Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Со мной все в порядке, я просто заболел». Истории и советы людей, переживших депрессию

Сюжет: Жизнь с психическими расстройствами

В 2020 году, согласно исследованиям психологов РАН, каждый третий житель России находил у себя симптомы депрессии. Люди стали чаще обращаться к психологу, в среднем россияне больше сталкивались с бессонницей, пищевыми расстройствами и агрессией.

Часто кажется, что тревожные звоночки — чувство вины, неуверенность в себе и в будущем, тревога — это временно. Осознать заболевание самому — трудно, бороться с ним без помощи и поддержки — опасно. «Такие дела» попросили читателей с депрессией поделиться советами с теми, кто тоже переживает это расстройство.

Иллюстрация: Рита Черепанова для ТД

Анастасия

учусь в вузе, работаю в банке, 23 года

Сначала я не осознавала, что со мной происходит. Заметить и принять болезнь было очень тяжело. У меня на это ушел год. Я из тех людей, кто не признает собственную слабость. Я не показывала, что мне тяжело, и сама это плохо осознавала. Стало очень сложно учиться, но в нашем университете это обыденное явление, поэтому я не придала этому значения.

Анастасия

У меня были «передышки», когда я собирала последние силы и что-то делала. Мании или гипомании у меня не было. Но это были качели между «нет сил жить, и я реву навзрыд из-за 1001 выдуманной причины» и «сил плакать уже нет, но получается хотя бы встать и выйти из дома, сделать что-то по учебе». В такие моменты не отдаешь себе отчет, что не ты причина всех бед на земле. Очень тяжело было понять, что что-то не так. В очередной подъем тебя «отпускает», и думаешь, что все прошло. Ан нет…

В момент, когда было максимально плохо, я написала себе на руке — «возьми академ». Это было напоминание себе — дойти до врача, попросить помощи, взять паузу. И на следующий день я пошла в поликлинику, рыдала там на все отделение и просила, чтобы меня принял психиатр. Как тут откажешь? И дальше я отправилась в больницу. Там меня начали лечить антидепрессантами. На состояние очень сильно влияют таблетки, если организм восприимчив. При депрессии ты не воспринимаешь адекватно действительность. Ты все понимаешь, но иногда ты как ребенок, который еще не осознает реальность реальных вещей и нереальность нереальных.

У меня никогда не было гнева из-за моего состояния. Гнев под табу в моей голове, с этим я еще работаю. Было принятие. Потом, после принятия, были попытки достучаться до людей, чтобы меня поняли и помогли. А дальше — бегство от всего этого, желание забыть, чтобы все это больше не повторилось. Но все повторилось: пришлось снова перестать отрицать депрессию, принять как новую реальность.

Помогает осознание, что у тебя именно депрессия, подтвержденная врачом, и что ее надо лечить: ты с себя снимаешь часть ответственности, которую изначально не надо брать. Ведь глупо заставлять человека со сломанной ногой играть в футбол. Он не может это физически.

Пока я болела, я ходила и занималась спортом с переменной регулярностью. Однако в таком состоянии у меня не было никакого роста и прогресса, я бегала на тренировке на пределе сил, и впоследствии это лишь прибавило к моему истощению.

Просто прогулки в парке на свежем воздухе будут получше, но это если есть силы

Сейчас, когда я справилась с депрессией и могу ее контролировать, я вернулась к спорту. Буквально за месяц в здоровом состоянии я набрала ту же форму, на которую мне потребовался год, что я провела в депрессии. Спорту самое место в ремиссии, когда ты восстанавливаешься.

Пришлось многому научиться: прислушиваться к себе, понимать себя, когда не все окружающие могут понять. Принять, простить и любить себя такой, как есть. Я научилась пить таблетки. Ключиком к моему счастливому настоящему были правильно подобранные антидепрессанты. Они освобождают голову от неадекватных мыслей. Я научилась с чистой головой, разумным состоянием понимать, анализировать и не загоняться по многим вещам, которые скидывают обратно в депрессию.

Сейчас, после выздоровления и нескольких лет жизни с этим диагнозом, я научилась замечать состояние, близкое к депрессии. Вижу изменение мыслей, которые должны быть логичными. Уже натренирована чуйка: если замечаешь за собой деструктивные мысли и цепочки взаимосвязей, значит, состояние откатывается обратно. В таких случаях я начинаю снова принимать таблетки по назначению врача.

Ты подмечаешь, что это состояние — это не ты. Это как будто чертики в голове пляшут. Но с ними можно жить, подружиться и выпроваживать из своей головы, когда тебе это нужно.

Что делать?

  • Важно пойти к специалисту (психотерапевту, а лучше — сразу к психиатру): он подберет вам индивидуальную схему лечения. Это происходит не сразу, каждый случай индивидуальный, и в процессе назначенные вам препараты могут меняться, исходя из их эффективности и побочных эффектов.
  • Не винить себя и не отрицать болезнь. Это не ваша слабость, это биохимия мозга. Это заболевание, которое нужно лечить. Так же, как нужно лечить бронхит или проблемы с желудком.
  • Обратиться за поддержкой к друзьям и знакомым, которым не нужно ничего доказывать и объяснять. Стоит конкретно обозначить, какой именно помощи вы от них ждете. Никто по дефолту не понимает вас на все 100%, это нормально.

Дмитрий

СММщик, 35 лет

Я не понимал, что у меня депрессия. Просто было очень тяжелое состояние. Я постоянно ощущал очень сильную тревогу по поводу будущего. До этого уволился с работы в медиа, на которой проработал пять лет. Уволился из-за рабочего стресса и выгорания, и почти сразу меня взяли на другое место работы, в той же сфере. Когда я устроился в другую компанию, у меня почти сразу скакнула тревога (как мне потом объяснили, это было тревожное расстройство).

Дмитрий

Все время я был поглощен мыслями о своем будущем: как я дальше буду жить, что я буду делать? Я думал, что просрал свою жизнь, что я больше не найду работу, не смогу зарабатывать. Начал смотреть вакансии грузчиков, таксистов. У меня появились плаксивость, чувство вины и неуверенности, апатия ко всему, ангедония (утрата способности получать удовольствие. — Прим. ТД). Я часто обсуждал происходящее с женой. Буквально все перестало приносить удовольствие, даже тренировки, которые мне нравятся. Такая тяжелая фаза длилась месяца полтора.

Потом я спросил у знакомой, у которой была депрессия, как она лечилась. Она посоветовала мне обратиться в наш клинический центр в Уфе. Я выписал на листочек все симптомы, которые у меня есть, и пошел к врачу на первый прием. Мне подтвердили депрессию (средней или средне-легкой тяжести) и тревожное расстройство. Назначили антидепрессанты и психотерапию.

Я отреагировал на то, что у меня депрессия, абсолютно нормально. Даже облегчение испытал, потому что понял, что у меня болезнь. Со мной все нормально, но я просто заболел.

Я не неудачник, мне просто нужна медицинская помощь. Все в порядке

После первого же приема антидепрессантов добавилась тревога, а у меня и так было тревожное состояние, по поводу похода к психотерапевту в том числе. И, когда мне назначили таблетки, я полез читать, что это такое, от чего они. Начитался про синдром отмены. Про привыкание, как люди потом становятся наркоманами. Я проговаривал эту тревогу со своим лечащим врачом, мол, как так, я сейчас подсяду, я буду всю жизнь их принимать, а когда откажусь, будет еще хуже. Врачи меня успокаивали, и я постепенно повышал дозу.

Я и сейчас на таблетках. Мне диагностировали депрессию в январе, и я буду принимать антидепрессанты до июля. Через три недели после начала приема у меня как будто мир прояснился, все отступило за короткий период. За три-четыре дня я из состояния, в котором не мог ничего делать и был поглощен переживаниями, пришел в норму. Не было эйфории, но пропало чувство вины и неуверенности, я с удовольствием пошел на тренировку. Взял проект в работу, легко начал им заниматься. До этого я даже не представлял, что это возможно. Что люди все подряд не раздражают, особо ничего не злит. Нет таких переживаний и негативных чувств, которые были до начала приема таблеток. Я также боялся до этого, что стану заторможенным. Но и этого нет, все нормально.

Так как скоро слезать с таблеток, переживаю, что будет. Надеюсь, что весь результат не сойдет на нет после отмены антидепрессантов.

Что делать?

  • Принять, что вы нормальный, — не слабак, не нытик, не тряпка. Просто вы заболели, такое бывает.
  • Обратиться в центр психотерапии. Не к сомнительным психологам в интернетах, а именно в медицинское учреждение, можно в государственное. Вас не положат в психушку, вас не поставят на учет, ничего страшного не будет. Скорее всего, с вами будет работать психолог, а врач назначит антидепрессанты, и уже через две-четыре недели вы почувствуете себя намного лучше.
  • Ни в коем случае не слушать тупых советов из разряда «просто соберись», «будь сильной», «все устаканится». Это так не работает: если депрессию не лечить, будет только хуже.

Даша

работаю с текстами и продвижением, 24 года

Наверное, стоит говорить о нескольких повторяющихся эпизодах. Просто долгое время я пыталась себя убедить, что это «не оно». Я же не слабая, надо перетерпеть, а потом будет лучше.

Даша

Первый серьезный раз, который повлиял на все тело, случился в 22. Начали портиться отношения с молодым человеком, было очень много работы, ни из чего не было выхода. Ну и природная виктимность: у меня всегда получалось куда-то вляпываться. Где-то с полгода я считала себя жирной (понимаю, что так некорректно говорить, вес у всех разный, но чувствовалось именно так), бесполезной, глупой, неподходящей. Начала часто плакать, боялась ездить в маршрутках, потому что «все люди лучше, чем я». Мне было сложно звонить по телефону и разговаривать с людьми вживую. Я перестала читать, залипала в инстаграме на успешных людей и плакала. В какой-то момент пошла к психологу, чтобы все наладилось с молодым человеком. А парень ушел, через неделю затусив с другой. Естественно, это тоже оказало влияние. Просвет был в два-три месяца из-за новых отношений: такая болезненная эйфория.

Второй, самый сложный эпизод начался в прошлом году из-за карантина. Я продолжала работать очно, мне казалось, что меня завтра обязательно уволят. Параллельно понимала, что у меня заканчиваются силы на работу, но нужно «все доделать». Опять пришлось прибегать к помощи психолога, было желание совершить самоубийство, начала себя бить, царапать, резать руки.

Осенью заболела: по всей видимости, подхватила ковид. Прессовали на работе. Все вместе сработало так, что я перестала выходить из дома. Начали случаться неконтролируемые истерики, паника, задержки дыхания, немела левая сторона тела. В определенный момент казалось, что умираю. Итог — лежала в психосоматическом отделении на нейролептиках и антидепрессантах месяц. Еще четыре месяца после — курс препаратов.

Под препаратами появилась тишина. Я перестала слышать в голове упрекающий голос за то, что я недостаточно хорошая, не такая, слишком мало стараюсь. Постоянно спала, мало разговаривала. На какое-то время стала спокойнее, сейчас часто теряю над собой контроль, проявляю лишние эмоции. Если бы не муж, который теперь чутко следит за «кукухой», я бы уже, наверное, не писала.

Сейчас я недовольна собой и эмоционально нестабильна, но хотя бы не пытаюсь сама себя увечить. Сознательно пытаюсь ограничить в жизни вещи, которые меня нервируют, — сложные разговоры и манипуляции. Может быть, поможет.

Что делать?

  • «Самоограничьтесь», если вам это нужно. Не можете ходить в магазин и МФЦ — не ходите. Стыдно и страшно ехать в маршрутке, ловите паническую атаку — можно попросить помощи друга, чтобы он подвез, или на такси. Если вам ок никуда не выходить — не выходите. Только в больницу к специалисту. Это и так стресс, его вполне достаточно.
  • Переберитесь в место, где вас не осудят (дом, сожитель, друзья). Я в период кризиса просто тряслась, плакала и молчала. Важно, чтобы окружающие понимали, что это ненормально и тут нужна специальная помощь, а не «не грусти».
  • Будьте честными. Не пытайтесь скрыть, насколько вам плохо, что вы чувствуете, что вас пугает, нервирует. Это поможет обеспечить вас поддержкой.

Анастасия

студентка, 22 года

Изначально с затяжной клинической депрессией столкнулся очень близкий мне человек. К огромному сожалению, ему не удалось преодолеть это состояние.

То, с чем столкнулась я после его ухода, можно назвать скорее состоянием глубокого горя, чем депрессией. Для меня эта тема животрепещущая, хотя сама лично я не переживала депрессию.

Анастасия

В поведении близкого человека я наблюдала снижение социальной активности, появились трудности с учебой, работой, проблемы со сном. Он много анализировал происходящее. Присутствовали постоянная подавленность, тревога, ощущение безысходности. Однако окружающим он старался этого не показывать. Часто это усугубляло его состояние, потому что неосторожным словом люди, не зная всей ситуации, заставляли его все больше рефлексировать, сомневаться в себе.

Его депрессия продлилась пять лет. Диагностировать заболевание было тяжело, врачи назначали бесконечные анализы и поначалу ставили диагноз ВСД (вегето-сосудистая дистония. — Прим. ТД). Мы из маленького города, и нам казалось, что местным врачам не хватает квалификации. Он находил людей, предлагающих свою помощь, в интернете, но дистанционные консультации тоже не были эффективны. Возможно, нам просто не повезло встретить хорошего специалиста…

В результате неправильно подобранного лечения ситуация усугубилась и привела к непоправимым последствиям.

Что делать?

  • Сообщить о своем состоянии родным и близким людям, чтобы заручиться необходимой поддержкой и пониманием. Лучше, если они будут в курсе вашей ситуации.
  • Обратиться к психиатру, который будет принимать решение о необходимости приема препаратов. В крайних случаях возможна госпитализация.
  • Не заниматься самолечением или доверять свое психическое здоровье «знатокам из интернета», людям без медицинского профильного образования и опыта работы в этой области. Не следовать их советам, даже если вам кажется, что они понимают вас так, как никто другой.

Что делать, если депрессия у вашего близкого человека?

Человек с депрессивным расстройством очень нуждается в помощи и поддержке. Близким людям следует быть деликатными и одновременно решительными в общении с таким человеком. Стоит почаще интересоваться его самочувствием, в повседневном общении стараться не обсуждать негативную повестку.

Если есть возможность, оказывать помощь в выполнении его личных задач, с которыми на фоне депрессии возникают трудности. Искренне верить, что все получится преодолеть, и вселять эту веру в него. Нельзя надолго оставлять человека наедине со своими мыслями. Если вы чувствуете, что не справляетесь, желательно заручиться еще чьей-либо поддержкой (друзей, родственников).

Лечение требует времени, депрессия не проходит за один день, поэтому не позволяйте усыпить свою бдительность словами о том, что все внезапно пришло в норму. Что лечение можно прекратить и помощь больше не требуется. Понаблюдайте еще некоторое время.

СОВЕТЫ ПСИХОТЕРАПЕВТА ЕКАТЕРИНЫ СИГИТОВОЙ

Врач-психиатр, психотерапевт, доктор наук и куратор темы «Психология» на Яндекс.Кью Екатерина Сигитова поддерживает рекомендации наших героев:

«Все эти советы очень уместны, среди них нет ни одного, который я бы могла покритиковать. Заметно, что они повторяются, потому что все они на самом деле об одном и том же, просто разными словами:

  • не отрицай проблему;
  • ищи поддержки близких;
  • ищи помощи специалистов.

Это действительно ключевое. Эти три пункта в буквальном смысле написаны кровью пациентов. Очень важно не тянуть время, не обманывать себя насчет серьезности положения и не слушать “подбадривателей”, которые по своим собственным причинам обесценивают тяжесть вашего состояния. Очень важно послать сигнал SOS и дать близким людям его услышать и откликнуться, чтобы можно было хотя бы частично создать вокруг себя обстановку, помогающую выздороветь. И также очень важно лечить любую болезнь, в том числе депрессию, при помощи средств современной доказательной медицины, а не каким-то другим способом. Если соблюдать эти три правила, шансы на выздоровление будут намного больше».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам
Все новости

Новости

Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: