Самые важные тексты от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Заметка

«“Чистый” брак защищает от ЗППП, а презервативы — нет». Как проходят уроки секспросвета в российских школах

Алине сказали, что мужа надо во всем слушаться, Елизавете — что предохранение — это грех, а Алису заставили в подробностях описать свою последнюю менструацию. Все это произошло с девушками на уроках, которые были посвящены сексуальному образованию. В российских школах нет секспросвета в качестве отдельного предмета, но иногда занятия по нему проводят как классные часы, дополнительные уроки или часть других учебных дисциплин. «Такие дела» собрали странные и смешные истории с этих уроков, а также поговорили с экспертами о том, каким был раньше и каким должен быть секспросвет. 

Скульптуры, иллюстрирующие репродуктивную систему
Фото: Wellcome Library

Психолог и автор программ по половому воспитанию Ирина Селиванова отмечает, что сейчас многие считают половое воспитание «западной модой», но о пользе таких уроков говорили и в Российской империи, и в СССР. Сексологические исследования прекратились после 1935 года: в этот период государственные идеи были выше всего индивидуального. Никто не считал, что личное удовольствие или психосексуальное развитие нужно советскому человеку для счастливой жизни.

«В 1960-х годах в стране было большое количество абортов, — рассказывает Ирина. — Официально секс существовал только в семье, но в реальности случайные связи оставались частым явлением. Чтобы бороться с этим, в школах ввели курс “Основы советской семьи и семейного воспитания”».

На этих курсах рассказывали о здоровье и правильных отношениях в семье, а на дом задавали изучать самостоятельно раздел по анатомии. В 1965 году от курса отказались из-за его неэффективности. К 1980-м годам уроки полового воспитания вернули в школы — и вскоре снова отменили, рассказывает эксперт.

«Успех полового просвещения разбился о психологические и квалификационные дефициты преподавателей, которые были совершенно не готовы говорить о физиологии, половом акте и сексуальной безопасности», — комментирует Ирина Селиванова. 

52-летняя Лара вспоминает, как в ее школе прошли два урока полового воспитания в конце 1980-х. Вела занятия учительница химии. На первом уроке девочкам рассказали, какой должна быть комсомолка: надо ходить на физкультуру, несмотря на менструацию, правильно вести себя в раздевалке, носить тряпки с собой (прокладок тогда не было) и не выбрасывать их в туалет.  

На втором уроке учительница объяснила, что настоящая комсомолка не должна строить глазки мальчикам и что секс до замужества неприемлем. «Все было утрировано до такой степени, как будто ты кого-то поцелуешь — и у тебя случатся дети»,— рассказывает женщина.

«Про анатомию говорили, но педагог, которая это делала, произносила все термины с таким эмоциональным всплеском, что краснела и покрывалась пятнами. Ей было так стыдно, что все это выливалось в заикание и препинания, она путала слова»

В 1994 году Минобразования учредило экспертный совет для разработки программы полового воспитания. В его состав вошли ученые, чиновники из Минздрава и руководители разного уровня из системы образования. 

«СМИ и общественности не разъяснили заранее ни целей и задач [проекта], ни того, что это пробная, экспериментальная работа, — отмечает социолог Игорь Кон в книге “Клубничка на березке: сексуальная культура в России”. — Люди не могли понять, кто, чем и как собирается заниматься. Сырые самодеятельные предложения были приняты прессой за “проект ЮНЕСКО”, который якобы вот-вот будет внедрен по всей стране». 

В прессе начали писать о падении нравов и стремлении США «истребить русский народ с помощью контрацепции». Консервативная общественность возмутилась, и от идеи школьного секспросвета снова отказались. 

После этого попытки ввести уроки секспросвета в школах по всей стране больше не предпринимались. В нулевые в некоторых учреждениях такие занятия все равно продолжили проводить, но не в качестве отдельной дисциплины, а во время классных часов или на общешкольных мероприятиях, например. 

Скульптуры, иллюстрирующие репродуктивную систему
Фото: Wellcome Library

31-летний Евгений рассказывает, как в 2003 году в восьмом классе его вместе с другими школьниками привели в жилую квартиру смотреть видеоролики о наркотиках, а также на темы, связанные с половым воспитанием. 

«Нас разделили на мальчиков и девочек: мальчиков — в одну комнату, девочек — в другую. Сначала мальчикам показывали кино про то, что наркотики — это очень плохо. Там были видосы из оперативных съемок, какая-то страшная социальщина, крокодиловые наркоманы, подвалы. Они настолько разлагаются, что у них одежда начинает прикипать к коже, и, чтобы ее снять, нужно разрезать, всем больно, все страдают. “Реквием по мечте”, только на 200% и с балабановщиной. Девушкам в тот момент показывали какие-то мультики про менструацию, эрекцию, секс — а потом нас поменяли местами. Скорее всего, там было одно и то же».

Секспросвета не будет никогда 

«У меня спрашивают: когда у вас появится секспросвет? Я говорю: никогда», — заявлял в 2014 году Павел Астахов, на тот момент занимавший пост омбудсмена по правам ребенка. В 2019 году бывший министр образования Ольга Васильева также не поддержала идею введения уроков секспросвета. 

«Я бы посоветовала родителям об этом разговаривать с детьми. Без работы семейной ничего не получится, — говорила она. — Я с трудом себе представляю, что я в школе просила бы учителя разговаривать с моим ребенком об этом».

По данным опроса ВЦИОМа, в 2018 году 68% россиян считали, что детям и подросткам нужно сексуальное образование. При этом только 30% респондентов поддержали идею проводить уроки секспросвета в школах. В 2020 году аналогичный опрос провел сервис «Доктор рядом». Тогда уже почти 75% опрошенных поддержали идею ввести такие занятия в учебных учреждениях. 

Сейчас некоторые школы организуют уроки секспросвета во время других предметов или в качестве классных часов. 

«Никто вам не признается, что он это проводит, потому что есть закон о защите детей от травмирующей информации, — говорит биолог, психолог и специалист по половому воспитанию Ольга Щеголева. — Не все знают, что к нему есть поправки и они позволяют учителям, психологам и медикам рассказывать научную информацию. Кроме того, в России не со всей научной информацией считаются».

По словам Ольги, школы боятся жалоб со стороны родителей и активистов. Получить разрешение на проведение уроков секспросвета удается единицам учителей. 

«Мифов о секспросвете в школах огромное количество, — объясняет Ольга. — Начнем с того, что родители думают: секспросвет в школах — это развращение детей. Им кажется, что на уроках секспросвета учителя или психологи рассказывают про сам процесс секса: как им заниматься, какие направления в сексе есть. Но на самом деле на занятиях рассматривают не сексуальные практики, а анатомию, физиологию, контрацепцию, “правило нижнего белья”, “правило плохих и хороших секретов” и так далее».

Многие боятся, что после уроков секспросвета дети побегут экспериментировать с полученными знаниями на практике, отмечает Ирина Селиванова. «Еще одно убеждение от незнания, — считает она. — Секспросвет повышает осознанность в вопросах сексуальности и способствует более безопасному поведению, а не наоборот».

Ирина Селиванова упоминает еще один популярный миф: современные дети и так все знают. «Подростки действительно многое узнают о сексе сами, но это приводит скорее к ранней сексуализации, а информация о безопасности, границах и достойном поведении так и остается недоступной», — объясняет эксперт. 

Целомудрие, Егор Крид и манипуляции сознанием

Иногда связанные с секспросветом уроки в школах проводят не штатные сотрудники, а приглашенные эксперты. Кандидат социологических наук Константин Шестаков — один из таких. Каждый год он читает лекции на тему семейных отношений и секса в нескольких десятках учебных учреждений. 

Шестаков ведет youtube-канал с видеозаписями лекций и сообщество во «ВКонтакте» на 5,2 тысячи подписчиков, где делится фотографиями с занятий и «образовательным» контентом, например статьей о темной стороне мира аниме или интервью об информационных войнах. 

«Наш и параллельный классы согнали, сделали окно специально. Этот человек пришел и начал рассказ издалека: сначала говорил про семью, а потом начал навязывать, что нужно быть целомудренными», — вспоминает выпускница одной из школ Ульяновска Алина. 

«Вдруг он начал говорить, что мы слушаем всяких нехороших певцов: “Вот Егор Крид вообще сатанист и называет вас сучками, чтобы вы стали потаскушками”»

Алина отмечает, что другие учителя присутствовали на занятии, видели, что происходит, и не возражали. В конце урока лектор раздал всем присутствующим пластиковые эмбрионы. 

Как рассказывает сам Шестаков, он начал проводить уроки в школах с 2004 года. Сначала он договаривался с учреждениями, сотрудников которых знал лично. Позже мужчина стал заместителем председателя в центре защиты материнства «Покров» и координатором лекционного направления в АНО «Спаси жизнь». Теперь мужчина приезжает в школы как их представитель. Обе организации выступают против абортов, а также помогают беременным женщинам и семьям в трудных ситуациях. 

Константин Шестаков, по его словам, объехал школы 36 регионов от Калининграда до Камчатки. Он сотрудничает с психологом Еленой Жердеевой — женщина ведет занятия по его методике и иногда беседует с подростками отдельно. В своем паблике «Психолог онлайн» Жердеева пишет, что подростковый суицид «является следствием бездуховности, искусственно насаждаемой противниками нашей страны», молодых людей «подсадили на гаджеты», а еще сейчас ведется «война против всего, что связано со здоровой духовностью, с православным вероучением». 

Выпускница гимназии № 84 в Омске Елизавета вспоминает Шестакова не сразу: «А, господи, это тот человек, который ходил с маленькой копией эмбриона. Это был абсолютный вздор. По типу современных “Разговоров о важном” по степени неуместности в школе. На занятии Шестаков рассказал, как важно оставаться “чистыми” и что контрацепция — такой же грех, как и аборт”. 

Выпускница той же гимназии Алена отмечает, что занятия Шестаков проводил вместе с еще одним лектором. 

«Я вообще не понимаю, как администрация моей школы тогда додумалась пустить [их] в школу. На этой “лекции” [Шестаков] со своим коллегой отрицали закон Геккеля — Мюллера и в целом эмбриогенез», — рассказывает девушка. 

Анатомический атлас
Фото: Burrowes, Amyas Deane

По словам Алены, Шестаков и второй лектор на уроке объясняли, что аборты — это убийство и что барьерные методы контрацепции не защищают от ЗППП, а «чистый» брак защищает. Большую часть занятия вел второй человек, а Константин изредка комментировал, но делал это достаточно грубо и с переходом на личности, вспоминает Алена.

«Когда ему говорили о плюсах сожительства, он едко так говорил что-то типа: “Вот вы так рассуждаете, потому что распущенные”», — рассказывает девушка. 

У Константина десятки благодарностей и рекомендаций от представителей школ, колледжей, университетов и образовательных органов. Его программу лекций одобрил экспертный научно-методический совет Санкт-Петербургской академии постдипломного педагогического образования. 

Финансируются лекции Шестакова не только за счет добровольных пожертвований, но и частично на деньги налогоплательщиков: например, в 2017 году Фонд президентских грантов выделил на проект «Сто лекций-бесед о семье и счастье для старшеклассников и студентов Тюменской области» 211,5 тысячи рублей.  

Почему нужен секспросвет

По мнению Ирины Селивановой, секспросвет необходим в первую очередь для здоровья и безопасности детей. «Сложно жить и качественно выстраивать отношения с собой и в паре без знаний о своем теле и репродуктивном здоровье, о сексуальных правах, о том, что у тебя есть границы и ты можешь их защищать», — говорит эксперт.  

Как подчеркивает Ольга Щеголева, комплексный секспросвет в детских садах и школах повышает возраст первого сексуального опыта и возраст рождения первого ребенка. 

«Когда вы думаете про машину, сначала кажется: “Ну что в этом такого — водить машину”. Но когда вы начинаете разбираться в запчастях и правилах вождения, оказывается, что это не так уж и просто. Возникает мысль, а надо ли оно вам вообще, — отмечает эксперт. — Точно так же дети думают про секс: “Это же классно, весело и очень просто”. Секспросвет дает подросткам понимание, что нужно думать о контрацепции, об активном согласии, что думать нужно не только о том, чтобы не забеременеть, но и о том, чтобы не заразиться ИППП. Это позволяет подросткам отложить сексуальную жизнь на более поздний срок, когда у них, например, появятся деньги на презервативы».

Анатомический атлас
Фото: Intaglio prints

Секспросвет в детских садах и школах снижает уровень насилия над детьми, добавляет Ольга. Преступник скорее выберет ребенка, который называет свою вульву «пирожком» и который стесняется говорить о ней, считает эксперт. Такому ребенку будет страшно рассказать о происходящем родителям. 

В каком возрасте и как надо проводить уроки секспросвета

«Когда мы понимаем, что такое секспросвет, то вопрос возраста перестает быть оскоминой, — говорит Ирина Селиванова. — Рассуждения в духе “ребенку рано такое знать, вот когда начнется половое созревание, тогда и расскажу о презервативах” тают как дым, потому что есть понимание ценностей, которые несет половое воспитание». По мнению Ирины, возраст с трех до одиннадцати лет подходит для полового воспитания больше всего. 

Ольга Щеголева отмечает, что комплексное сексуальное образование должно начинаться еще с детского сада. В первую очередь нужно обучить воспитателей соблюдать физические и психологические границы детей, потому что в российских детских садах все еще применяется насилие над воспитанниками. 

В дошкольном возрасте ребенку нужно знать такие правила, как:

  • «правило нижнего белья»: посторонние не должны касаться ребенка в местах, которые закрыты нижним бельем, а сам ребенок — посторонних; 
  • «правило плохих и хороших секретов»: когда взрослый человек совершил неприятные действия и назвал их «нашим маленьким секретом», об этом нужно рассказать близким;
  • «правило приятных и неприятных прикосновений»: бывают безопасные прикосновения, которые не пугают и на которые ребенок согласен, а бывают опасные и недопустимые;
  • правило «нет-уйди-расскажи»: когда ребенок подвергается каким-то неприятным действиям, нужно громко сказать, чтобы его не трогали, уйти и рассказать родителям. 

В четвертом классе девочкам стоит рассказывать о менструации и средствах гигиены, продолжает Ольга. Сейчас в некоторых школах эту тему освещают, но далеко не всегда этично.  

19-летняя Алиса вспоминает, как проходило посвященное менструации занятие в ее школе. Девочек из трех классов собрали в одной аудитории вместе с двумя учителями и классной руководительницей. Гинеколог поделилась общей информацией о менструальном цикле, а затем обратилась к подруге Алисы: «Расскажи о своих месячных». 

Анатомический атлас
Фото: Intaglio prints

Девочка ответила, что у нее нормальные месячные, рассказывает Алиса. Делиться такими подробностями в присутствии 40 человек было неловко. Гинеколог осталась недовольна ответом девочки. «Ну что значит нормальные? Поподробнее можно: сколько они длятся, обильные, не обильные?» — цитирует ее Алиса.

«Когда я сказала гинекологу, что не помню, как проходила последняя менструация, она начала кричать: “Если вы не скажете мне так, то потом будете в отдельный день приходить на прием и сидеть в очереди, чтобы мы поговорили в медкабинете”. В итоге детей выгнали из аудитории и стали запускать по два-три человека. Я ушла», — рассказывает Алиса.

Как считает Ольга Щеголева, в восьмом классе школьникам нужно объяснить анатомию и физиологию половой системы у мужчин и женщин, а также рассказать, что половые органы бывают разными и это нормально. Еще важно поговорить о предохранении и ЗППП, эмбриогенезе и принципах активного согласия.

Кто должен читать такие лекции

По мнению Ольги, проводить уроки секспросвета в школах могут врачи, психологи или учителя биологии. «В идеале это должны быть психологи, которые прошли подготовку на курсах полового воспитания, но таких курсов в России очень мало», — отмечает эксперт.

Сейчас в российских школах занятия по секспросвету нередко проводят учителя по предметам, максимально далеким от этой темы. 

«Занятия вел обэжэшник, и одна тема у нас была “Россия — враг Америки”, а другая — о том, как мыть крайнюю плоть, распознавать ЗППП и пользоваться презервативом, — вспоминает школьный урок 21-летняя Елена. — Он часто рассказывал на уроках о своем личном опыте, чтобы заинтересовать аудиторию, но выглядело это странно. В один день он мог говорить, что уверен в жене и что она его единственный половой партнер, а в другой — как лечился от хламидиоза, полученного на фронте благодаря случайным связям с женщинами».

Как считает Ирина Селиванова, детей не получится защитить от самодеятельности преподавателей, пока не разработан государственный образовательный стандарт и нет методического пособия для проведения уроков секспросвета. 

«Любую тему преподаватель может исказить через призму собственных представлений. Например, человеку, который не понимает своих границ и не умеет их защищать, будет сложно объяснить, что такое личные границы и как их отстаивать», — комментирует эксперт. 

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам

Публикации по теме

Загрузить ещё

Материалы партнёров

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: