписать бумагу согласования, чтобы лекарства одного ребенка перешли другому, тогда его нужно учить думать в первую очередь о пациенте, а не о том, что потом кто-то будет ругаться в Минздраве», — заключила Надежда Бабенко.

«Такие дела» обратились за комментарием в пресс-службу НЦЗД, на момент публикации ответ не был получен.

Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: