Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Заметка

«Не хочу, чтобы на моих похоронах плакали». Как россияне заказывают фотосессии в стиле глянца для своих надгробий

В марте фотографу из Красноярска Марии Мининой позвонила незнакомая женщина. Она не стала называть своего имени — сказала лишь, что пережила два инсульта. Собеседница Мининой попросила провести ей «фотосессию в стиле Vogue», только снимки нужны были женщине для собственного надгробия. Так Мария начала оказывать новую услугу — фотографировать людей на памятники. «Такие дела» поговорили с фотографом и ее клиентами о том, как они ощущают себя во время таких съемок и для чего их проводят. 

Фото: Ailbhe Flynn/ https://unsplash.com

«Боюсь, что каждый мой день может быть последним»

Зимой Мининой приснилось, что она умерла. Во сне она узнала о своей смерти из рабочего чата, в котором собирали деньги на ее похороны. Сон сильно впечатлил Марию, и она начала думать о том, что оставит после себя, когда ее не станет. Как раз тогда ей позвонила первая клиентка, которая попросила сфотографировать ее для будущего надгробия. Снимки она попросила сделать в стиле Vogue, в котором работает Минина. 

«[В фотографиях, выполненных в стиле Vogue, используется] определенная цветовая схема, которая дает мягкий свет на лице и теле. Градиентом идет мягкий переход, например съемка происходит на белом фоне, либо это просто обычный фон — белый или циклорама. Задний план уходит в темноту, внизу, начиная от ног [модели], идет белый свет. Образ должен быть выполнен в стиле минимализма. И все фотографии должны быть качественно обработаны. В итоге получается такой глянец в минималистичном стиле», — описывает Минина стиль своих работ.

Фото: Мария Минина

«Я пришла на фотосессию к Маше после двух инсультов, — рассказывает клиентка Мининой Анна Р. (имя изменено по просьбе героини. Прим. ТД). — Мне захотелось себя увековечить красивую при жизни, хотелось, чтобы у меня были фотографии в стиле глянца. Я боюсь, что каждый мой день может быть последним, поэтому делаю все, чтобы жить на полную катушку».

Фотосессию Анна предложила сделать себе для памятника. Во-первых, она хотела, чтобы у нее уже было заготовлено фото на случай смерти. Во-вторых, решила «потренировать свою психику». 

«Думала, что мне будет грустно, что я прочувствую свой приближающийся уход, но Маша ни на секунду не дала мне подумать о смерти. На фотосессии я чувствовала себя моделью и женщиной, которую снимают на красной дорожке. Ощущения были довольно странные, но мне они нравились».

«Похоронят меня, в общем, все будет хорошо»

После фотосессии с Анной Минина рассказала своим подписчикам в соцсетях, что может провести подобную съемку для всех желающих. 

«По сути, этим вопросом задаются многие родственники ушедших из жизни людей: где найти нормальные фотографии? — объясняет Мария. — Месяца четыре назад родная сестра моего дяди ушла из жизни, и родственники не могли найти хороших фотографий, хотя она прожила больше 60 лет. То есть не было ее нигде на фото одной, не было качественного снимка».

С помощью такой фотосессии Мария хочет снять часть ответственности с родственников умерших людей. Родным, которые готовятся к похоронам, можно будет хотя бы не заниматься поисками подходящего снимка, надеется Минина.

Один из клиентов Марии — известный в Красноярске блогер Рустам Умаров, на инстаграм-аккаунт которого подписаны 370 тысяч человек. У него рак четвертой стадии, врачи сказали ему, что жить осталось полгода, — это было полгода назад. Диагноз и прогнозы шокировали Рустама, некоторое время он приходил в себя, а потом решил позаботиться о собственных похоронах, чтобы избавить от тягот их организации любимую жену.

Рустам Умаров
Фото: Мария Минина

«Я уже договорился с похоронным агентством. Чтобы, если со мной что-то случится, жена не паниковала, не было у нее истерик. Чтобы ей позвонили и сказали: “Анна Игоревна, мы все возьмем на себя, ничего не надо, никаких денег, никаких переживаний”… Похоронят меня, в общем, все будет хорошо», — рассказывает Рустам.

Принявшись за организацию будущих похорон, Умаров задумался о фотографии для надгробия. По его словам, когда он три года назад хоронил свою мать, не смог найти ни одного хорошего снимка. Из-за своего диагноза Рустам решился на фотосессию. 

«Я не хочу, чтобы на моих похоронах плакали, я хочу, чтобы на моих похоронах танцевали и улыбались. Я не ухожу куда-то к червякам в ад, я ухожу туда, где, может, в миллион раз лучше, поэтому зачем переживать? — говорит Рустам. — У каждого есть свое время на этой земле. Поговорил с детьми, с женой. Они знают, что у меня смертельная болезнь, что я могу умереть в любой момент, и для них по крайней мере это не будет шоком. Даже на фотосессии они знали, что частично она была сделана для моих похорон, а частично — для семьи, для памяти».

«Каждый наш день уникален»

Сама Мария уверена, что в фотосессиях для надгробий «есть спокойствие принятия смерти». Но, по ее мнению, человек начинает прорабатывать свое отношение к конечности жизни еще до встречи с фотографом, а не во время съемки. 

«На самой съемке я пытаюсь всегда сделать праздник — неважно, для чего мы фотографируемся. Это терапия поднятия настроения, проработка того, что каждый наш день уникален. Никто в этом мире не вечен — колесо Фортуны может сломаться, и жизнь может резко повернуться в другую сторону», — отмечает Минина. 

Читайте также Доулы смерти

По ее словам, такие съемки нужны для психологической разгрузки людей с неизлечимыми заболеваниями. Но среди клиентов Мининой есть и те, кто не готовится к смерти, а отрабатывает, например, психологические проблемы. Так, к Марии на фотосессию записалась Елена Д. (имя изменено по просьбе героини. — Прим. ТД).

«Я обратилась к Марии с просьбой сделать мне фотосессию на надгробие в журнальном стиле Vogue, — рассказывает клиентка. — До этого у меня произошел нервный срыв, и я плюнула на все и решила пойти не в спа, не в клуб, а на фотосессию к Маше! По чистой случайности наткнулась на ее рекламу и позвонила. Если честно, ничуть не пожалела».

Мария считает, что такие фотосессии могут заинтересовать разных людей. По ее словам, кто-то действительно готовится к смерти заранее или хочет таким образом преодолеть психологические трудности, а кто-то стремится шокировать свое окружение. 

«Возможно, инстадивы захотят выглядеть на надгробии в нынешнем формате, им захочется, чтобы все было четко и красиво. Или кому-то захочется обновить свой контент, шокировать кого-то. Блогер сфотографируется, скажет [подписчикам], что это на надгробие, и будет взрыв в его аккаунте», — рассказывает фотограф.

Помимо этого, с помощью своей новой услуги Мария пытается помочь самой себе проработать страх смерти. 

«Поэтапно я начала принимать, что все мы рано или поздно окажемся по ту сторону жизни, но когда и как это произойдет, мы не знаем. Возможно, я своей услугой помогу людям».

«Это может быть важно и трепетно сближающе»

Психотерапевт Лиза Заславская занимается темой проживания смерти. Специалист отмечает, что в психотерапии действительно могут применять техники с использованием фотографий. Это может быть семейный архив, автопортреты или просто снимки клиентов, которые сделал другой человек. Психологи используют такие фотографии во время терапии при разных состояниях. Заславская отмечает, что съемка для надгробия может быть терапевтичным процессом, может помочь осознать, что «смерть рядом, что, возможно, она наступит скоро», и прожить это.

«Это один из способов как-то быть в реальном мире. И это может быть полезно для близких. Ведь если этот вопрос проговаривается, если обсуждается, что вот я делаю фотосессию для надгробия, это может быть важно для отношений — внутри семьи, с близкими — как еще один повод проговорить друг другу чувства, желания. Это может быть важно и трепетно сближающе», — считает специалистка. 

Читайте также «Мы не согласны со смертью, но в нее нужно поверить»

Когда человек фотографируется для своего надгробия, он, по мнению психотерапевта, затрагивает разные страхи, связанные со смертью. Из-за этого окружающим может быть сложно воспринимать этот процесс. 

«Еще важно учитывать современный контекст — тема смерти довольно табуированная, и если когда-то, условно, люди видели смерть и умирали дома, то сейчас есть специализированные заведения для этого и люди часто умирают в больницах, в скорых или хосписах. Даже если человек умирает дома, его забирают, он там не находится после смерти, как это было раньше. Поэтому, конечно, смерть пугает: она табуирована, закрыта и спрятана в повседневности», — обращает внимание психотерапевт. 

Заславская отмечает, что существуют разные способы примириться со смертью, не все могут подойти конкретному человеку. По ее мнению, самым важным в этом процессе остается бережное отношение к себе и окружающим.

«Нужно как-то соизмерять, [насколько человек способен] выдержать это столкновение со смертью, — считает она. — Кому-то подойдет такая фотосессия, кому-то нет — каждый сам определяет. Об универсальном [способе примириться] со смертью говорить не приходится. Если кому-то важно, чтобы его вспоминали таким, в таком стиле, это его право».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам

Публикации по теме

Загрузить ещё

Материалы партнёров

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: