Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Волго-Ахтубинская пойма — оазис среди степей»: экологи пытаются сохранить уникальный природный парк. Строительство федеральной трассы убьет его

В Волгоградской области для строительства трассы началась вырубка деревьев в природном парке «Волго-Ахтубинская пойма» — это редкая экосистема, биосферный резерват ЮНЕСКО и место отдыха горожан. Власти планируют уничтожить для этого около 30 тысяч деревьев, из них 8 тысяч — реликтовые дубы, которым больше 70 лет. Местные жители, экологи и защитники природы требуют прекратить стройку, но губернатор уже согласовал объект, несмотря на прямой запрет в законе.

Волгоградская область. Вид с вертолета на природный парк «Волго-Ахтубинская пойма»Фото: Дмитрий Рогулин / ТАСС

Новая трасса — часть мостового перехода через Волгу, дорога федерального значения, которая свяжет Россию со странами Ближнего Востока, Средней Азии и с Китаем. Она должна будет разгрузить от транзитного транспорта нынешнюю трассу Волгоград — Краснослободск — Средняя Ахтуба. Для жителей города Волжского дорога должна стать быстрым способом добраться до областного центра.

Общая протяженность новой трассы с четырехполосным движением составит 14,2 километра. Подрядчиком выступает АО «Группа компаний “ЕКС”», общая стоимость проекта достигает 5,6 миллиарда рублей. Строить эту дорогу решили еще в 1994 году, через два года начали первую очередь, но проект быстро заморозили. В результате первый комплекс сдали в 2009 году — он соединил Волгоград с районами Заволжья. В декабре 2017 года был достроен второй участок — мост через Ахтубу. Сейчас строители начали работу над третьим участком — он соединит эти две трассы. 

Дорога нужна, признают жители Волгограда и поселков внутри поймы. Они не призывают отказаться от трассы, но считают, что строить ее нужно в обход природного парка. Если же дорога будет проложена через парк, жизнь Волгограда и области изменится кардинально.

Оазис среди пустыни

Волго-Ахтубинская пойма — это широколиственные леса и пойменные территории: переувлажненные луга, ерики, протоки, которые простираются почти до Каспийского моря. «Раньше Хвалынское море, которое сейчас называется Каспийским, было гораздо более многоводным и доходило до Волгограда. И Волго-Ахтубинская пойма — это такая вытянутая длинная-длинная дельта, которая тянется от отошедшего Хвалынского моря», — объясняет ботаник Татьяна Балюк, которая участвовала в создании природного парка.

Пойма расположена на территории трех регионов: Астраханской области, Волгоградской и Республики Калмыкии. В каждом регионе пойма признана заповедником или природным парком. «Это показатель того, что пойма достойна федерального статуса ООПТ (особо охраняемые природные территории. — Прим. ТД)», — говорит руководитель программы по особо охраняемым природным территориям Гринписа России Михаил Крейндлин. ЮНЕСКО включила природный парк «Волго-Ахтубинская пойма» в международную сеть биосферных резерватов, тем самым подтвердив ценность этой территории на международном уровне.

Природный парк «Волго-Ахтубинская пойма» — это оазис среди степей. Волгоградская область располагается в зоне степей и полупустынь, всего 5% от общей площади занято лесами. Деревья растут вдоль рек, остальная территория слишком сухая для такой растительности

«Дельты крупных рек всегда были очень ценной территорией. И с точки зрения природы, и с точки зрения цивилизации. Все вокруг не очень пригодное для жизни, поэтому вся жизнь здесь, в дельте реки. Это территория между сухой степью и даже местами полупустыней Казахстана. За счет Волги и ее рукавов в этом месте такой оазис», — объясняет Крейндлин.

Пострадают фермеры и рыбаки

«Самые красивые уголки поймы — это берега ериков, а внутри она, как кровеносная система, пронизана этими ериками, которые несут воду с плодородным илом. Берега этих ериков очень живописны, там тоже дубы на берегах. А между ериками — луговые травы, очень высокие, нехарактерные для степного Волгограда, такие заливные луга», — рассказывает Балюк.

«И запах растений, которые напитаны водой, и птицы — очень много водоплавающих птиц, цапли, разнотравье, много лекарственных растений: тысячелистник, девясил, валериана волжская, солодка, репешок. Есть ощущение, что это пространство огромно, что это совершенно дикие места с великолепными восходами и закатами, — говорит ботаник. — Это очень богатая экосистема — там много связей между живыми организмами».

«Вся пойма живет в ритме паводка. Она дышит. Вода приходит, стоит, уходит. Это все живет в ритме сезонов как огромный живой организм, в который вплетено огромное количество видов»

Помимо уничтожения 30 тысяч деревьев природного парка, дорога создаст еще одну проблему: трасса будет построена на насыпи высотой шесть метров, что разделит пойму на две части и полностью изменит гидрологический профиль одной из них. Это сделает свободное течение воды и наполнение ериков и почв невозможным. «Это будет уже не единая природная территория. Дорога разделит ее на два куска. Фактически вся северная часть парка будет отрезана. Для дубрав это серьезный риск: вода не будет доходить до них в нужном объеме, животные не смогут мигрировать и в северной части могут просто погибнуть», — отмечает Крейндлин.

От строительства линейных объектов всегда большой вред, потому что это серьезный способ фрагментации экосистем

Крейндлин ссылается на положение о природном парке: «По этому документу запрещено нарушение гидрологического режима. Но как они ее построят без нарушения гидрологического режима на насыпи на водно-болотных угодьях?!»

70 лет назад пойма была многоводной, а после строительства ГЭС в 1958 году воды стало поступать меньше. «Если мы даем меньше воды, то вследствие этого происходит замещение растительности на степную, что означает отсутствие леса и обмельчание всех протоков, где нерестилища рыбы. Это в свою очередь означает уменьшение количества рыбы и появление недовольных рыбаков», — добавляет Балюк.

Также она говорит, что в результате строительства дороги через пойму в регионе пострадает сельское хозяйство: если во время паводка приходит меньше воды, значит, земля будет менее плодородной, потому что паводок приносит с собой ил, который ее обогащает. 

Длинный список нарушений

Последние полтора года юрист, исполнительный директор юридического агентства AVIM Антон Гетманенко подробно изучает документы и оценивает действия властей по отношению к Волго-Ахтубинской пойме. Это затрагивает его лично: Антон несколько лет назад купил участок на краю дубового леса, в СНТ «Газ-Заволжье».

У Антона трое детей, и каждые выходные он приезжал с ними из Волгограда в природный парк.

«Мой дом на краю леса. Я выбрал это место в связи с замкнутой экосистемой. Лес вроде бы небольшой, но для нашего региона, где степь, это очень большой массив. Чего я лишусь? Цена за участок мне по фигу, нам там жить просто, это не экономический вопрос. [Если дорогу проложат] я потеряю воздух, экологию. Я защищаю свои интересы — мое право на достойную среду обитания, гарантированное Конституцией. Да, мои интересы здесь полностью совпадают с интересами экологов. Бесит только одно: они дорогу проложили прямо по центру леса!» — говорит Антон.

Он разворачивает на столе бумажную карту Волгоградской области и поймы: «Вокруг везде голая степь, а здесь каким-то образом сохранились вековые дубы. И они ровно по центру дубовой рощи кладут дорогу!»

Проект дороги через природный парк разрабатывался тогда, когда положение о природном парке запрещало вырубку дубов, — это одно из главных нарушений. «В природоохранной прокуратуре мне сказали, почему так произошло: потому что они пытались под данный проект подсунуть исключения, при которых можно производить рубку. Отдавая 100 миллионов на проект, вы должны были законодательно установить: здесь это можно делать или нельзя? Они отдали бюджетные деньги. Деньги были израсходованы еще тогда, когда их не имели права тратить!» — говорит юрист.

В июле 2021 года в положение о парке были внесены изменения, и теперь, согласно документу, рубить вековые дубы для строительства линейных объектов можно. Это изменение подписал губернатор Волгоградской области Андрей Бочаров и одобрило Минприроды России. 

В то же время строительство дороги через пойму по-прежнему остается незаконным

В положении о парке также есть запреты на нарушение растительного покрова и гидрологического режима. Кроме того, через природный парк запрещено строить дороги, если они не служат нуждам населенных пунктов внутри парка, а эта трасса будет недоступна для жителей поселков внутри поймы, подчеркивает Гетманенко.

Еще одно нарушение — общественные слушания по вырубке леса и строительству дороги начались в 2019 году, когда законодательно рубка деревьев на этой территории была запрещена. «То есть вы проводите публичные слушания по поводу того, что заведомо незаконно? Вы прикрываете общественными обсуждениями те действия, которые на тот момент являются незаконными. Это преступление, то есть администрация у нас осуществляла приготовление к совершению преступления на тот момент», — объясняет Гетманенко.

В октябре 2020 года комитет природных ресурсов Волгоградской области завершил государственную экологическую экспертизу проекта и дал положительное заключение: строить дорогу через природный парк можно. Имена ученых, которые проводили экспертизу, зампред природоохранного комитета Елена Православнова не называет, ссылаясь на их безопасность. «Давление будет очень большое. В том числе со стороны прессы. Вопрос очень неоднозначный. Они же вынесли положительное решение», — говорит она.

В то же время самое главное нарушение — то, что проект все еще не одобрен ведомствами. Росприроднадзор его не поддержал — более того, на начало июня 2021 года проектная документация в Росприроднадзор не поступала, а Генпрокуратура сообщила комитету природных ресурсов области и застройщику, что вырубка деревьев недопустима. Сейчас ведомство проводит проверку по факту нескольких нарушений.

Часть сотрудников областного комитета природы поддерживает защитников поймы, но делает это тайно, чтобы не потерять свои рабочие места. «Они понимают, что мы правы с юридической стороны, но они молчат. Они подписаны на наши фейсбуки, инстаграмы, они получают информацию, и они по-тихому передают нам эту информацию, включая руководство комитета — я не имею в виду первое лицо, я имею в виду замов и начальников отделов. Они говорят: “Мы понимаем, что вы делаете, мы согласны с тем, что все это незаконно, но если мы рот сейчас откроем, нас уволят”».

Тайный совет

Для людей, которых беспокоит судьба поймы, администрация и местные СМИ создают картину того, что интересы общества учитываются, издания выходят с заголовками: «Волгоградский экосовет проконтролирует строительство трассы…» и «Надо рубить, товарищи. Деревья больные, плохие». Создан экологический совет при Волгоградской областной думе, который якобы учитывает мнение людей. Но попасть экологам и жителям поселков и Волгограда на якобы открытые заседания экосовета было невозможно больше полугода.

Крейндлин из Гринписа уточняет, что подобный экосовет не имеет юридической силы и не может принимать решения. «При многих органах власти создаются какие-то чучела общественности, но понятно, что туда включили тех, кого надо, и принимают они решения те, которые надо. Не везде так. Но юридически никакого статуса у него нет. Так они хотят показать, что общественность якобы поддержала [строительство трассы через природный парк]. Есть такое слово — “гринвошинг”, это из этой серии», — говорит Крейндлин.

Вид с вертолета на поселок в районе природного парка «Волго-Ахтубинская пойма»Фото: Дмитрий Рогулин / ТАСС

Руководит экологическим советом Елена Соловьева, депутат областной думы и член партии «Единая Россия». Соловьева — основатель ритуальной компании «Память» — фактически монополиста похоронных услуг в Волгограде. Агенты «Памяти» работают в местных моргах, а когда мэрия создала городскую диспетчерскую, куда врачи и полицейские должны подавать информацию о смертях, то диспетчеры были сотрудниками «Памяти» и работали в том же офисе. О Соловьевой писал в расследовании 2019 года о криминальном похоронном бизнесе журналист «Медузы»Некоммерческая организация, выполняющая функции иностранного агента   Иван Голунов. «Памяти» в Волгограде позволено многое: например, она получила участок под кладбище, изъятый у РПЦ, и построила крематорий в 100 метрах от жилых домов, что противоречит санитарным нормам.

Соловьева — одна из богатейших госслужащих региона

 У нее в собственности пять жилых домов, более 20 нежилых строений и элитные автомобили. В 2020 году она задекларировала доход 19 миллионов рублей.

Похоронным агентством «Память» сейчас руководит сын Соловьевой. Когда она стала особенно ярко выступать за вырубку дубов, у волгоградцев появилась шуточная поговорка, за которой скрыты опасения: «Дубы на гробы». Договориться о встрече или телефонном разговоре с Соловьевой ТД не удавалось в течение месяца.

Дубы, которые не умеют жить в одиночку

Региональные власти обещают, что люди не потеряют любимый лес. Проектом предусмотрены компенсационные высадки: взамен 30 тысяч вырубленных деревьев будет высажено больше 200 тысяч саженцев, включая 100 тысяч саженцев дуба.

Как утверждает Православнова, пока лесничество не примет у проектировщика гектары, засаженные деревьями, он не может сдать проект дороги. Не будет нормы жизнеспособных всходов — не будет введена в эксплуатацию дорога. На одном гектаре запланировано высадить 1,2 тысячи жизнеспособных деревьев. Соотношение приживаемости посаженных растений в этой зоне 1/2 или 1/3. Но подрядчик не несет ответственности за вероятную гибель саженцев. Если это произойдет, это будет ответственность лесничества.

Планы воссоздать дубовые рощи искусственно наивны и нереалистичны. Человеку это почти не под силу

«Дуб — это заключительная стадия развития растительности. Первая стадия — это заселение песочных дюн тополями, ивами, травами. Они закрепляются, и дальше нужны долгие годы, чтобы создался почвенный слой, достаточный для поселения дуба», — объясняет Балюк.

Сейчас она лектор в частном институте лекарственных растений в Монпелье, во Франции. А в конце 90-х Татьяна каждое лето проводила в Волго-Ахтубинской пойме. Переправлялась на пароме через Волгу, садилась на велосипед, брала гербарную папку и собирала растения для изучения. С 1998 по 2000 год Балюк работала в группе ученых, которые исследовали пойму перед созданием природного парка, а потом защитила кандидатскую по Волго-Ахтубинской пойме о том, как формируется растительный покров в условиях пойменного рельефа, и о том, как он изменяется под воздействием деятельности человека.

«Их просто некуда сажать, нет для них почвы, — говорит Татьяна. — Новые дубы собираются высаживать на так называемых залежных землях — когда-то там что-то росло, а теперь это пустынные поля. Но желуди не могут взойти в чистом поле, в земле, по которой когда-то еще ходила техника. Для выживаемости желудя нужна микориза — это такой гриб в почве, который выращивается взрослыми дубами. То есть взрослые дубы готовят почву для своих отпрысков. Дуб не может быть одиночкой. Это растение, которое живет в группе, поэтому и образуются дубравы. Если в пустую почву, без микоризы, посадят желуди, будут ухаживать и поливать регулярно, то какой-то процент, наверное, взойдет. Но вряд ли это будет лес».

Скорость роста дуба — 0,34 сантиметра в год. Диаметра всего в 36 сантиметров достигнет аж за 104 года, добавляет ботаник.

В конце августа местные жители рассказали о том, что хотели дать имена деревьям, которые приговорены к вырубке. Но не успели: деревья срубили. На оставшихся от них пнях активисты черной краской написали фамилии госслужащих и ученых, которые поддержали вырубку природного парка. Фотографии с именными пнями распространились в соцсетях. На следующий день кто-то закрасил фамилии чиновников и первых лиц администрации Волгоградской области на пнях белой краской, но этого оказалось недостаточно, фамилии просвечивали, и тогда пни еще немного спилили.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: