Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Суд ограничил в правах отца девочки из Магнитогорска. За опеку над ней после смерти матери судится старший брат

Челябинский областной суд на полгода ограничил в родительских правах биологического отца восьмилетней девочки из Магнитогорска Евгения Ионуша, которого разыскали органы опеки после смерти матери ребенка и оформили ему пособия по уходу за ребенком. Сейчас девочка живет вместе со старшим братом — 22-летним Ярославом, который добивался этого больше двух лет. Об этом «Таким делам» рассказал крестный отец девочки Владимир.

Двойная жизнь

В 2012 году Евгений познакомился с мамой девочки. Молодые люди поженились, мужчина взял фамилию Ионуш, но не поменял паспорт и продолжил жить с фамилией Цыбин, рассказывает Владимир. Он утверждает, что Евгения несколько раз судили под старой фамилией по недействительным документам.

В 2018 году в опеку обратилась подруга семьи с жалобой на самочувствие ребенка. Владимир уточнил, что мама девочки на тот момент болела, пила лекарства без рецепта и состояние ее здоровья из-за проблем с печенью ухудшилось. Тогда Ярослав и его отчим Владимир забрали девочку к себе, получив нотариальное согласие от матери ребенка и передав его в опеку. Через месяц, когда женщина вылечилась, девочку отдали ей обратно. При этом на учет семью не ставили, подчеркнул Владимир.

В декабре 2019 года мать ребенка умерла. Через четыре дня после этого брат девочки обратился в органы опеки с полным пакетом документов: перед этим он проходил комиссию в МЧС. В ответ юноше предложили подать в суд на ограничение родительских прав биологического отца девочки, чтобы молодой человек мог взять ребенка под опеку. Он дважды подавал иск, первое заявление оставили без рассмотрения, после второго началось разбирательство.

«Есть судебный приказ от 2015 года по взысканию алиментов на содержание [ребенка], по которому он ни разу не оплачивал, и его фактическое местонахождение мне было неизвестно, — отметил Ярослав. —  [Отец девочки] присутствовал на похоронах моей мамы, но желания забрать ребенка ни в устной, ни в письменной форме не изъявлял». Юноша добавил, что все время сестра жила с ним и Евгений не принимал никакого участия в жизни ребенка.

После публикаций в СМИ с Ярославом связалась первая супруга Евгения и рассказала, что в Ленинском суде параллельно шел процесс о неисполнении ее бывшим мужем родительских обязанностей — уже под другой фамилией. Как рассказал Владимир, от первого брака у него был сын. Мать отметила, что на глазах у ребенка Евгений несколько раз пытался покончить с собой. Кроме того, по словам Ярослава, у Евгения большие долги.

Война за девочку

Как отметил Ярослав, с января по июнь 2020-го он неоднократно просил предоставить письменный ответ на заявление, но ему отвечали, что ведут розыск биологического отца девочки. Летом 2020-го юноше официально отказали в опеке (позже суд признал бездействие опеки с декабря 2019 года по июль 2020 года незаконным). Евгений подал в суд встречный иск к Ярославу о передаче ребенка ему на воспитание.

Во время рассмотрения дела девочку обследовали частные психологи и специализированные организации по запросу суда. Они выявили, что ребенок не хочет жить с биологическим отцом. Однако сотрудники психологического центра Магнитогорска в присутствии представителя органов опеки заявили, что девочка сказала о своем желании жить с Евгением. Ярослав подозревает, что такое заключение выдали под давлением опеки.

29 апреля 2021 года Челябинский областной суд постановил передать девочку на попечение опеки. «В определении было написано, что если жизни и здоровью ребенка угрожает опасность, тогда его нужно передать в интернат. Если все хорошо, тогда лучше в интересах ребенка оставить его в привычной среде», — объясняет Владимир.

По словам крестного девочки, после этого органы опеки передали исполнительный лист приставам и приступили к изъятию. «Они должны были вынести постановление, в связи с чем и куда будут помещать ребенка», — заявил он о нарушении решения суда. Семья запросила у суда разъяснение и получила ответ, что в разъяснении решение не нуждается. Позже на основании того же решения девочку передали под опеку брата. «Два совершенно разных действия», — говорит Владимир.

29 марта 2021 областной суд Челябинска передал ребенка на попечение опеке, а 8 июня 2021-го Орджоникидзевский районный суд Магнитогорска постановил контролировать, как отец девочки выполняет свои родительские обязательства.

Опека у брата, пока временная

С момента смерти мамы Евгений получал все пособия на девочку, а также средства на устройство ребенка в школу, говорит Владимир. Он утверждает, что отец девочки потратил деньги не на дочь — расходы на учебу понес Ярослав.

Брату не разрешали отводить сестру в школу и забирать ее, поскольку девочка была на попечении у органов опеки. «Я пришел в опеку и сказал, что формально они должны везде ходить за ручку с ребенком. Напомнил, когда им забирать девочку, сказал, чтобы они не опаздывали», — вспоминает крестный отец. 2 сентября брату выдали временную опеку.

При этом, по словам Ярослава, биологический отец девочки, получая пенсию, не тратил деньги на дочь. Органы опеки обратились в МВД по Магнитогорску с требованием проверить информацию о том, что трети переданных Евгению средств не оказалось на счету ребенка. Однако, по словам Владимира, возбуждение уголовного дела по растрате целевых, в том числе и федеральных денежных выплат, ребенку затягивают.

Одновременно с этим опека запретила Ярославу — законному опекуну — расходовать пособия в интересах ребенка даже на вещи первой необходимости, например на зимнюю одежду, заключил Владимир.

«Такие дела» направили запросы в МВД по Челябинской области, а также начальнику управления социальной защиты населения Магнитогорска. На момент публикации ответов от ведомств не поступало.

Все новости

Новости

Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: